Евросредиземноморское партнерство: 10 лет спустя

Евросредиземноморское партнерство (Барселонский процесс, или Евромед), 10-летний юбилей которого отмечался 27–28 ноября 2005 г. на саммите глав государств и правительств в Барселоне, на наш взгляд, является уникальной, амбициозной и достаточно успешной инициативой создания новых региональных связей между странами с разными цивилизациями, культурами и религиями.

Отправной точкой Евросредиземноморского партнерства в его нынешнем виде между странами Европейского союза и странами южного побережья Средиземного моря в политической, экономической и социальной сферах стала теперь уже историческая учредительная конференция министров иностранных дел этих стран в Барселоне (Испания) 27–28 ноября 1995 г. Проведение этой конференции явилось важным шагом на пути преодоления комплекса традиционных противоречий и проблем региона. Диалог по линии Север – Юг был поставлен на прочную основу, определенную совместно принятым документом — Барселонской декларацией. Страны Средиземноморья продемонстрировали четко выраженную общую волю и стремление выйти на новый уровень цивилизованного сосуществования. Достигшая к 1995 г. опасных масштабов напряженность в Средиземноморье была направлена в русло диалога, что значительно ограничило уровень конфронтационности в регионе.

Десять лет спустя после упомянутой конференции Евросредиземноморское партнерство охватывает 35 стран: 25 стран Европейского союза и 10 стран Южного и Восточного Средиземноморья: Алжир, Египет, Израиль, Иорданию, Ливан, Марокко, Палестинскую национальную администрацию, Сирию, Тунис и Турцию. Статус наблюдателей имеют Лига арабских государств, Союз арабского Магриба, Ливия, Мавритания, а также страны — кандидаты на членство в Европейском союзе — Болгария, Румыния и Хорватия.

Важнейшим документом, принятым учредительной конференцией в 1995 г., была Барселонская декларация, которая одновременно является основополагающей программой регионального сотрудничества в Средиземноморском бассейне в таких областях, как политика, безопасность, экономика, финансы, социальная и гуманитарная сфера, культура.

Евросредиземноморское партнерство включает два основных уровня — двусторонний и региональный. На двустороннем уровне ЕС реализует ряд проектов в рамках сотрудничества с каждой страной отдельно, в частности путем заключения соглашений о принципах средиземноморского сотрудничества (Mediterranean Association Agreements). Основными приоритетами на двустороннем уровне являются поддержка экономических трансформаций в рамках подготовки к введению режима свободной торговли, а также поддержка социально-экономических реформ. Среди проектов, реализуемых на двустороннем уровне, можно назвать следующие: проведение структурных трансформаций в экономике Туниса и Иордании, поддержка функционирования Сирийско-Европейского бизнес-центра, а также Фонда содействия занятости в Египте, проведение административной реформы в Ливане, содействие развитию сельского хозяйства в Марокко и др.

Региональный уровень сотрудничества охватывает области и проблемы, общие для большинства средиземноморских партнеров. Основными проектами на региональном уровне являются следующие: EuroMeSCo (координация внешней политики), Femise (проведение экономических исследований), SMAP (охрана окружающей среды), Euromed Heritage programme (охрана исторических памятников); Euromed Youth programme (программа оказания помощи молодежи в получении образования и работы) и др.

Программа MEDA служит основным инструментом финансирования проектов Евро-средиземноморского партнерства. Согласно существующим правилам, MEDA предоставляет помощь в форме грантов, что отличается от финансовой поддержки, которую обеспечивает Европейский инвестиционный банк (EIB) в виде подлежащих погашению займов. Правилами MEDA предусмотрено, что ее фонды используются для выполнения всех задач Евросредиземноморского сотрудничества как на двустороннем, так и на региональном уровне.

