Еврейские поселения в Иудее и Самарии до и после реализации «Программы размежевания»

Последствия недавнего ухода Израиля из Газы можно обсуждать в самых разных плоскостях: от влияния этого шага на систему международных и региональных отношений до его воздействия на партийно-политическую систему в самом Израиле. Рассмотрев в своих предыдущих статьях, опубликованных на сайте Института Ближнего Востока 2 и 8 сентября с.г., этот шаг в контексте отношений с государствами-соседями Израиля и другими арабскими странами, а также проанализировав те динамики общественной жизни в самом еврейском государстве, которые наиболее отчетливо проявились в драматические дни августа 2005 г. и в предшествующие им месяцы, мне кажется важным задуматься и о том влиянии, которое реализация «программы одностороннего размежевания» может оказать на еврейские поселения на Западном берегу Иордана (в Иудее и Самарии).

Еврейское население Иудеи и Самарии (включая Иорданскую долину) и полосы Газы, оказавшееся в 1967 г. под контролем Израиля, на протяжении многих лет росло значительно быстрее, чем в каком-либо другом районе страны. Составляя в 1972 г. лишь 1520, а в 1983 г. — 23700 человек[1], к концу 2004 г. оно превысило 250 тыс. человек. Вместе с тем дважды (в 1982 и 2005 гг.) тысячи поселенцев были по решению правительства эвакуированы, а их дома разрушены. В первый раз такая судьба постигла пять с лишним тысяч жителей Ямита и других поселений Синайского полуострова, а во второй — восемь с лишним тысяч жителей поселений в секторе Газы и Северной Самарии. Нет никаких гарантий того, что в будущем подобная участь не постигнет и некоторые другие еврейские поселения в Иудее и Самарии. В частности, на палестино-израильских переговорах на высшем уровне в Кемп-Дэвиде в 2000 г. и в Табе в январе 2001 г., а также в так называемом женевском соглашении 2003 г. на повестке дня стояла ликвидация большей части этих поселений, хотя в обществе существует достаточно широкий консенсус касательно того, что крупные поселенческие анклавы должны и в будущем оставаться под контролем Израиля. Каковы бы ни были решения политических лидеров в будущем, очевидно, что еврейские поселения на контролируемых территориях являются важнейшим фактором, влияющим на израильскую как внутреннюю, так и внешнюю политику.

До реализации в августе 2005 г. правительством А. Шарона «программы размежевания» еврейские поселения были объединены в шесть региональных советов: Шомрон (Самария), Мате Биньямин (Северная Иудея), Гуш-Эцион (Центральная Иудея), Хар-Хеврон (Хевронское нагорье, Южная Иудея), Бик’ат ха-Ярден (Иорданская долина) и Газа. После эвакуации в августе 2005 г. жителей всех еврейских поселений Газы и ликвидации всех существовавших в этом районе еврейских поселений соответствующий региональный совет был расформирован. На конец 2004 г. в Иудее, Самарии и секторе Газы насчитывалось 250179 еврейских жителей[2], однако более девяти тысяч из них (8550 человек, проживавших в 21 поселении в секторе Газы, и 674 – в четырех поселениях Северной Самарии) в августе 2005 г. в рамках так называемой программы одностороннего размежевания были вынуждены покинуть свои дома. В настоящее время в Иудее и Самарии существуют 18 поселений с числом жителей более 3 тыс. чел. в каждом, причем в пяти из них (в Маале-Адумим, Модиин-Илит, Бейтар-Илит, Ариэле и Гиват-Зеэве) число жителей превысило 10 тыс. в каждом.

Еврейские поселения в Иудее и Самарии

с числом жителей более 3 тыс. чел. в каждом (данные на конец 2004 г.)

