Страны Ближнего Востока и ситуация в Ираке

Не успел Пентагон доложить о взятии Багдада, как в Вашингтоне стали определять, какая страна может стать следующей мишенью антитеррористической кампании США. Создав в Ираке мощный экономический и военный плацдарм, американцы намерены в обозримом будущем ликвидировать террористические организации в тех странах, где они нашли убежище, и заменить тамошние режимы на дружественные Соединенным Штатам.

Аналитики и дипломаты не сомневаются, что захват Ирака — это только первый шаг в планируемом Вашингтоном политическом переустройстве Ближнего Востока, которое, по мнению Белого дома, должно ослабить исходящую из этого региона угрозу международного терроризма. В общих чертах американский план сейчас уже ни для кого не секрет.

События, происходящие в Ираке, президент Российского еврейского конгресса (РЕК) Евгений Сатановский назвал на состоявшейся 24 марта пресс-конференции «мировой войной», в результате которой могут быть перекроены по-новому границы во всем регионе. Эта война началась 11 сентября 2001 года. И американцы, к сожалению, направились точно по тому пути, на который их тогда и провоцировали». Утверждения о том, что война в Ираке дестабилизирует ситуацию на Ближнем и Среднем Востоке, не лишены оснований. Политические игры вокруг войны в Персидском заливе ярко выявляют укрепление позиций некоторых исламских государств на фоне ослабления Ирака. Нынешняя однополярность мира позволяет осуществить в своих интересах планы американцев по перекройке карты Ближнего Востока без участия России.

Кстати в одном из выступлений в Москве в связи с событиями в Ираке президент В.Путин назвал «главным принципом России на Ближнем Востоке — «не навреди». Специалисты по региону выразили по этому поводу неоднозначную оценку. Иорданский посол Ахмет аль-Мубаидин, например, утверждал, что Москва «встречает понимание со стороны большинства арабских стран». Такого же мнения придерживался и посол Палестины Хайри аль-Ориди. «Мы должны вести диалог со всеми политическими силами России».

Однако, по мнению председателя Исламского комитета Гейдара Джемаля, «нынешняя роль России как политического посредника на Ближнем Востоке на самом деле является ширмой, за которой скрывается отсутствие подлинной реальной позиции великой державы». После событий 1991 года Кремль «пляшет под дудку» Запада. Обозреватель влиятельной арабской газеты «Аль-Хайят» также считает, что Кремль все делает по указке из Вашингтона. Посол Ливана в Москве Бутрос Асакер, в свою очередь, также различает политику Москвы до 1991 года и после распада СССР. После событий 11 сентября 20001 года, по мнению дипломата, уже нет конкуренции России с США, а есть «партнерство и определенное согласие относительно основных ценностей и принципов».

В свою очередь, российский министр обороны С.Иванов перед падением Багдада так оценивал ситуацию вокруг войны в Ираке : «Честно говоря, Саддам нам не друг и не брат и никакие долги он нам никогда не вернет — дело не в этом. Вопрос в прецеденте: сегодня США не понравился Ирак, завтра Сирия, потом Иран, КНДР и далее везде. Что же до реформирования ООН — мы в курсе американских видов на это дело. При их реализации Совбез играть ключевую роль уже не будет. Тогда, извините, и нам такая ООН не нужна… Эта площадка будет говорильней, окончательно и бесповоротно. А потом США скажут: все, порассуждали два дня — хватит, а делаем вот так. Нас это устроить не может».

На деле так все и складывалось — итоги войны против Ирака объективно толкнули США на оказание давления на страны, включенные в известную «ось зла». В первую очередь, ими стали Иран и Сирия.

Иран

Иранские политики с первых дней войны стали проявлять большую нервозность. Тегеран уже успел выразить «решительный протест» по поводу обстрела своей территории обеим противоборствующим силам — и иракцам, и антисаддамовской коалиции. А брат президента Хатами — Сейед Мохаммед Реза, вице-спикер парламента, — высказался более резко, сказав, что свержение Саддама Хусейна «приведет лишь к замене иракского диктатора американским диктатором».