Для реализации различных проектов в рамках партнерства в период с 1995 по 1999 гг. по программе MEDA было выделено 3,4 млрд евро. Около 86% этих средств было предоставлено Алжиру, Египту, Иордании, Ливану, Марокко, Сирии, Тунису, Турции и Палестинской администрации. Другим важнейшим источником финансирования упомянутых проектов является Европейский инвестиционный банк (EIB), который, начиная с 1974 г., предоставил на эти цели около 15 млрд долл. кредитов. С 1995 по 1999 гг. EIB выделил 4,8 млрд евро. В рамках Евросредиземноморского сотрудничества ЕIБ предоставлял кредиты для осуществления проектов по рациональному использованию водных ресурсов в Египте, Ливане, Иордании, на Западном берегу реки Иордан и в секторе Газы, а также в Марокко; модернизации железнодорожных путей в Тунисе; восстановления инфраструктуры после землетрясения в Турции. Бюджет MEDA на 2000–2006 гг. — 5,35 млрд евро. Кредиты EIB на 2000-2007 гг. составляют 6,4 млрд евро.

В 2005 г. в рамках Евросредиземноморского партнерства был проведен ряд важных мероприятий, предшествовавших ноябрьскому саммиту. Так, в конце мая 2005 г. в Люксембурге состоялась встреча министров иностранных дел для подготовки плана основных мероприятий на предстоящий год — до мая 2006 года, в частности в сфере экономических реформ, образования, прав человека и демократии. План мероприятий также предусматривает посредническую деятельность ЕС в урегулировании арабско-израильского конфликта. Комиссар ЕС по вопросам внешней политики и европейской политики соседства Бенита Ферреро-Вальднер официально представила на встрече в Люксембурге Рабочую программу сотрудничества в бассейне Средиземного моря, основной задачей которой является создание к 2010 г. зоны свободной торговли. При этом следует заметить, что первый шаг на пути создания евросредиземноморской зоны свободной торговли был сделан еще в 2001 г., когда четыре арабские страны — Египет, Иордания, Тунис и Марокко — подписали в Агадире (Марокко) соглашение о создании свободной зоны, открытой для присоединения других арабских стран этого региона.

19–20 июня 2005 г. в Рабате (Марокко) состоялась первая встреча министров экономики и финансов стран Средиземноморского бассейна. На этой встрече снова была подчеркнута приверженность фундаментальным принципам Барселонской декларации, в частности, задачам создания «пространства всеобщего процветания». Министры отметили общий подъем экономического развития в регионе за последние два года, а также усилия, направленные на проведение реформ странами Южного Средиземноморья. Вместе с тем отмечалось, что безработица, особенно среди молодежи, продолжает оставаться на высоком уровне. Создание новых рабочих мест — главная задача стран региона. Не уменьшается разрыв в уровне жизни и доходе на душу населения в европейских и южносредиземноморских странах.

В юбилейном саммите Евросредиземноморского партнерства в Барселоне 27–28 ноября 2005 г. приняли участие представители 25 стран ЕС, 10 арабских государств Южного и Восточного Средиземноморья, Израиль, Турция, а также руководители Еврокомиссии и Европарламента, наблюдатели из ряда стран, в том числе США. Большинство стран ЕС было представлено на самом высоком уровне. В частности, впервые в международной встрече участвовала новый канцлер Германии Ангела Меркель. Однако большинство арабских лидеров практически проигнорировали саммит. На встречу в Барселоне не приехали президент Египта Хосни Мубарак, короли Марокко и Иордании — Мохаммед VI и Абдалла II, президенты Сирии и Ливана — Башар Асад и Эмиль Лахуд, а также президент Алжира Абдельазиз Бутефлика. Эти страны были представлены главами правительств или министрами иностранных дел. Не прибыл на саммит и премьер-министр Израиля Ариэль Шарон.

В программе форума была определена цель встречи: «создание на обоих берегах Средиземного моря, северном и южном, общего пространства мира, стабильности, процветания и безопасности». Основное внимание на саммите было уделено развитию сотрудничества в трех главных сферах — политики и безопасности; экономики и финансов; в социальной и культурной.

