К вопросу о признании США Иерусалима столицей Государства Израиль

Палестина – дважды обещанная земля, на которой два претендующих на нее народа с переменным успехом продолжают бороться за воплощение этих обещаний на практике. Почему-то все давно привыкли, что действия палестинцев, направленные на то, чтобы получить нечто, как им кажется, принадлежащее им, имеют под собой легитимную силу. Мало того, та самая легитимность заключается в том, что они, как страдающий и борющийся против оккупации народ, должны, наконец, обрести государство и столицу там, где они хотят, и когда хотят. Переименования Палестинской национальной администрации (ПНА) в государство, без формирования жизнеспособных властных институтов, односторонние действия в ООН в ответ на любой шаг Израиля встречали международное одобрение, поскольку представляли собой победу в борьбе за независимость.

Израиль все это время играл противоположную роль, будучи неким враждебным образованием в регионе. Вместе с тем, имея статус страны, был вынужден сковывать себя теми нормами и принципами, которые любое государство соблюдает, ведь государство обвинить в нарушениях можно, а борющийся за свои права народ,  даже принимая во внимание методы этой борьбы – нет. Что же изменилось с заявлением президента США Д.Трампа о признании Иерусалима столицей Государства Израиль?

Во-первых, Израиль получил исполнение сразу нескольких данных ему обещаний. Не зря в ответной речи премьер-министр Израиля Б.Нетаньяху сказал: «Иерусалим был в центре наших надежд, чаяний и молитв в течение трех тысячелетий». Одно из них появилось еще в 1995 г. с решением Конгресса США призвать правительство к переносу посольства из Тель-Авива в Иерусалим. Во-вторых, во время последней по времени президентской кампании в США, когда кандидат-республиканец снова пообещал устранить эту несправедливость. Хотя стоит отметить, что ДиТрамп был далеко не единственным лидером, продлявшим мораторий. В этой связи в речь, прозвучавшую накануне, он добавил фразу: «президенты продляли мораторий, полагая, что отсрочка признания Иерусалима будет препятствовать делу мира. Некоторые говорят, что им не хватало мужества».

Палестинцы, в свою очередь, получили четкий сигнал, что их отказы, их односторонние шаги могут встретить не молчание или попытки решить вопрос посредством мифических переговоров, от которых они сами же еще и откажутся, а «решительные действия», как назвал выступление президента госсекретарь Р.Тиллерсон. А действия в ответ на действия – более справедливый вариант.

Вторым вопросом, волнующим многих сейчас, становится опасность, которую для Израиля создало заявление Д.Трампа. Однако большие сомнения вызывает то, сам ли американский лидер создал ее. О позиции арабских государств по проблеме Иерусалима было сказано много. Отметим лишь настроение жителей сектора Газа, говоря о которых местный гражданский активист М.Шехада отмечает, что ожидать интифады все же не стоит, т.к. с палестинской стороны, погрязшей во вражде, некому организовать централизованное масштабное сопротивление.

Не меньше волнует ситуация и международное сообщество. Генеральный секретарь ООН А.Гутерриш сказал: «в этот момент тревоги я хочу дать понять: альтернативы созданию двух государств для двух народов нет. Нет плана Б», пообещав приложить все усилия к тому, чтобы враждующие стороны вернулись за стол переговоров. При этом никто, как кажется, не задается вопросом, а где раньше была ООН или так называемый «квартет» посредников, который в последнее время изредка выпускает заявление об обеспокоенности. Ф.Могерини от лица ЕС сказала, что: «должны быть выполнены устремления обеих сторон», предпочитая не замечать, что вот сейчас были частично выполнены устремления Израиля, на который ранее налагались лишь предварительные условия.

Все так называемые посредники предпочли не слышать, что Д.Трамп заявил о приверженности принципу создания двух государств для двух народов, поскольку в таком случае созванные ими экстренные встречи и заседания не будут иметь смысла, ведь позиции по своей сути друг другу не противоречат. Говоря об Иерусалиме, Д.Трамп четко дал понять, что его слова – не окончательное решение, они имеют отношение исключительно к констатации факта, что, приезжая в Иерусалим, встречаясь с главой государства или правительства, он находится не в столице.

Заголовки ведущих израильских газет, как минимум, попытались отразить этот компонент. Jerusalem Post даже сделала допущение, что из речи Д.Трампа следует, что далеко не все части Иерусалима будут в итоге принадлежать Израилю. А вот канал BBC сравнил событие с «поцелуем смерти».  Вместе с тем даже в рядах американского экспертного сообщества есть те, кто поддерживает этот шаг. К таковым стоит отнести Эллиота Абрамса, который был заместителем советника по национальной безопасности при президенте Джордже Буше-младшем, кстати, также обещавшем перенести посольство. По его словам, именно закрепляя реальность, слова президента дают шанс на реальный мирный процесс, исключающий надуманные обещания. Сходится с ним в этом вопросе и израильский эксперт Амнон Лорд, по мнению которого, решение ценно тем, что неизбежно и безоговорочно заставит арабов смириться с ним.

В этой связи главной опасностью становится трактовка сказанного, которое теперь приобретает тысячу разных смыслов. Премьер-министр Израиля Б.Нетаньяху, комментируя слова американского президента, добавил: «Я хочу прояснить: не будет никаких изменений статус-кво в районе святых мест», не фигурировала в его речи и возможность иных трансформации в городе. А вот экс-депутат Кнессета Моше Фейглин написал после заявления Д.Трампа в фейсбуке: «практическая и дополняющая реакция израильского правительства должна заключаться в переводе Кнессета, правительственных учреждений и Верховного суда в Старый город и его окрестности». А вот это уже и правда грозит серьезным конфликтом.

В целом, решение Д.Трампа стало судьбоносным и знаковым, но одновременно и опасным. Можно прогнозировать, что волна недовольства словами американского лидера не пройдет еще долго, позволив палестинцам снова скрыться за ней, забыв о нерешенности собственных проблем. Израилю также предстоит непростая внутренняя и внешняя борьба, без которой, к сожалению, не обходился не один ключевой момент истории государства. Но теперь она приобретает больший смысл, ведь Израиль получило сигнал, что даже если больше 20 лет стучать в закрытую дверь, она рано или поздно может открыться.

21.86MB | MySQL:65 | 0,430sec