Достаточно взглянуть на карту, чтобы убедиться: после завоевания Афганистана и Ирака иранцы оказались со всех сторон окружены вооруженными силами и базами США. Иран, включенный в «ось зла» наряду с Ираком и Северной Кореей, может стать одной из потенциальных целей будущей силовой акции. В Белом доме перспективы возможной «операции по установлению демократии» в Иране обсуждаются уже довольно давно.

В военно-дипломатическом плане Иран для американцев — в чем-то даже более легкая цель, чем Ирак. Открыты уже два фронта — одна группировка может ударить из Ирака, другая — из Афганистана. Кроме того, повсюду в регионе американские военно-воздушные, военно-морские и обычные, сухопутные базы: Катар, Бахрейн, Саудовская Аравия, Кувейт, Турция, центральноазиатские республики бывшего СССР. «Зачистка» Ирана может пойти по опробованной иракской схеме: ультиматум, вынесенный в одностороннем порядке, без привлечения Совбеза ООН, несколько суток на размышление, затем — удар.

Требования при этом будут почти те же, что в случае с Багдадом, — немедленное разоружение, отказ от ядерной программы, а при желании можно добавить, например, связь Тегерана с организацией «Аль-Каида».

Иранская дипломатия пытается завязать «конструктивный диалог» с Лондоном и Вашингтоном. Так британский посол в Тегеране обещал, что союзники после завоевания Ирака не допустят присутствия в Иране «Народных муджахеддинов», самой мощной организации иранской оппозиции, которой покровительствовал Саддам. Иранцы также понять, что не станут разыгрывать «шиитскую карту» в Ираке, чтобы поставить под сомнение территориальную целостность соседней страны. И все же нет полной уверенности, что «жесты доброй воли» иранцев подействуют на американскую администрацию и убедят ее в том, что режим аятолл вступил на путь исправления и демократизации, стал менее опасным для Америки и ее союзников.

Война против Ирана пока не рассматривается в качестве реальной перспективы, несмотря на то что Тегеран представляет для США гораздо большую угрозу, чем Дамаск. Хотя, по данным Пентагона, Иран уже близок к созданию собственного ядерного оружия, американцы надеются, что разгорающийся конфликт между консерваторами и прагматиками приведет к смене режима в Тегеране.

Как считает заместитель госсекретаря США Ричард Армитедж, сейчас «я не думаю, что нам следует посылать наших военных в Иран. До тех пор, пока Тегеран нам непосредственно не угрожает. К таким заключениям приходят в России, но в США такую позицию никто не разделяет». А член комитета конгресса США по международным делам Том Лантос считает, что России гораздо выгоднее сотрудничать с Америкой, чья экономика в денежном исчислении составляет 11 триллионов долларов, чем поставлять оружие и технологии Ирану.

Сирия

Сирия открыто поддерживает несколько экстремистских группировок. Не исключено, что США попытаются добиться своих целей путем давления на режим или попробуют развалить его изнутри. Однако вариант силового решения «сирийской проблемы» представляется экспертам весьма вероятным.

Ответ аналитикам подсказали Пентагон и госдепартамент, дружно обрушившиеся на Сирию и обвинив Дамаск во вмешательстве в конфликт и поддержке ближневосточных террористических группировок. Не успел пасть Багдад, как министр обороны Дональд Рамсфелд, сославшись на соответствующие разведданные, указал пальцем на страну, давшую прибежище представителям саддамовского режима (глава объединенного комитета начальников штабов Ричард Майерс уточнил, что на территории Сирии находятся члены семьи Саддама Хусейна). Следом за Рамсфельдом председатель объединенного комитета начальников штабов ВС США генерал Ричард Майерс заверил мировую общественность, что «бывшие иракские руководители будут преследоваться, где бы они ни находились».

В Вашингтоне не исключают, что через Сирию в Ирак попадают добровольцы, желающие воевать против американцев. США не случайно начали угрожать Сирии, якобы оказывающей военную помощь Ираку. Американцы требуют от Дамаска прекращения сотрудничества с организациями, противостоящими Израилю, именно в этом и заключается истинная суть претензий Белого дома к Сирии.