Как отметил по завершении встречи испанский премьер Х.Л. Сапатеро, сам факт созыва столь представительного форума уже является «большим шагом вперед». В целом саммит прошел в духе согласия и взаимопонимания, однако в ходе дискуссий звучали также и конфронтационные нотки. Так, государственный министр Алжира Абдель Азиз Бульхадам подверг критике призывы ЕС к проведению политических реформ в арабских странах в обмен на оказание финансовой помощи. В частности, он заявил: «Оскорбительно, когда европейцы требуют от нас проведения реформ в обмен на горсть евро. Пусть оставят их себе. Мы хотим реформ в рамках сохранения нашего суверенитета».

В завершение работы Барселонского саммита было принято три основных документа: политический — «Президентское заявление», специальный — «Кодекс поведения в отношении терроризма» и социально-экономический — «Программа действий на 5 лет».

В преамбуле Президентского заявления (Сhairman’s Statement) участники саммита вновь подтвердили свою приверженность задаче создания единого (общего) пространства мира, стабильности и процветания в Средиземноморском регионе путем проведения диалога, обменов и сотрудничества. Участники саммита подчеркивают, что выполнение этой задачи потребует всестороннего подхода к вопросам укреплении безопасности, справедливого урегулирования региональных конфликтов, укрепления демократии, главенства закона, уважения прав человека, стабильного и сбалансированного экономического и социального развития, борьбы с бедностью, обеспечения большего взаимопонимания между культурами и народами. Участники саммита заявили также о своей приверженности принципам и целям Барселонской декларации, которая остается краеугольным камнем Евросредиземноморского партнерства.

В заявлении подчеркивается, что Барселонский процесс предоставляет дополнительную возможность в достижении прогресса в мирном урегулировании на Ближнем Востоке. Участники саммита призывают стороны конфликта к продолжению прямого диалога и переговоров с целью реализации идеи мирного сосуществования двух государств — безопасного Израиля и жизнеспособной, суверенной и демократической Палестины, расположенных рядом. Евросредиземноморские партнеры подтверждают свою приверженность достижению справедливого, всеобъемлющего и длительного ближневосточного урегулирования на основе «Дорожной карты», принципов Мадридской конференции, включая принцип «земля в обмен на мир», Бейрутской арабской мирной инициативы и резолюций СБ ООН 242, 338 и 1397. Партнеры также призывают к активизации усилий с целью достижения прогресса в мирном процессе на Ближнем Востоке на всех треках — палестинском, сирийском и ливанском.

В дискуссии по обсуждению вопроса об урегулировании палестино-израильского конфликта принял участие министр иностранных дел Сирии Фарук Шараа, который в своем выступлении традиционно призвал европейских партнеров содействовать выполнению резолюций СБ ООН с целью «вывода израильских войск на границы по состоянию на 4 июня 1967 г., включая сирийские Голанские высоты, ливанские «фермы Шабаа», а также создания Палестинского государства со столицей в Иерусалиме». В кулуарах саммита в Барселоне состоялась встреча Ф. Шараа с премьер-министром Ливана Ф. Сеньорой, направленная на то, чтобы «открыть новую страницу в отношениях между двумя странами». Со своей стороны, Ф. Сеньора приветствовал официальное признание Сирией ливанского суверенитета в отношении «ферм Шабаа», заявив при этом, что Ливан сделает все необходимое «для освобождения «ферм Шабаа» от израильской оккупации».

По мнению некоторых обозревателей, главным итогом саммита стало принятие предложенного Испанией «Кодекса поведения в отношении терроризма» (Euro-Mediterranean Code of Conduct on Countering Terrorism). Свое стремление противостоять вместе с европейцами терроризму арабские государства подтвердили на координационной встрече, прошедшей в Каире 14 ноября с.г., накануне саммита в Барселоне. Тем не менее кодекс был принят после острой дискуссии между делегациями арабских стран и Израиля вокруг определения понятий «терроризм» и «борьба народов против иностранных оккупантов».