Маале-Адумим 30346
Модиин-Илит 27301
Бейтар-Илит 25020
Ариэль 17555
Гиват-Зеэв 10926
Эфрат 7483
Карней-Шомрон 6487
Кирьят-Арба 6090
Алфей-Менаше 5683
Оранит 5343
Бейт-Эль 4858
Кохав-Яаков 4377
Шеарей-Тиква 3.802
Бейт-Арье 3419
Кдумим 3263
Элькана 3215
Алон-Швут 3152
Иммануэль 3054

 

На всем протяжении развития поселенческого движения критическую важность имела и имеет неурегулированность юридического статуса контролируемых территорий и, как следствие, постоянная вероятность того, что органы власти Израиля могут по тем или иным причинам принять решение об эвакуации поселенцев и разрушении (или передаче под контроль другой страны или Палестинской администрации) построенных ими городов и деревень.

Право Израиля на создание гражданских поселений на контролируемых территориях не признается структурами ООН и государствами — членами организации; призывы к эвакуации всех уже созданных на этих землях поселений повторяются в многочисленных резолюциях Генеральной Ассамблеи и Совета Безопасности.

В резолюции № 446 от 22 марта 1979 г. Совет Безопасности ООН призвал «Израиль как оккупирующую державу… отменить ранее принятые меры и воздерживаться от каких-либо действий, которые могут привести к изменению юридического статуса и географического характера и существенно сказаться на демографическом составе арабских территорий, оккупированных с 1967 г., в том числе Иерусалима, и в особенности не переселять группы своего собственного гражданского населения на оккупированные арабские территории». Совет Безопасности вновь подтвердил свою позицию в резолюциях № 452 от 20 июля 1979 г. и № 465 от 1 марта 1980 г.

Утверждения о «незаконном характере израильских поселений на территории, оккупированной с 1967 года» (или же «на палестинской территории, включая Восточный Иерусалим») фигурируют в резолюции Генеральной Ассамблеи ООН 51/133 от 13 декабря 1996 г., в резолюции 52/66 от 10 декабря 1997 г., в резолюции 53/55 от 3 декабря 1998 г., в резолюции 54/78 от 6 декабря 1999 г., в резолюции 55/132 от 8 декабря 2000 г., в резолюции 56/36 от 3 декабря 2001 г., в резолюции 57/110 от 3 декабря 2002 г. и других. В резолюции 58/98 Генеральной Ассамблеи ООН от 9 декабря 2003 г. «вновь подтверждает[ся], что израильские поселения на палестинской территории, включая Восточный Иерусалим, и на оккупированных сирийских Голанах являются незаконными и препятствуют достижению мира и социально-экономическому развитию», а также «повторяет[ся] требование о полном прекращении всей поселенческой деятельности Израиля на оккупированной палестинской территории, включая Восточный Иерусалим, и на оккупированных сирийских Голанах». В «Дорожной карте» урегулирования палестино-израильского конфликта, опубликованной Государственным департаментом США 30 апреля 2003 г. и поддержанной в резолюции № 1515 Совета Безопасности ООН от 19 ноября 2003 г., также говорится о том, что «Израиль заморозит любую деятельность по созданию и расширению поселений на контролируемых территориях», а также «любую поселенческую деятельность (в том числе обусловленную естественным ростом поселений)».

9 июля 2004 г. Международный суд вынес консультативное заключение относительно правовых последствий строительства Израилем так называемого забора безопасности на Западном берегу Иордана. Международный суд пришел к выводу, что «израильские поселения на оккупированной палестинской территории (включая Восточный Иерусалим) были созданы в нарушение международного права»[3]. Как известно, Израиль не согласился с этим решением Международного суда и отказался выполнять его. 10 декабря 2004 г. Генеральной Ассамблеей ООН была принята резолюция 59/123, озаглавленная «Израильские поселения на оккупированной палестинской территории, включая Восточный Иерусалим, и оккупированных сирийских Голанах», в которой говорится, «что поселенческая деятельность Израиля сопряжена, в частности, с перемещением граждан оккупирующей державы на оккупированные территории, конфискацией земли, эксплуатацией природных ресурсов и другими противоправными действиями, направленными против палестинского гражданского населения». Резолюция констатирует «пагубное воздействие поселенческих политики, решений и мероприятий Израиля на усилия по достижению мира на Ближнем Востоке». Генеральная Ассамблея вновь заявила «о своем неприятии поселенческой деятельности на оккупированной палестинской территории, включая Восточный Иерусалим, и любой деятельности, сопряженной с конфискацией земли, подрывом жизненного уклада покровительствуемых лиц и фактической аннексией земли», повторив «свое требование о полном прекращении всей поселенческой деятельности Израиля на оккупированной палестинской территории, включая Восточный Иерусалим, и на оккупированных сирийских Голанах».