Глава Пентагона также напомнил, что в ходе военных действий Сирия поставляла в Ирак оружие и обеспечивала транзит арабским боевикам, направлявшимся на помощь саддамовскому режиму. «Я уже рекомендовал им не предоставлять военную поддержку Ираку. Они, похоже, сознательно это проигнорировали», сказал Рамсфельд. Он еще в марте прошлого года предложил расширить выдвинутое президентом США понятие «ось зла» за счет включения Сирии и Ливии в черный список стран-пособников терроризма.

Относительно иракского ОМП шеф Пентагона заявил, что в Сирии оно может находиться лишь гипотетически, однако такая вероятность не исключается. Теперь американцы считают, что когда Саддам Хусейн угрожал применением химического оружия, на самом деле не было даже попытки его использования, поскольку, по сообщениям иностранных агентств, оно было передислоцировано на территорию соседней Сирии.

Сирийцы же заявлялиют, что США — агрессор и они соответственно вправе поддерживать «братский народ Ирака». В одном из последних интервью президент Сирии Башар Асад заявил, что «Америка может управлять мировыми процессами, но не должна стремиться к мировому господству».

24 марта в районе сирийско-иракской границы американская ракета попала в пассажирский автобус. Пятеро сирийцев погибли и десять получили ранения. 29 марта власти Сирии «решительно отвергли» обвинения шефа Пентагона Дональда Рамсфелда в том, что Дамаск поставляет Багдаду приборы ночного видения. «Рамсфельд просто пытается отвлечь внимание общественности от жертв среди мирного населения, вызванных американскими бомбардировками», — говорится в заявлении сирийского МИДа.

Однако у Вашингтона сохраняется идеальная позиция для жесткого силового разговора с «диктаторским» режимом Дамаском — «достаточные поводы» для американской атаки имеются. Эллен Лэйпсон, президент американского Исследовательского центра имени Генри Стимсона считает, что «в Сирии правительство диктаторского типа. Она поддерживает связи с ключевыми террористическими организациями типа экстремистской группировкой Хезболлах».

Недаром крушение режима Саддама Хусейна вызвало особую тревогу у сирийской политической элиты. Тем более, что у нее та же идеология и формально одна оргструктура — Партия арабского социалистического возрождения (ПАСВ).

Правда, госсекретарь США Колин Пауэлл 10 апреля в интервью газете Los Angeles Times объяснил, что предупреждения в адрес Дамаск, а также Тегерана не следует воспринимать как объявление войны.

Последние события позволяют усомниться в «крайнем авторитаризме» правящего в Сирии режима. В отличие от своего отца Башар Асад решился на некоторую либерализацию государственного строя страны. На мартовских выборах в Народный совет (парламент) помимо Патриотического народного фронта (ПНФ) — межпартийной коалиции, правящей в стране уже 31 год, около 1\3 депутатских мандатов получили независимые кандидаты, представляющие сирийский бизнес. В их предвыборных выступлениях постоянным лейтмотивом звучали призывы продолжить демократизацию общественной жизни в стране и принять новую конституцию. Президент также дал понять, что следующие президентские выборы, намеченные на 2007 год, он хотел бы провести на альтернативной основе.

Сирийцам крайне важно сохранить межконфессиональное единство. ПАСВ может еще послужить достаточно прочным связующим звеном между суннитами и алавитами, центром и регионами. В партии состоят 1,4 млн. человек, при том, что все население Сирии — 17 млн.

Суть идеологических концепций, сформулированных еще в 1947 году, выражена в главном партийном лозунге: «Арабская нация едина. Ее миссия вечна. Единство, свобода, социализм». В отличие от Ирака ПАСВ в Сирии не имеет собственных вооруженных формирований и не в состоянии в кризисной ситуации самостоятельно защитить режим. В Сирии автору не раз приходилось слышать, что большая открытость ПАСВ будет способствовать ее постепенному превращению в своеобразный «политический клуб», где могли бы встречаться и обмениваться мнениями представители политической элиты.