В преамбуле кодекса подчеркивается, что страны — члены Евросредиземноморского партнерства, руководствуясь целями и принципами Барселонской декларации, объединяются в общей борьбе против терроризма. Партнеры заявляют о своей решимости крепить сотрудничество и координацию для достойного ответа этому глобальному вызову. При этом отмечается, что ответные действия должны быть адекватны масштабам террористической угрозы и осуществляться в рамках международного и национального права, обеспечивающего соблюдение прав человека и основные свободы.

На наш взгляд, особая важность вышеупомянутого документа заключается в том, что впервые в истории Израиль и арабские страны в совместном документе заявили о том, что будут координировать свои действия в борьбе против терроризма, выполняя решения ООН и налаживая взаимодействие своих правоохранительных органов и сил безопасности в этом направлении. Однако, по мнению некоторых специалистов (Ричард Янгс), жесткие антитеррористические меры израильских и арабских правоохранительных органов зачастую достигают результатов, обратных желаемым, то есть еще сильнее провоцируют экстремизм на Ближнем Востоке. Поэтому, по их мнению, борьба с терроризмом должна в большей степени опираться на устранение порождающих его общественно-политических и социально-экономических причин.

При этом следует отметить, что, несмотря на настойчивое требование израильской делегации, Барселонский саммит не рассматривал вопрос, связанный с деятельностью ливанской шиитской организации «Хизбалла», поскольку Евросоюз разделяет позицию Ливана о том, что эта партия представляет собой движение сопротивления, а не террористическую организацию. Тем не менее проблема «Хизбаллы» определенным образом влияет на обретение Ливаном статуса полноправного участника Евросредиземноморского партнерства. Подписанное Ливаном еще в 2002 г. соглашение об ассоциации с ЕС до сих пор не вступило в действие, поскольку до последнего времени его не ратифицировал парламент Голландии.

Наиболее объемным документом, принятым на саммите, была «Программа действий на 5 лет» (Five Year Work Programme), предусматривающая развитие сотрудничества в четырех основных областях: политика и безопасность; социально-экономическое развитие и реформы; образование и культурные обмены; миграция, социальная интеграция, правосудие и безопасность. Источниками финансирования этой программы являются MEDA, the European Neighbourhood and Partnership Instrument (ENPI), взносы стран — членов Евромеда, FEMIP и другие финансовые институции.

Говоря о социально-экономической составляющей Евросредиземноморского сотрудничества, следует отметить, что проблема привлечения иностранных инвестиций остается одной из наиболее актуальных для стран Средиземноморского бассейна, особенно в его южной части. Недостаточная активность большинства европейских стран в инвестировании экономик североафриканских стран объясняется прежде всего политической и экономической нестабильностью, отсутствием квалифицированной рабочей силы, наличием не отвечающего европейским стандартам законодательства, а также коррупцией государственных структур. С другой стороны, до сих пор не существует достаточно эффективных механизмов стимулирования притока капиталовложений в экономику североафриканских стран, а именно — системы гарантий безопасности вкладов потенциальных инвесторов. Большинство стран ЕС стремятся экспортировать свою промышленную продукцию в страны Южного и Восточного Средиземноморья, но не проявляют особого интереса к импорту сельскохозяйственной продукции из этого региона.

Тем не менее в 2001 г. объем инвестиций в экономику стран Северной Африки составил около 5,3 млрд долл., что на 83% больше, чем в 2000 г. Первое место в 2001 г. среди стран региона по привлечению иностранных инвестиций заняло Марокко — 2,2 млрд долл.

Необходимо отметить, что по вопросу о совместной борьбе против нелегальной миграции на Барселонском саммите был достигнут значительный практический прогресс, поскольку ЕС пообещал в два раза увеличить финансовую помощь арабским странам Средиземноморья на эти цели, хотя, по мнению некоторых арабских участников встречи, иммиграционная политика европейских государств, ужесточающих меры пограничного контроля, противоречит принципам, декларированным 10 лет назад на Барселонском форуме.

