О некоторых политических последствиях турецкой военной операции в Африне

Военная операция Турции в сирийском кантоне Африн продолжает поступательно развиваться, несмотря на ожесточенное  противодействие со стороны сирийских курдов из  Сил народной самообороны (YPG). Наряду с высоким боевым духом курдских боевиков свою роль играет сложный горный рельеф местности и высокая оснащенность курдских вооруженных формирований американским оружием. За минувшие два года на вооружении у YPG, контролирующих 65% сирийско-турецкой границы, благодаря американским поставкам оказались системы залпового огня, 80 и 120-миллиметровые минометы, гранатометы МК 19, боевые разведывательные дозорные машины, противотанковые ракеты BGM-71 TOW. Тем не менее, Анкара не собирается сворачивать военную операцию и даже планирует расширить ее на район Манбиджа. Турецкие действия на севере Сирии меняют не только региональную карту влияния, но и военно-политические альянсы, десятилетиями складывавшиеся в регионе и в мире.

Следует отметить, что Манбидж представляет для турок более легкую цель, чем Африн. Население Африна преимущественно состоит из курдов и поэтому будет сопротивляться турецкой интервенции до конца. Президент Р.Т.Эрдоган лукавил, говоря о смешанном населении Африна. По его утверждению, «Население Африна состоит на 55% из арабов, на 35% из курдов и на 10% из туркоманов». На самом деле доля курдского населения в Африне превышает 70%. До войны население Африна составляло 400 тысяч человек. Сейчас, по мнению турецкого журналиста Фехима Таштекина, оно удвоилось за счет беженцев из Ракки. В то же время в Манбидже велика доля арабского и черкесского населения.

Прежде всего, необходимо затронуть те цели, которые преследует турецкое руководство при проведении военной операции в Африне и, может быть в скором времени в Манбидже. Во-первых, это стремление обезопасить турецкую границу от посягательств вооруженных формирований партии «Демократический союз» (ДС), который в Анкаре рассматривают в качестве филиала Рабочей партии Курдистана (РПК). Во-вторых, стремление решить проблему сирийских беженцев, находящихся в настоящее время на территории Турции. 24 января, объясняя свои планы насчет Африна, президент Турции заявил о том, что «Прежде всего, мы выметем оттуда всех террористов, чтобы сделать это место обитаемым. Для кого? Для 3,5 миллионов сирийцев, являющихся нашими гостями. Мы не можем позволить, чтобы они жили в палатках до бесконечности». Министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу подчеркнул, что турецкие войска не собираются оставаться в Африне: «После того как Африн буде освобожден от террористов, мы передадим его настоящим хозяевам – сирийцам». Предполагается также поселить в Африне и в Манбидже боевиков протурецких вооруженных формирований, участвующих в данной военной акции и членов их семей. По данным турецкого журналиста Фехима Таштекина, в операции участвуют боевики Свободной сирийской армии (ССА), «Фейлак аш-Шам», «Джейш ан-Наср», «Ахрар аш-Шам», «Бригад Нуреддина аз-Зенги», «Бригады султана Мурада», «Джебхат аш-Шамийя», «Бригады султана Мехмеда Фатиха», а также Туркестанской Исламской партии и «Бригады Самарканд». Обращает на себя внимание, что две последние группировки – это не сирийские оппозиционные фракции, а вооруженные формирования уйгурских и узбекских исламистов, воевавших в САР. Многие салафитские и джихадистские лидеры поддержали военную операцию в Африне. В частности, бывший главный исламский судья (кади) «Джебхат ан-Нусры» (запрещена в России) саудовец Абдалла аль-Мухайсини. А генеральный секретарь Всемирного союза мусульманских ученых Али аль-Карадаги заявил, что «поддерживает права Турции защищать свой народ и свои границы всеми доступными средствами».

В-третьих, военная операция «Оливковая ветвь» в Африне в немалой степени направлена на то, чтобы поднять престиж и популярность Р.Т.Эрдогана. Основная оппозиционная партия Турции кемалистского толка – Народно-республиканская партия выразила поддержку военной операции в Африне. Один из ее лидеров подчеркнул, что «открывать огонь по правительству, когда оно поддерживает территориальную целостность нашей страны в Африне, было бы предательством». Интересно, что заметно изменился и тон ведущих турецких газет, особенно связанных с правящей Партией справедливости и развития (ПСР) по отношению к сирийскому правительству Башара Асада.