Кроме того, в ближневосточных дипломатических кругах циркулируют слухи о том, что уже в ближайшем будущем США могут нанести удар по югу Ливана. Этот район находится под контролем экстремистской организации «Хезболлах», которую поддерживает Сирия. Американцев особенно тревожит то, что в последнее время «Хезболлах все активнее сотрудничает с боевиками «Аль-Каиды» и даже предоставила приют многим из них — недавно один из видных деятелей этой организации погиб в южном Ливане в результате теракта, устроенного, по некоторым данным, израильскими агентами .

Итак, новая война, которая, возможно, может начаться против одной из стран «оси зла», увеличит финансовые затраты США ненамного. И Пентагону, и Конгрессу США гораздо дешевле использовать для атаки те войска, которые сосредоточены сейчас в Ираке и на американских военных базах в районе Персидского залива. Тем более, что гораздо легче бросить в бой только-только закончившие боевые действия части, чем готовить новую военную операцию.

Рассмотрим ситуацию в других государствах Ближнего Востока, которые подверглись влиянию войны американо-британской коалиции против Ирака.

Саудовская Аравия

Официальный Эр-Рияд формально отверг идею применения силы против Ирака без санкции СБ ООН. Поэтому следовало ожидать, что за возможными военными просчетами американцев в иракской кампании могли последовать жесткие заявления со стороны саудовской монархии. Глава МИД Саудовской Аравии принц Сауд эль-Фейсал заявил 16 февраля: «Мы с большим опасением смотрим на резуьтаты любой военной акции против Ирака и пытаемся по мере возможности избежать войны, чтобы потом не заниматься устранением ее последствий, которые, несомненно, будут плохими не только для Ирака и региона, но и всего мира».

Война объективно толкала к сближению Саудовской Аравии с Ираном, особенно если учесть известное охлаждение, наступившее в саудовско-американских отношениях после 11 сентября 2001 года. Тем более что борьба против общего врага — Израиля — отнюдь не способствует улучшению их имиджа в глазах Белого дома.

Не стоит переоценивать и прочность американо-саудовского военного партнерства. Американцы не случайно ратуют за сохранение единого и сильного Ирака после Саддама: им необходимо обеспечить противовес Эр-Рияду, тем более что в послевоенный период США в меньшей степени будут нуждаться в саудовской нефти.

Усама бен Ладен, сам того не желая, «убедил» Эр-Рияд в необходимости вкладывать капиталы в развитие собственных южных и юго-западных провинций. Они являются наиболее отсталыми районами Саудовской Аравии, и там «Аль-Каида» успешно вербовала волонтеров (именно из этих мест были участники в терактах 11 сентября).

Саудитская монархия стремится максимально быстро решить собственные внутриполитические проблемы. Наследный принц Абдалла уже объявил о начале реализации национального плана борьбы с бедностью. В целом, представители королевской семьи Ас-Саудов настроены прагматично. Они будут стремиться удержать отношения с США в русле «дружественных», но не станут демонстрировать эту «дружбу» на публике — арабы других стран не простят. Понимая это, американцы при подготовке войны с Ираком постарались максимально опереться на свои военные базы в Катаре, ОАЭ и Центральной Азии в качестве частичной альтернативы саудовской территории.

Египет

Представитель Кувейта в Лиге арабских государств Ахмед Кулейб сообщил, что бомбардировку Кувейта иракскими ракетами осуждает Египет, который старается в последние дни не противоречить США и не поддерживал Ирак.

В связи с антиегипетскими демонстрациями, прошедшими в Дамаске после начала войны в Ираке Египет заявил официальный протест властям Сирии. Противники военной операции скандировали перед диппредставительством Египта лозунги, направленные против президента Египта Хосни Мубарака, обвиняя его в поддержке США и предательстве общеарабских интересов. Глава МИД Египта Ахмед Махер вызвал к себе сирийского посла и заявил, что подобные акции негативно сказываются на двусторонних отношениях. Сирия, как известно, заняла более жесткую по сравнению с Египтом позицию в отношении войны в Ираке.

Иордания

Иордания продолжала не противоречить США и 23 марта даже первой среди арабских стран уступила требованиям США, согласившись выслать иракских дипломатов, а двоих из них — арестовала.