Израиль, мягко говоря, не особенно прислушивается к мнению Генеральной Ассамблеи ООН по этому вопросу, однако проблема серьезно осложняется еще и тем, что статус «контролируемых» территорий не урегулирован даже и в его собственном законодательстве. В силу того, что, кроме Голанских высот и Восточного Иерусалима, никакие из занятых в 1967 г. земель не были аннексированы Израилем[4], сохраняя на протяжении десятилетий проблематичный статус «удерживаемых», но не «присоединенных» территорий, постоянный (и весьма значительный) рост числа поселений и количества их жителей при нависающем «дамокловом мече» возможной эвакуации во многом определяли и определяют социально-политические тенденции развития всего поселенческого проекта.

Политика же израильских руководителей в этом вопросе не отличалась последовательностью. Так, еще в декабре 1972 г. тогдашний министр обороны М. Даян говорил о необходимости создания крупного поселения на Синайском полуострове. Первые жилые дома в Ямите были заложены в мае 1974 г. План строительства был рассчитан на население до 250 тыс. человек, и уже в сентябре 1975 г. первые жители приехали в Ямит. В ноябре 1976 г. тогдашний премьер-министр И. Рабин отметил: «Ямит должен быть присоединен к территории Израиля для обеспечения безопасности границ страны»[5]. Однако после визита А. Садата в Иерусалим и начала израильско-египетских мирных переговоров на повестку дня встал вопрос о возвращении Синая Египту. Хотя еще в январе 1978 г. отдельные члены правительства декларировали, что «Ямит никогда не будет оставлен Израилем», 17 сентября того же года были подписаны соглашения в Кемп-Дэвиде, по которым Синай должен был быть полностью возвращен Египту. Жители Ямита (которых насчитывалось к тому времени 4 тыс. человек) начали серию акций протеста, однако решение о разрушении Ямита и эвакуации всех его жителей было утверждено премьер-министром М. Бегиным. Ямит был разрушен 23 апреля 1982 г. В ходе эвакуации несколько сот активистов правых движений забаррикадировались на крышах домов, используя мешки с песком и пену огнетушителей для противостояния солдатам и представителям сил безопасности, численность которых в те дни в Ямите достигла 20 тыс. человек[6]. Несколько протестующих и несколько солдат получили ранения и были госпитализированы. Эвакуация жителей Ямита и разрушение городской инфраструктуры были проведены в строгом соответствии с первоначальным планом и без задержек. Существуют неподтвержденные свидетельства, согласно которым египетские представители предлагали компенсацию в 50 млн долларов за то, чтобы Ямит не был бы разрушен, а был бы передан Египту, однако, насколько известно, ответа на это предложение не последовало[7].

Насколько известно, правительство Израиля не принимало какого-либо решения по вопросу о том, разрушать или не разрушать поселения, созданные на Синайском полуострове после 1967 г. Это решение было принято практически единолично тогдашним министром обороны А. Шароном, который и руководил операцией по разрушению Ямита и других еврейских поселений, созданных на Синайском полуострове. Кроме Офиры на юге Синая (в районе Шарм аль-Шейха), силами израильской армии были разрушены все еврейские поселения. Сам А. Шарон сказал по этому поводу: «Пусть эти руины несут вечное доказательство того, что мы сделали все и даже больше возможного для того, чтобы выполнить наши обязательства по мирному договору, — чтобы наши дети не обвиняли нас в том, что мы упустили подобную возможность. Не арабская армия — им никогда такого не удастся — уничтожила город. Только мы своими собственными руками уничтожили Ямит. Мы вынуждены были стереть этот город с лица земли ради выполнения условий мирного договора, ради того, чтобы не проливалась еврейская кровь» [8].