В дни проведения саммита на улицах Барселоны прошли традиционные демонстрации антиглобалистов, которые, в частности, требовали приостановить ведение переговоров по созданию зоны свободной торговли между ЕС и странами Северной Африки. По их мнению, в случае создания такой зоны арабские производители сельскохозяйственной продукции не смогут конкурировать с европейскими производителями. Участники демонстраций напоминали, что за прошедшие с первого саммита в Барселоне десять лет бедность в арабских странах Средиземноморского бассейна возросла на 50%, противоречия и социальная несправедливость в регионе обострились. Демонстранты протестовали также против оккупации Ирака и заявили о своей солидарности с палестинским народом. Испанские власти, опасаясь беспорядков, приняли повышенные меры безопасности, однако демонстрации прошли спокойно и без инцидентов.

* * *

Наряду со значительными достижениями за последние 10 лет в вопросах взаимодействия и партнерства между странами Южного и Северного Средиземноморья остается немало проблемных вопросов по причине цивилизационных и социально-экономических несоответствий между европейскими и арабскими народами, массовой иммиграции из арабских стран в европейские, а также ввиду определенной конкуренции между ЕС и США за сферы влияния в Южном Средиземноморье.

Европейские страны не заинтересованы в приходе к власти в североафриканских странах антизападных элит. Внушительная победа «Братьев-мусульман» на недавних парламентских выборах в Египте была воспринята в европейских странах без особого энтузиазма. Европейцев также беспокоит демографическая проблема, рост исламского радикализма в арабских странах, усиление миграции.

Следует отметить, что принципы демократизации, содержащиеся в Барселонской декларации, не совсем устраивают некоторых лидеров арабских стран Северной Африки, находящихся у власти 20 и более лет, поскольку создают условия для укрепления и консолидации оппозиции правящим режимам. Так, Ливия до сих пор отказывается подписать Декларацию, что не позволяет ей стать полноправным членом Евросредиземноморского партнерства. Лидеры стран Южного Средиземноморья не раз выражали опасения, что Барселонская декларация (в частности, вопрос о защите прав человека) предоставляет европейским странам возможность вмешиваться в их внутренние дела.

В результате массовой иммиграции за последние десятилетия из стран Северной Африки в Европе появились арабские диаспоры, исчисляемые миллионами, которые становятся базой формирования так называемого европейского ислама. Сегодня ислам — вторая по численности религия во Франции, Германии и Великобритании. Так, мусульманская община во Франции насчитывает в настоящее время от 5 до 7 млн человек, что составляет около 10% общего числа населения страны и является наиболее многочисленной в Европе. (Для сравнения: мусульманское меньшинство в Германии составляет 3,7%, в Великобритании — 2,7%.)

Мусульманское меньшинство начинает оказывать влияние на французскую политику. Иммигранты из арабских государств создают влиятельное мусульманское лобби и стремятся склонить французское правительство к поддержке палестинской стороны в ближневосточном конфликте. В связи с этим со стороны Израиля все чаще раздаются обвинения в том, что мусульмане начали навязывать Франции свою волю.

Незаконная миграция из стран Северной Африки вызывает все возрастающее беспокойство европейских правительств и ЕС. Это беспокойство усиливается тем обстоятельством, что лидеры североафриканских стран практически признали свою неспособность прекратить незаконную миграцию. В 2004 г. Германия и некоторые другие страны ЕС предложили план создания на территории стран Северной Африки фильтрационных центров для незаконных мигрантов. Однако этот план не был одобрен всеми странами ЕС.