Иорданские власти опровергли 31 марта слухи о закрытии границы с Ираком. Они подтвердили, что король Абдалла II не раз заявлял, что Иордания не намерена пропускать через свою территорию какие-либо иностранные войска для ведения войны против Ирака.

С началом войны в приграничном с Ираком иорданском городе Рувейшиде открылся лагерь беженцев, рассчитанный на 60 тысяч человек. Среди граждан Иордании появились первые жертвы иракской войны. Американская ракета ударила, например, по стоянке дальнобойщиков на шоссе Багдад-Амман (которое часто называют «дорогой жизни»), среди погибших — один иорданский водитель. Кроме того, в Аммане похоронили четырех иорданских студентов, обучавшихся в Мосульском университете в Ираке. После начала американских ударов они поехали домой и по пути к границе попали под бомбардировку. В стране постоянно растет число участников различных антивоенных акций. Демонстранты, возмущаясь несправедливостью войны, как правило, стараются вести себя сдержанно. Нападений на американцев и англичан не отмечено.

Турция

На фоне войны в Ираке позиция Турции в курдском вопросе вошла в острое противоречие с евроатлантическим единством. Буш фактически приказал Анкаре воздержаться от вторжения в приграничный иракский Курдистан. Евросоюз также строго указал Анкаре, что военное вторжение на север Ирака лишит ее надежд на членство в ЕС.

Анкару сильно пугает возможность появления у ее юго-восточных границ независимого государства иракских курдов. Премьер-министр Турции Реджеп Таип Эрдоган, признав наличие «ограниченного пояса турецких солдат» в приграничных районах, объяснил его создание намерением предотвратить «возможный приток беженцев» из Ирака и «нейтрализовать угрозы безопасности Турции». В прошлом году Анкара наконец заручилась обещанием Брюсселя начать в декабре 2004 г. переговоры о присоединении к ЕС. Но, поскольку в составе ЕС не хотят иметь мусульманское государство, Европа всегда будет искать официальный повод, чтобы турок не принять.

Анкара выразила неудовольствие появлением курдов в нефтеносных районах Ирака на севере страны и пригрозила выдворить их оттуда силой. Как заявил 10 апреля глава турецкого МИДа Абдулла Гюль, установление курдскими формированиями контроля над нефтяными местрождениями на севере Ирака послужит поводом для ввода в эту часть страны турецких войск. Турция, где, как и в Ираке, проживают несколько миллионов курдов, опасается, что контроль над нефтью даст курдам финансовую возможность для создания собственного государства. Американцы, правда, заверили Гюля, что «через несколько часов американские войска сменят курдские формирования в Киркуке».

Израиль

Власти Израиля уведомили США еще в сентябре прошлого года, что непременно нанесут удар по Ираку, если Багдад подвергнет еврейское государство ракетному обстрелу. В частности, соответствующее письмо израильского премьера Ариэля Шарона было передано в Белый дом. Опрос, проведенный израильской газетой Yediot Ahronot, показал, что такое решение поддержат более 70 % израильтян. Несмотря на это, Вашингтон надеялся удержать их от нанесения по Ираку удара возмездия, как это было во время войны в Персидском заливе в 1991 году, когда по Израилю было выпущено 39 иракских ракет «Скад». По прогнозам аналитиков Пентагона, боевые действия между Ираком и Израилем могли бы привести к резкому всплеску антизраильских, а также антиамериканских настроений в арабском мире, в том числе в тех странах, где США имеют военные базы, а также в тех, где эти базы только предполагается разместить.

По мнению президента Российского еврейского конгресса (РЕК) Евгения Сатановского, вопрос о судьбе Израиля возник в связи с военными действиями в Персидском заливе не столько из-за географической близости государств, сколько из-за постоянно высказываемых в СМИ и в госструктурах различных стран предположений, что эта война выгодна Израилю, потому что Хусейн — один из главных и давних врагов еврейского государства. «Говорят, что влиятельные евреи в окружении Буша подговорили своего президента развязать эту войну и тот якобы послушался. Ничего более глупого и грустного нельзя предположить. Ведь Израиль оказывается в данном случае заложником американской политики».