Прошло более двадцати лет. За эти годы многое изменилось в Израиле, многое пережил и сам А. Шарон, в 2001 г. ставший, вопреки всем прогнозам, премьер-министром страны. Одно оставалось неизменным: за 20 лет, прошедших после эвакуации Ямита и других поселений Синайского полуострова, ни одно из еврейских поселений не было эвакуировано. Какой бы критике не подвергали оппоненты И. Рабина, Ш. Переса и ведомый ими «процесс Осло», в ходе этого процесса ни одно поселение не было расформировано и ни один поселенец не получил предписание покинуть свой дом. После трагедии в Пещере праотцев в Хевроне, виновником которой стал Барух Гольдштейн в феврале 1994 г., леворадикальные члены «команды Переса» Йоси Бейлин, Рон Пундак и Яир Хиршфельд предложили своему патрону, бывшему в то время министром иностранных дел, инициировать эвакуацию еврейских жителей Хеврона, переселив их в Кирьят-Арбу. Я. Хиршфельд свидетельствует, что Ш. Перес поддержал эту идею и даже почти убедил премьер-министра И. Рабина принять ее, однако яростное сопротивление армейского командования заставило И. Рабина отказаться от этого плана[9]. Ни после подписания в Вашингтоне Декларации о принципах палестино-израильского урегулирования (1993), ни после подписания Газа-Иерихонского соглашения (1994), ни в ходе реализации соглашений Осло-II (1995) и Уай (1998) ни одно из еврейских поселений в Иудее, Самарии и Газе не было расформировано или разрушено.

Ситуация принципиально изменилась 18 декабря 2003 г., когда в своем выступлении на конференции Междисциплинарного центра в Герцлии А. Шарон заявил о том, что в скором времени «Израиль инициирует… одностороннее размежевание», при котором «часть поселений будет перемещена». В той речи А. Шарон не назвал те поселения, которые будут «перемещены» (то есть ликвидированы), ограничившись фразой, что речь идет о тех населенных пунктах, «которые при любом возможном раскладе будущего окончательного соглашения не будут включены в территорию Израиля»[10]. Спустя несколько месяцев А. Шарон обнародовал детали своей программы, из которой следовало, что планируется эвакуировать все еврейские поселения, созданные в секторе Газы (их число достигло к тому времени 21), а также четыре еврейских поселения из района Северной Самарии. Важно отметить, что речь шла не о эвакуации поселений в рамках мирного договора с соседней арабской страной или с палестинцами, а об односторонней инициативе израильского правительства, согласованной исключительно с администрацией США[11]. Многочисленные акции протеста, проводимые под руководством Совета поселений Иудеи, Самарии и Газы, не повлияли на политику правительства, и в августе 2005 г. так называемая программа размежевания была реализована в полном объеме, положив конец истории еврейских поселений в секторе Газы[12]. После ухода израильских поселенцев и войск все находившиеся в этом районе синагоги (из которых были заблаговременно вывезены свитки Торы и молитвенники) были разгромлены и сожжены местными арабами при полном попустительстве Палестинской администрации.

Очевидно, что демографические изменения, происходящие на Западном берегу (в Иудее и Самарии), несмотря на различия в их оценке, являются фактором, который сыграет существенную роль в процессе принятия решений о будущем статусе контролируемых территорий и созданных на них поселениях. Вопреки тому, что казалось очевидным ранее, эти решения совсем необязательно станут результатом переговоров Израиля с руководителями Палестинской администрации и соседних арабских стран. Вполне возможно, что эти решения будут приняты израильским руководством и согласованы только с администрацией США как с главным внешнеполитическим и военным союзником еврейского государства.