Евросредиземноморское партнерство встречается со многими вызовами и среди них — отсутствие общего и четкого осознания странами ЕС смысла и целей этого партнерства. Одни воспринимают его как ответственность за экономическое развитие стран Южного и Восточного Средиземноморья, другие — как необходимость создания системы общей безопасности, третьи — как механизм конкурентной борьбы против США за влияние в регионе. И действительно, в последнее время все более ощущается конкуренция между США и ЕС в странах Северной Африки. При этом следует отметить, что на официальном уровне и европейская, и американская стороны избегают констатировать наличие конкуренции. Но, тем не менее, элементы этой конкуренции вполне очевидны. Продвигая свои интересы в североафриканском регионе, США пытаются избегать открытой конфронтации в своих отношениях с ЕС и стремятся занять свою более или менее свободную нишу, что, впрочем, не исключает элементов конкуренции в нефтегазовой и военно-технической сферах.

В последние годы довольно ощутимо обострились отношения между ЕС и США в вопросах торгово-экономических связей с Марокко, где американские фирмы постепенно вытесняют европейские. Этому способствует и политика Марокко, которое стремится расширить экономическое и военное сотрудничество с США, что не всегда отвечает принципам Евросредиземноморского сотрудничества. Американские инвесторы вкладывают капиталы в развитие марокканского агропромышленного сектора. ЕС серьезно обеспокоен усилиями США, направленными на создание зоны свободной торговли с Марокко. Признаки конкуренции между ЕС и США в Южном Средиземноморье стали особенно заметными в декабре 2003 г., когда проведение саммита глав держав Западного Средиземноморья в Тунисе совпало по времени с визитом госсекретаря К. Пауэлла в страны региона. К тому же в этот период разногласия между США и ведущими европейскими странами — Францией и Германией — по проблеме Ирака оставались довольно острыми.

Столкновение интересов США и ЕС прослеживается также в их политике по отношению к Ливии. После того как сентябре 2003 г. СБ ООН окончательно снял санкции с Ливии в связи с делом Локкерби и Ливия выплатила 2,7 млрд долл. компенсации жертвам авиакатастрофы, американо-ливийские отношения стали постепенно налаживаться. В июне 2004 г. между США и Ливией были восстановлены дипломатические отношения. Крупные американские нефтяные корпорации активизировали свою деятельность в Ливии, что также не отвечает европейским интересам.

В известной мере Барселонский процесс может служить если не эталоном, то довольно полезным примером создания новых региональных проектов на Ближнем Востоке. В частности, сравнительно недавно (2003 г.) выдвинутый Вашингтоном и поддержанный лидерами «большой восьмерки» (саммит G-8 8–10 июня 2004 г. в Саванне на острове Си-Айленд, штат Джорджия) проект создания “Большого Ближнего Востока” в значительной мере опирается на многолетнюю практику взаимодействия Европейского союза с Израилем, Турцией и арабскими странами Средиземноморья в рамках Барселонского процесса. Однако формальная поддержка европейскими странами американского проекта вовсе не означает, что они готовы уступить пальму первенства американцам, особенно в сфере взаимодействия с североафриканскими странами.

Учитывая, что на пути реализации упомянутого американского проекта существует немало препятствий различного характера, апробированная на протяжении последних десяти лет модель евросредиземноморского сотрудничества, по нашему мнению, может быть со временем распространена на весь Ближний Восток и, таким образом, представлять более жизнеспособную альтернативу довольно проблематичному американскому проекту с точки зрения перспектив его осуществления.

На протяжении первых десяти лет своего существования Барселонский процесс в значительной мере способствовал активизации отношений стран Европы и Южного Средиземноморья. Барселонский процесс обладает мощным потенциалом постоянного успешного развития и совершенствования, поскольку в этом жизненно заинтересованы народы Европы, Ближнего Востока и Северной Африки. На наш взгляд, есть все основания оптимистически оценивать перспективы будущего развития Барселонского процесса, который к тому же имеет ряд пока еще нереализованных резервов для своего развития. Представляется, что одним из таких резервов может стать присоединение в недалеком будущем к Евросредиземноморскому партнерству Черноморско-Каспийского региона, тем более что его участниками уже являются такие черноморские страны, как Турция, Румыния и Болгария.

40.89MB | MySQL:66 | 0,986sec