Доброжелательные по отношению к правительству Асада статьи явно свидетельствуют о намерении Анкары начать диалог с официальным Дамаском. В частности передовая статья в газете «Миллиет» настаивает на необходимости постоянного диалога между Турцией, Ираном, Россией и США (как державами, присутствующими в Сирии вооруженным путем) для поиска политического решения сирийского конфликта. В той же статье говорится, что единственной силой, которая должна контролировать территорию Сирии и не допускать очагов появления терроризма является Сирийская Арабская Армия. В другой турецкой проправительственной газете «Хюрриет» пишется о том, что единственной силой, способной уничтожить терроризм в Сирии является правительственная армия: «Пора признать, что ключи этой проблемы находятся в руках у диктатуры. Как бы ни горька была эта истина, оппозиция в Сирии доказала свою полную военную несостоятельность». В то же время начало продуктивного сирийско-турецкого диалога в ближайшем будущем вряд ли возможно. После «предательства» нынешней турецкой элиты, в течение десяти лет поддерживавшей с Сирией отношения стратегического партнерства, а затем вначале поддержавшей сирийскую оппозицию, а затем превратившей Турцию в коридор для транспортировки оружия и джихадистов в САР, в Дамаске испытывают к северному соседу глубокое недоверие.

Наиболее важным международным последствием военной операции в Африне являются существенные изменения в турецко-американских отношениях. Намерение турецкого руководства расширить проведение операции «Оливковая ветвь» к востоку от Евфрата контрастирует с планами США поставить под курдскую ответственность эти районы с преимущественно арабским населением. Вице-премьер турецкого правительства Бекир Боздаг, который считается его официальным спикером, отметил в своем выступлении 26 января: «Те, кто поддерживают террористов, являются целью в нашей войне. США должны пересмотреть вопрос о своих военнослужащих в Сирии, чтобы избежать прямой конфронтации с Турцией». Более мягко выразил ту же мысль премьер-министр Турции Бинали Йылдырым: «Такое великое государство как Соединенные Штаты имеет огромную армию и военный потенциал. Нуждается ли оно в террористических организациях для достижения своих целей в регионе? Это явная враждебность. Турция не может позволить такие действия независимо от того, кто за ними стоит, и во имя чего они осуществляются».

Турция наращивает свое давление на Вашингтон и не дает ему свободного пространства для маневра. 26 января советник президента США по национальной безопасности Герберт Макмастер позвонил наиболее близкому советнику Р.Т.Эрдогана Ибрагиму Калину, заверив последнего в том, что США прекратили поставки оружия сирийским курдам, а РПК находится вне контроля Вашингтона. Вслед за тем последовал телефонный разговор Р.Т.Эрдогана с премьер-министром Великобритании Терезой Мэй. Неслучайный, учитывая постоянное внимание, уделяемое Лондоном курдской проблеме. Намерение Вашингтона успокоить турок вполне обоснованно. Во-первых, исходя из новой стратегии национальной безопасности США, предусматривающей конфронтацию с Россией и Китаем лучше не портить отношении с давним стратегическим партнером по НАТО. Во-вторых, США и Великобритания надеются с турецкой помощью сорвать Конгресс сирийского национального диалога  в Сочи. В то же время турецкий лидер остался непреклонен. Он отметил, что поставки американского оружия сирийским курдам продолжаются и посоветовал США вывести своих военнослужащих из Манбиджа, как это сделала Россия в Африне.

Военная операция «Оливковая ветвь» является уравнением со многими неизвестными. Ее промежуточные итоги являются позитивными как для Сирии, так и для российской политики в регионе. Противодействие курдов турецкому вторжению вызовет передислокацию вооруженных формирований YPG из Ракки и провинции Дейр эз-Зор, что облегчит восстановление контроля над ними со стороны сирийского правительства. Одновременно уже сейчас успешно идет сирийская военная операция в Идлибе, не вызывающая никакого сопротивления со стороны турок, так как большая часть протурецких вооруженных формирований задействована в Африне. Что касается американцев, то они показали свою полную несостоятельность опорой на курдов закрепить свое долговременное присутствие на севере Сирии и противодействовать Ирану в регионе. Определенную опасность представляет перспектива закрепления вооруженных формирований джихадистов на севере Сирии, и здесь многое будет зависеть от российской дипломатии и ее умения сблизить позиции сирийской и турецкой сторон.

44.07MB | MySQL:87 | 0,710sec