Гилад Шер, едва ли не наиболее близкий политический соратник экс-премьера Эхуда Барака и руководитель делегации по переговорам с представителями Палестинской администрации, свидетельствует о том, как уже в ходе переговоров в Табе во второй половине января 2001 г. Ахмед Куреи (Абу Ала) и Саиб Арикат, палестинские политики, не считающиеся непримиримыми радикалами, «с порога» отвергли проект урегулирования, который предусматривал уход Израиля с 92% территорий Иудеи и Самарии и эвакуацию, как минимум, 90 израильских поселений[13]. Представленная палестинской стороной карта хотя и допускала возможность аннексии Израилем ряда поселений в районе Ариэля, Гуш-Эциона и Латруна, предусматривала уход Израиля, как минимум, с 96,5% контролируемых территорий, а также эвакуацию Кирьят-Арбы и всех еврейских поселений в районе «большого Иерусалима», созданных после 1967 г., в том числе Маале-Адумим и Гиват-Зеэва, а также новых еврейских районов Восточного Иерусалима Хар-Хома и Рас-эль-Амуд[14]. По словам тогдашнего министра иностранных дел Израиля Шломо Бен-Ами, в Табе израильские участники переговоров выразили готовность передать под палестинский контроль 94% территорий Иудеи и Самарии, что потребовало бы эвакуации 102 поселений[15]. Г. Шер утверждает, что израильская делегация настаивала на аннексии (в том числе и на условиях долгосрочной аренды) территорий Иудеи и Самарии общей площадью 650 кв. км[16]. Ш. Бен-Ами приводит другие данные: территории общей площадью 440 кв. км, на которых находятся 32 поселения с общей численностью населения на тот момент 137 тыс. человек[17]. Палестинцы же, по его словам, были готовы согласиться на аннексию Израилем территорий общей площадью 131 кв. км (требуя при этом равноценной компенсации из суверенной территории Израиля в пределах «зеленой черты»), на которой находилось всего 17 поселений, где проживали лишь 32 тыс. еврейских поселенцев[18]. Как известно, тогда стороны так и не смогли прийти к соглашению, а за прошедшие с тех пор годы попытки подобного масштабного политического диалога если и предпринимались, то лишь на неправительственном уровне.

Наиболее проработанным подобным документом, под которым стоят подписи как известных израильских, так и палестинских представителей, стало так называемое женевское соглашение, инициированное бывшим депутатом кнесета, заместителем министра иностранных дел и министром юстиции Израиля Йоси Бейлиным (ныне — лидер леворадикального блока МЕРЕЦ — ШАХАР). Статья 4.1.А «женевского соглашения» гласит: «В соответствии с резолюциями № 242 и № 338 Совета Безопасности ООН, граница между Палестинским государством и Израилем будет основана на линии 4 июня 1967 г. с взаимными изменениями в соотношении 1:1, как обозначено на прилагаемой к настоящему Соглашению карте № 1». Согласно этой карте, лишь поселенцы, живущие в Маале-Адумим, Гиват-Зеэве, Гуш-Эционе и некоторых других местах в непосредственной близости от «зеленой черты», смогут остаться в своих домах. Остальные поселенцы, численность которых составляет не менее 100 тыс. человек, согласно «женевскому соглашению», будь оно реализовано, должны были бы покинуть свои дома. В статье 4.5.А «женевского соглашения» говорится: «Израиль отвечает за предоставление нового места жительства израильтянам, проживающим в настоящее время на территории создаваемого Государства Палестина»[19]. С израильской стороны проект «женевского соглашения» подписали в ноябре 2003 г. лишь четыре действующих (Хаим Орон, Авраам Бург, Амрам Мицна и Юли Тамир) и пять бывших (Йоси Бейлин, Узи Барам, Амнон Липкин-Шахак, Далия Рабин и Нехама Ронен) членов парламента[20]; ни один из них не занимал и не занимает каких-либо министерских постов в правительственных коалициях А. Шарона. Совершенно очевидно, что при таком раскладе шансы на реализацию «женевского соглашения» в обозримой перспективе кажутся ничтожными.

