Действия властей по снижению роли КСИР в экономике Ирана

Ряд экспертов указывает, что последние решения верховной власти Ирана об указании всем силовым структурам страны, включая КСИР и армию, выйти из всех  проектов внешней и внутренней экономической деятельности страны и сосредоточиться исключительно на функциях обороны, напрямую связан с двумя основными факторами.

  1. Таким образом иранцы минимизируют риски для своей экономической деятельности в связи с санкциями США против КСИР (в этой связи надо иметь ввиду, что начальником Генерального штаба армии сейчас также является выходец из КСИР, который связей со своими прежними коллегами не теряет), а также работают на опережение в рамках попыток Вашингтона убедить своих европейских союзников прибегнуть к ревизии сделки по ИЯП. По оценке американских аналитиков, этот шаг является для стран  Европейского союза прекрасной возможностью для того, чтобы не прислушаться к призывам США оказать большее давление на Иран и продолжать свои экономические проекты в Иране без опасения американских штрафов. Таким образом, Тегеран работает на ясную перспективу выхода Вашингтона из сделки по ИЯП через три месяца и формирования консенсусной политической платформы для сохранения сотрудничества исключительно с ЕС, Россией и Китай в этом формате. Ровно этим соображением обусловлены «оптимистичные сигналы» ФРГ и Франции во время последних по времени консультаций на уровне министров иностранных дел в отношении возможного пересмотра ряда аспектов своей ракетной программы.  На прошлой неделе министр иностранных дел Германии Зигмар Габриэль заявил госсекретарю США Рексу Тиллерсону, что Иран предложил обсудить некоторые аспекты своей программы баллистических ракет на новых переговорах. Министр иностранных дел Франции Жан-Ив Ле Дриан выступил с аналогичными комментариями 21 января, заявив, что Франция уже начала переговоры с Ираном по этому вопросу. И хотя Иран очень быстро опроверг эти заявления и сам факт консультаций на эту тему, но, по данным ряда экспертов, они идут, а реакция Тегерана связана с нежеланием заранее открывать все карты в рамках противодействия нынешней политике Вашингтона по ревизии сделки по ИЯП и ее связывания с ракетной программой ИРИ. Более того, по некоторым данным,  санкцию на такие консультации с европейцами дал лично верховный лидер ИРИ  (рахбар) аятолла Али Хаменени. И в качестве основного момента консенсуса там заложен  его неофициальный запрет на разработку ракетного оружия дальностью более 2000 км. Меры в отношении ограничения экономической деятельности КСИР эксперты также связывают в том числе и с этим моментом создания для ЕС оптимальной базы контрагрументов на известные претензии США.
  2. Нынешнее директивное указание, которое связано в первую очередь с минимизацией роли КСИР в вопросах экономики, безусловно согласуется с последними по времени массовыми волнениями в иранских городах. Если называть вещи своими именами, то верховное руководство ИРИ рассматривает эти волнения прежде всего не как «вмешательство внешних сил», а как кульминацию схватки в рамках попыток рахбара с опорой на президента Х.Роухани нивелировать экономический базис КСИР и связанных с ним структур и фирм. Напомним, что весь этот экономический пирог появился на свет, благодаря в том числе и «мудрой» политике США и Запада в рамках их санкций против Ирана, что дало КСИР преимущественное и безальтернативное право по формированию параллельной «черной» экономики. Этот тренд был поддержан выходцем из КСИР иранским президентом М.Ахмадинежадом, который за годы своего президентства фактически сформировал экономическую империю КСИР. Прежде всего путем приватизации многих государственных предприятий Ирана с передачей их под контроль полугосударственных компаний и частных лиц, имеющих тесные связи с КСИР. При этом  многие выгодные внутренние контракты,  такие  как лицензирование нефти и природного газа, или проекты общественных работ, также были переданы им фирмам, связанным с КСИР, на основе бесконкурсных контрактов. Таким образом формировалась экономическая база претензий молодых ксировцем на верховную власть с пересмотром участия в ней духовенства. И этот ясно  артикулированный  вызов и стал причиной, которая побудила рахбара принять превентивные меры по нивелированию этих претензий в рамках прежде всего сокращения экономического потенциала КСИР. И ровно поэтому он сделал шаг в сторону т. н. «реформаторов» (ему нужна была опора в светском сегменте политической жизни ИРИ), и ровно поэтому он санкционировал сделку по ИЯП (открытие экономики открывало перспективы по сокращению доли теневого сектора, который курировал КСИР). И ровно поэтому он сейчас формирует удобные для ЕС правила игры в рамках попыток Вашингтона их изменить. Вопрос не о любви А.Хаменеи к демократии или европейцам, вопрос — в создании гарантий сохранения власти за духовенством и плохом состоянии его здоровья.

Эта политика проводилась планомерно. И старт ей дала именно сделка по ИЯП как необходимое условие открытия внешних рынков. Сначала распоряжениями аятоллы Хаменеи ксировцы были отодвинуты от прямого участия   в разработке  крупных проектов в области нефти и природного газа. Зачем начались их планомерное выдавливание из остальных ключевых сфер экономики. По прямому указанию рахбара в прошлом году (и особенно в его второй половине)  ряд высших чинов  КСИР и аффилированные с ними бизнесмены были задержаны и арестованы, их активы были также арестованы; другие дочерние компании КСИР были вынуждены массово продать свои активы. И недавние  массовые волнения, которые имели под собой и реальные экономические сложности, были последней  кульминацией этой драки. По заслуживающим доверия данным, правоохранительными органами Ирана получены  исчерпывающие данные о том, что «определенные силы в КСИР и аффилированных с ним структур  стояли за этим событиями». Домашний пока арест М.Ахмадинежада сразу же по итогам разбирательства лишнее тому подтверждение. Нынешнее директивное указание рахбара командованию КСИР продать свои активы в установленный срок и сосредоточиться «на решении вопросов обороны» — еще одно подтверждение. При этом исключение пока сделано только для ряда структур, которые напрямую завязаны на серьезные проекты в области обороны и гражданского строительства. Министр обороны генерал Амир Хатами объявил, что некоторые из проектов развития КСИР останутся под его наблюдением, в том числе и крупнейший строительный холдинг  «Хатам аль-Анбия», который  будет по-прежнему востребован для крупномасштабных проектов в области гражданского строительства  и  оборонной отрасли.

Таким образом, итогом последнего путча (а «народные волнения» надо расценивать именно как попытку доказать безальтернативность опоры на КСИР как на единственный инструмент, который способен усмирить толпу)  стало фактическое поражение т.н. «консерваторов», что означает значительное последовательное  снижение роли КСИР в национальной экономике.  Теперь Х.Роухани, по-видимому, имеет полную поддержку А.Хаменеи по реформированию и реструктуризации  экономики Ирана, а также его поддержку поискам прагматического решения с Западом в отношении своих ядерных и баллистических ракетных программ.

39.85MB | MySQL:91 | 0,884sec