После начала операции США в Ираке Израиль пережил бессонную и нервную ночь. Руководство страны объявило о введении состояния повышенной боеготовности, а армейская Служба тыла рекомендовала всем гражданам вскрыть «пакеты индивидуальной защиты» и даже устранить предохранители с фильтров противогазов.

Но прошло несколько дней, и ситуация изменилась. Теперь, несмотря на предостережения о том, что угроза обстрелов израильской территории иракскими «Скадами» сохраняется, израильтяне пакеты с собой не носят. Представитель израильской армии генерал Амос Гилад считает, что очень многое зависит теперь от того, насколько скоро союзники возьмут под контроль западные районы Ирака. Именно оттуда в 1991 году Израиль был атакован ракетами тира «Скад».

Министр иностранных дел Великобритании Джек Стро заявил 30 марта, что иракцы не встречают американских и английских солдат как освободителей потому, что несправедливо переносят на эти страны свою неприязнь к Израилю. Это подлило масла в огонь скандала, который разгорелся между Лондоном и Тель-Авивом после аналогичных высказываний британского министра, прозвучавших ранее. Тогда в интервью Би-би-си о перспективах палестино-израильского урегулирования Джек Стро заявил, что крайне озабочен двойными стандартами, которые применяются по отношению к разным странам. И пояснил это на примерах Ирака и Израиля. «Мы начали войну с Ираком потому, что эта страна отказывалась выполнять резолюции ООН, — сказал он. — Но Израиль делает то же, так почему же мы относимся к этому снисходительно? Это несправедливо. И мне понятны слова возмущения, которые звучат по этому поводу в арабском мире».

Реакция последовала незамедлительно — представитель израильского МИДа призвал Европу «научиться наконец отличать кровавые режимы, представляющие угрозу всему человечеству, от демократических стран, ведущих борьбу с террором. А послу Великобритании в Израиле в конце марта выразили «решительный протест». Сделано это было по личному указанию премьер-министра Ариэля Шарона и министра иностранных дел Сильвана Шалома .

На этом фоне в еврейском государстве всерьез опасаются, что арабскому миру — в обмен на молчание при «замирении» Ирака — обещано последующее «замирение» Израиля. Подразумевается не бомбежки, разумеется, но резкое принуждение к скорейшему заключению мира с палестинцами на самых невыгодных для Израиля условиях.

 

День падения Багдада уже стал историей. Самое сложное начинается теперь. Сумеют ли союзники умиротворить завоеванную страну, привести к власти полноценное правительство, а не горстку марионеток? Удастся ли избежать гражданской войны между шиитами и суннитами, курдами и арабами? Как помешать распространению в Ираке радикальных исламистских идей? Как победить террористическое подполье, которое наверняка попытаются создать уцелевшие соратники Саддама, объединившись с приехавшими со всего арабского мира шахидами-смертниками, заветная мечта которых — взорвать себя вместе с американцем, англичанином или евреем?

8 апреля новая администрация Ирака переехала из Кувейта в порт Умм-Каср — единственный иракский город, который на тот момент силы коалиции контролировали полностью. Временное правительство получило довольно длинное название — Управление реконструкции и гуманитарной помощи. Новая иракская администрация сформирована из американцев во главе с генералом в отставке Джеем Гарнером. Неключевые должности занимают несколько британцев и иракцев из числа оппозиционеров, живших в изгнании. Все они уже давно приехали в Кувейт и напряженно работают.

