О причастности Катара к поддержке оппозиции в Бахрейне

С момента возникновения конфликта между КСА и Катаром, начавшегося 24 мая, до 5 июня, даты разрыва дипломатических отношений между ними, а также, между Катаром, ОАЭ и Бахрейном и введения коалицией ряда аравийских монархий с примкнувшим к ним Египтом, блокады против эмирата, в СМИ стран коалиции, а также на страницах различных аналитических изданий активно муссировалась тема поддержки Дохой терроризма, что и вменялось Катару в вину, и к чему активно старались привлечь внимание мировой общественности зачинщики кризиса из Эр-Рияда, мол, вот же он, посмотрите, тот, кто стоит за всеми «плохими парнями». Авторы сайта Института Ближнего Востока не раз аргументировано доказали, что все эти попытки есть ни что иное, как желание свалить все с «больной головы на здоровую», и при всей очевидной причастности Катара к поддержке и «Братьев-мусульман» (запрещенных в РФ), и, признанного террористическим в ряде стран, движения ХАМАС, и части оппозиционных сил в Сирии, и, мало ли, кого еще, Саудовская Аравия в разы превосходит его в этом смысле. Да, и ОАЭ, не без греха.

Куда реже затрагивался, а, между тем, практически с самого начала активно предъявлялся Катару упрек в попытке подорвать устои организации ССАГПЗ, в ведении подрывной деятельности против безопасности соседних стран с целью изменить характер правящих в них режимов. Сменить конституционный строй, так сказать.

Среди прочих в этом списке, Дохе инкриминирована попытка подорвать устои безопасности в соседнем Королевстве Бахрейн.

К старым и весьма запутанным спорам о демаркации морских границ и принадлежности некоторых островков в Заливе, добавились обвинения Катара в попытке изменить демографическую ситуацию в Бахрейне, правяще суннитскую, по определению.

Что касается территориальных споров, то, да, они тянулись и тянутся без конца, даже после вынесения по ним решения Международного арбитражного суда в 2001 г. В Заливе Великобритания оставила после себя богатое наследство в этом смысле, перекроив границы так, что часть территории Омана оказалась вписана в ОАЭ, а острова Абу-Муса, Большой и Малый Томб, традиционно контролировавшийся Шарджей и Рас-эль-Хаймой, оказались, в итоге, переданы Ирану, как раз в канун создания федерации эмиратов, ставшей известной в последствии, как ОАЭ.

А вот внутренние проблемы Бахрейна – дело совсем другое. Правящий режим Аль-Халифа, и бахрейнская элита, плюс силовики, — представляют суннитское меньшинство, военнослужащие армии и сотрудники полиции практически все пришлые сунниты, получающие гражданство взамен за безграничную преданность режиму, поэтому, с возникновения мирного протестного движения шиитской оппозиции 6 лет тому назад, ставшей называться в самом Бахрейне «мирной революцией», власти королевства постоянно обвиняют еев связях с Ираном, в вербовке сторонников среди шиитов соседних стран, того же Ирана, ОАЭ, Ирака и в том, что все они плетут заговоры с целью физического устранения короля Хамада ибн Исы Аль Халифа. Поэтому, когда мирные демонстрации, а они, действительно были исключительно мирными и по форме, и по содержанию, стали жестоко разгоняться, Манаму и ряд других населенных пунктов охватили волнения и, в итоге, испугавшийся режим попросил соседей из ССАГПЗ ввести войска, что и было сделано. Жестокость и насилие местных и саудовских силовиков тогда даже вызвали «озабоченность Запада».

Катар, в свете нынешнего кризиса закономерно, стал еще одним источником «заговоров и происков» против Бахрейна, добавившись к Ирану, и обвиняется в помощи оппозиции и в связях…с местными «Братьями-мусульманами», да-да, словно, все предыдущие годы в Манаме не знали и не замечали, что все, кто имеет хоть какое-то отношение к этому движению, связаны с Катаром. А тут, взяли и прозрели!

На самом деле, оппозиционное движение в королевстве имеет сугубо внутренние корни и давнюю и самодостаточную историю, еще в декабре 1956 г. режим предъявил обвинения движению «Организация национальный союз», кстати, суннито-шиитской, в том, что она якобы спонсируется из-за рубежа и, не много, не мало, в попытке похищения и убийства членов королевской семьи, а также насильственного захвата власти.

Среди документов сайта WikiLeaks, есть один, от марта 2011 г., содержащий протокол встречи короля Хамада и тогдашнего командующего Центральным командованием ВС США, генералом Д.Петрэусом, состоявшейся в американского посольстве в Манаме. В части стенограммы, посвященной действиям оппозиции и ее поддержке со стороны Сирии, «Хизбаллы» и Ирана, в том виде, как ее оценивают американцы, несколько раз упоминается термин «в теории», а также оценочные слова «предположительно», «возможно», что доказывает, факт отсутствия у США доказательств зарубежной поддержки бахрейнской оппозиции. Естественно, не упомянут в документе и Катар.

Такие же голословные обвинения в адрес оппозиции со стороны бахрейнского  монарха  звучат в ответе послу США Д.Янгу, касательно выборов 2006 г. и участия в них представителей оппозиции, его величество отказался считаться с возможностью шиитских блоков войти в парламент страны, и даже с некоторой рекомендацией на этот счет из США, исключив саму вероятность их вовлечения в политическую жизнь страны, на основании «их сильных связей с Ираном».

Список претензий короля к оппозиции, основанных на безосновательных обвинениях в ее связях с Ираном насчитывает сотни эпизодов. Справедливости ради, отметим, что жестокость расправы с мирными демонстрантами, непропорциональное насилие в их отношении, действительно заставили жителей шиитских районов Манамы вооружится. Камнями, палками, «коктейлями Молотова» и петардами, в ответ на это власти ввели  улицы бронетехнику, зазвучали выстрелы уже не резиновыми, а настоящими пулями.  В ответ, по полиции и гвардейцам все чаще открывается огонь, и как, знать, может и из оружия, закупленного местными жителями в соседних странах. Иначе, террор, развязанный властями, не остановить, а, повторимся, действия королевских силовиков по своей жестокости многократно превосходят все описанное и предписанное, якобы, зверствам режимов Бен Али в Тунисе, М.Каддафи в Ливии, Х.Мубарака в Египте и Б.Асада —  в Сирии.

Конечно, в тех странах не было базы 5-го оперативного флота США, подобной той,  которая размещена в Джуффэйре с начала 1990-х годов. На этой базе размещается Центральное командование военно-морских сил США (командование Пятого флота), а также порядка 1500 человек военного персонала Соединённых Штатов и союзников. За это можно на многое закрыть глаза.

Перевесит ли «Джуффейр» базу «Эль-Удейд» в Катаре? Навряд ли. Поэтому США пока никак не комментируют нападки Манамы на Доху, и вообще предпочитают не вмешиваться в конфликт между коалицией и Катаром, ограничиваясь заявлениями общего порядка, призывающими к сдержанности и взвешенности.

Мы же отметим, что все попытки стран коалиции обвинить Катар в вмешательстве в их внутренние дела, что видно на примере Бахрейна, на сегодня беспочвенны и являются лишь еще одном элементом в развязанной беспрецедентной информационной войне. Войне компроматов, политического «грязного белья», шантажа и угроз, обвинений и претензий, за которыми, увы, пока не просматривается ни малейшего реального намека на деэскалацию кризиса.

24.46MB | MySQL:59 | 0,492sec