Строительство Израилем, начиная с 2003 г., так называемого забора безопасности фактически означает определение в одностороннем порядке контуров будущих восточных границ еврейского государства. Можно с высокой степенью вероятности предположить, что те территории, которые окажутся в пределах забора, будут впоследствии аннексированы Израилем, тогда как шансы на сохранение под израильским контролем в долгосрочной перспективе поселений в Иудее и Самарии, которые окажутся за пределами этого забора, представляются весьма сомнительными. Желание избежать превращения Израиля в двунациональное еврейско-арабское государство, «отделившись» от территорий со значительным преобладанием арабского населения, может стать катализатором нового витка эвакуации тех или иных поселений Иудеи и Самарии и их жителей. Та относительная легкость, с которой была реализована программа ухода из Газы и ликвидация существовавших там еврейских поселений, открыла путь к развитию событий именно по такому сценарию, и представляется, что недалек тот день, когда обществу будет объявлено о новом раунде так называемого одностороннего размежевания. При этом можно предположить, что города Маале-Адумим, Модиин-Илит, Ариэль, Гиват-Зеэв, Кирьят-Арба и поселения района Гуш-Эцион останутся под контролем Израиля, а в будущем станут частью территории, на которую будет распространена израильская юрисдикция.



1«Краткая еврейская энциклопедия», т. 3. Иерусалим, 1986. С. 686.

2Согласно данным МВД Израиля от 31 декабря 2004 г.; см.: Шломо Громан, «Еврейские поселения растут, несмотря на террор», 1 февраля 2005 г. на сайте: http://www.languages-study.com/demography/settlementsinvite.html.

3 «Консультативное заключение Международного суда относительно правовых последствий строительства стены на оккупированной палестинской территории», документ ООН A/ES-10/273, с. 48, п. 120.

4 Закон об аннексии Восточного Иерусалима был утвержден кнесетом 27 июня 1967 г., Закон об аннексии Голанских высот — 14 декабря 1981 г.

5 Цитируется в статье Александра Левина «Сегодня — Газа, завтра — Иудея» // «Спектр» (США), № 2 (68), февраль 2004 г.

6 См.: Бенни Моррис, «Жертвы. История сионистско-арабского конфликта, 1881-2001». Тель-Авив: Ам Овед, 2003. С. 460 [на иврите].

7Там же.

8Цитируется в статье Александра Левина «Сегодня — Газа, завтра — Иудея».

9 См.: Яир Хиршфельд. «Осло: Формула мира. Переговорный процесс — стратегия и ее реализация». Тель-Авив: Ам Овед, 2000. С. 156 [на иврите].

10 Речь премьер-министра А. Шарона на конференции в Герцлии 18 декабря 2003 г., на сайте: http://www.pmo.gov.il/PMO/Archive/Speeches/2003/12/Speeches8996.htm [на иврите].

11См.: Алек Эпштейн. «Инициативы Израиля на «палестинском направлении» в период правления Ариэля Шарона» // В кн.: «Палестино-израильский конфликт в зеркале общественного мнения и международной дипломатии»/ Под ред. А.Д. Эпштейна. М., Институт изучения Израиля и Ближнего Востока, 2004. С. 219-240.

12 См.: Алек Эпштейн. «А караван идет?.. Израильское общество и политическая система в зеркале “программы размежевания”» // «Вести» — общественно-политическое приложение (Израиль), 29 сентября 2005 г. С. 8-9.

13 См.: Гилад Шер, «На расстоянии вытянутой руки. Мирные переговоры 1999-2001: свидетельство очевидца». Тель-Авив: Едиот ахронот, 2001. С. 399-400 [на иврите].

14 Там же, с. 405.

15 Шломо Бен-Ами. «Фронт без тыла. Путь к границам мирного процесса». Тель-Авив: Едиот ахронот, 2004. С. 434 [на иврите].

16См.: Гилад Шер. «На расстоянии вытянутой руки», с. 405.

17 Шломо Бен-Ами. «Фронт без тыла», с. 442.

18 Там же.

19 См.: «Женевское соглашение» // В кн.: «Программы урегулирования палестино-израильского конфликта»/ Под ред. А.Д. Эпштейна. М., Институт изучения Израиля и Ближнего Востока, 2004. С. 121-122.

20 См. полный список инициаторов «женевского соглашения». Там же, с. 147-148.

43.94MB | MySQL:87 | 0,732sec