Новая администрация будет руководить страной больше полугода, и вокруг ее состава и статуса уже разворачиваются жаркие бои. Например, вслед за экс-монархом Афганистана Захир Шахом о возвращении на родину подумывает и наследник королей Ирака принц Али аль-Хусейн. «Монархичский строй гораздо больше соответствует традициям арабского мира, писала в октябре 2002 года американская «Уолл-стрит джорнэл». — За последниие годы на Востоке от Марокко до Бахрейна к власти пришло новое поколение королей, приобщающих своих подданных к модернизации, к миру высоких технологий. Быть может, такой вариант будущего страны станет наилучшим и для иракцев, которые в большинстве равнодушны к нынешней оппозиции Саддаму Хусейну, но все чаще вспоминают с ностальгией времена последнего короля Ирака Фейсала II». Его ближайшим родственником является живущий сейчас в Британии двоюродный брат покойного монарха — 46-летний принц-«шериф» Али аль-Хусейн, не скрывающий своих претензий на багдадский престол, появившийся 80 с лишним лет назад при решающей поддержке Англии. В 1920 году после победы в Первой мировой войне британцы, чтобы потеснить на Ближнем Востоке своих недавних союзников французов признали Фейсала, младшего сына Хусейна бин-Али, короля Хеджаза, правившего священным для мусульман городом Меккой, королем Ирака. В середине 1950-х годов молодой монарх Фейсал II продолжал царствовал в Ираке, а в июле 1958 года был свергнут группой офицеров во главе с Абдель Керимом Касемом. Сейчас имя Али аль-Хусейна вновь набирает политический вес, в августе 2002 года он выступил с заявлением, что «конституционная монархия лучше всего отвечает интересам иракского народа, ассоциируясь с уважением закона и прав человека — тогда как многолетний «республиканский эксперимент» оказался неудачным с точки зрения иракского общества». Насколько осуществимы эти надежды аль-Хусейна, покажет время.

20 марта в 5.33 по московскому времени началась иракская война.

Иран закрывает свое пространство для «обеих противоборствующих сил».

Министр иностранных дел Израиля Сильван Шалом: «Наша страна надеется остаться в стороне от этой войны».

Турецкий президент Недждет Сезер считает «неправильными» американские «односторонние действия в Ираке».

Турецкий парламент ратифицировал соглашение, разрешающее США использовать воздушное пространство страны.

США закрывают свое посольство в Иордании.

В центре Каира в районе американского посольства начались массовые беспорядки. Толпа демонстрантов, пытавшихся прорваться к дипмиссии, вступила в схватку с полицией.

30 марта. Еще в середине марта посол Ирака в Москве Наджи Сабри предупредил, что «в войне с американскими агрессорами десятки тысяч мужчин и женщин Ирака совершат подвиги мученичества». 30 марта в Минобороны Ирака сообщили, что в Багдад прибыли свыше 4 тысяч добровольцев «из всех арабских стран, без исключения», — они также намерены умереть мученической смертью для прекращения агрессии. Пока это носит характер диверсионных нападений и не столько в тылу, сколько вблизи от прифронтовой линии. В Ираке недостаточно условий для настоящей народной войны, которая требует постоянного притока вооружений извне, баз отдыха на нейтральной территории, что показывает опыт Афганистана и Вьетнами. Такие базы могли бы быть в Иране или Сирии, но эти страны могут побояться ввязаться в конфликт даже косвенно.

Ричард Армитедж, зам. Госсекретаря США: 27 марта наши войска обнаружили в госптале на юге страны 3 тысячи комбинезонов противохимической защиты и большое количество атропина, — серьезный сигнал, свидетельствующий о наличии у Саддама этого страшного оружия. До тех пор, пока он рассчитывает на поддержку общественного мнения в арабских странах и во всем мире, он не станет прибегать к химическому оружию. Иначе весь мир убедится, что Хусейн всегда лгал и война против него — оправданна.

Желание выстроить отношения с США по принципу «патрон-клиент» обнаружило около 40 государств, вступивших в нынешнюю антииракскую коалицию, среди которых оказались Афганистан, Албания, Эфиопия, Сомали, Никарагуа, Эстония, Латвия, Литва, Грузия. Их можно понять: логика слабого велит присоединиться к сильному. Быть членом Организации Объединенных Штатов выгоднее и почетнее, чем европейскими, латиноамеиканскими или африканскими задворками

В начале апреля палата представителей конгресса США приняла поправку, закрывающую России (а также Франции, Германии и Сирии) доступ к контрактам на восстановление Ирака. Впрочем, администрация США сразу же дала понять, что по отношению к России она такое решение не поддерживает и последнее слово по этому поводу скажет президент Буш, который до 11 апреля должен подписать этот документ. В любом случае самые лакомые куски иракского пирога достанутся американским фирмам.

40.57MB | MySQL:87 | 0,759sec