О кризисе в египетско-суданских отношениях

Египет никогда не будет воевать с соседними по региону странами. Об этом в понедельник заявил египетский президент Абдель Фаттах ас-Сиси, обращаясь к соседнему Судану и граничащей с Суданом Эфиопии. «Египет никогда не будет вмешиваться во внутренние дела своих братьев — соседних государств и никогда не начнет с ними войну. Мы привержены добрососедским отношениям», — указал египетский лидер. По его словам, для региона «уже достаточно и тех конфликтов, которые произошли в нем за минувшие несколько лет». Ас-Сиси добавил, что цель политики Каира — «развитие и возрождение» Египта. Ранее в понедельник президент Эритреи Исайяс Афеворки опроверг сообщения суданских СМИ о том, что на границе страны с Суданом якобы находятся формирования египетской армии. По мнению Афеворки, подобная ложная информация нацелена на эскалацию напряженности между Эритреей и Суданом. 4 января Судан отозвал своего посла в Египте Абдель Махмуда Абдель Халима. О конкретных причинах такого шага Хартума не сообщалось. Как заявил тогда египетский министр иностранных дел Египта Самех Шукри, действия Хартума связаны с проблемой спорного региона Халаиб и Шалатин. Конфликт между Хартумом и Каиром по поводу принадлежности этих приграничных районов не ослабевает на протяжении последних нескольких десятилетий, время от времени приводя к обострению и отдельным вооруженным стычкам на границе. Но вопрос противоречий в данном случае значительно шире. Помимо спорного «треугольника» существуют еще проблемы консолидации позиций Хартума и Аддис-Абебы по вопросу нового соглашения о разделе вод Нила в связи со строительством Эфиопией Большой плотины на Голубом Ниле; наличие тренировочных лагерей египетских «Братьев-мусльман» в приграничье с Египтом, из которых те совершают рейды на Синай; функционирующие каналы контрабанды оружия на Синай через суданскую территорию, а также запрет экспорта египетской сельскохозяйственной продукции в Судан. Основной причиной нынешнего  кризиса стало упомянутое выше дислокация египетских войск на военной базе в Эритрее. По данным ряда экспертов,  факт дислокации египетских  сил в виде спецназа на военной базе Савва в пограничной к Суданом провинции Кассала действительно имел место. Другой вопрос, что их сейчас спешно перевели на побережье.  Тот же президент Эритреи Афеворки в принципе на прошлой неделе срочно посетил Каир, где обсуждал со своими египетским коллегой именно этот вопрос. А вернее  — пути камуфлирования этого факта. В этой связи отметим, что египтяне давно и плотно работают с эритрейцами по вопросу стимулирования подрывной войны против Эфиопии в связи с проблемой строительства Большой плотины, и соответственного снижения стока вод в египетской части Нила. Каир рассматривает этот проект как явную угрозу своей продовольственной безопасности, и соответственно подрывная война с эритрейской территории путем стимулирования эфиопских оппозиционных групп является одним из основных рычагов влияния египтян на эту ситуацию. При этом опять же при активном участии египетских спецслужб и эритрейцев в прошлом году была спровоцирована кампания массовых протестов среди эфиопских мусульман-оромо и христиан-амхаров. Теперь такая тактика используется египтянами (и стоящими за ними эмиратовцами) и в отношении Судана, особенно на фоне консолидации позиций Хартума и Аддис-Абебы по вопросу Большой плотины. Прежде всего путем организации тренировочных лагерей некоторых сегментов суданской оппозиции в Эритрее, тренировке и экипировке их с помощью египетских военных. Это в общем-то четко обозначил министр иностранных дел Судана И.Гандур. На совместной пресс-конференции со своим эфиопским коллегой в воскресенье 15 января министр иностранных дел Судана  заявил, что его правительство не обвиняет конкретную страну, а говорит об угрозах ее безопасности на восточной границе. «Некоторые оппозиционные силы находятся в этих районах», — сказал он. «Есть некоторые люди, которые пытаются нанести вред безопасности страны, и мы объясним это подробно в свое время», — подчеркнул Гандур. Судан помимо чисто дипломатических демаршей предпринял и  военные шаги по купированию этой потенциальной угрозы. В этой связи на границу с Эритреей было срочно переброшено около пяти тысяч бывших «джанджавидов» из Дарфура, которые сейчас организационно объединены в Силы быстрого реагирования. При этом процесс переброски этих сил, включая военную тяжелую технику, широко освещается на суданском телевидении, что безусловно является профилактическим шагом в отношении Каира и Асмэры.  Одновременно Хартум и Аддис-Абеба договорились об аналогичном усилении эфиопского воинского контингента на эфиопско-эритрейской границе. При этом отметим еще один момент, который спровоцировал нынешний кризис и появление египетских военных в Эритрее. Это планы Хартума и Анкары по дислокации турецких военных в суданском порту  Суакине на Красном море и организации там военной базы. В этой связи отметим, что такие шаги Каира и Асмэры надо рассматривать прежде всего как посылка ясных сигналов Хартуму о крайней нежелательности такого вариант развития событии.

Говоря о турецком военном присутствии в Красном море, Афеворки заявил, что «это неприемлемо». «Я не уверен в турецком военном присутствии в  Суакине, но турецкое присутствие турок в Сомали (там Анкара торжественно открыла в конце прошлого года свою военную базу) неприемлемо и не способствует стабильности региона», — сказал он. Таким образом, нынешний кризис в судано-египетских отношениях стал следствием конкурентной гонки между АРЕ-ОАЭ — с одной стороны, и Турцией-Катаром — с другой в рамках фиксирования своего военного присутствия на побережье Красного моря путем организации своих военных баз. В этой связи президент Египта Абдель Фаттахом ас-Сиси решил несколько успокоить страсти и выступил с заявлением, в котором полностью отрицал возможность какой-то открытой военной интервенции АРЕ в отношении своих соседей. Это безусловно так, поскольку у Каира сейчас просто нет сил и средств для такого варианта. Но сам факт того, что египтяне и эмиратовцы взяли курс на сдерживание военного присутствия турок в Судане очевиден. И не только: таким образом египтяне оттягивают силы и средства суданцев на вторичный объект от собственно синайского направления. И делаться это будет  испытанным способом стимулирования внутреннего недовольства в Судане через активизацию внутренней непримиримой оппозиции, что для суданских властей с учетом экономических реалий в стране является серьезным вызовом и предопределяет позицию Хартума в рамках его дальнейшей консолидации позиции по вопросу строительства Большой плотины и пересмотру соглашения о водосбросе  Нила с Аддис-Абебой.

42.45MB | MySQL:92 | 0,940sec