О развитии военно-технического сотрудничества КНР и КСА

Как известно, официальные Пекин и Эр-Рияд установили достаточно тесные военно-политические и военно-технические контакты еще в 80-е гг. прошлого столетия, когда при максимальном уровне секретности арабским военным удалось приобрести и ввезти в страну несколько баллистических ракет средней дальности (БРСД) «Восточный ветер 3» (стоимость контракта составила 3,5 млрд долл. США), которые были распределены между двумя военным базами ракетных войск ВС КСА.

Специальные службы Израиля и США узнали о наличии ракетного вооружения у КСА только благодаря перехвату телефонных разговоров между саудовскими военными и членами их семей. Вторая поставка более современных БРСД под обозначением  «Восточный ветер 21»  была выполнена в 2008 г. и к тому моменту специальные службы Израиля, Ирана и США были достаточно неплохо осведомлены о готовящейся модернизации ракетных войск Королевства Саудовская Аравия.

Кроме поставок БРСД, саудовские военные приобрели в КНР несколько десятков самоходных артиллерийских установок PLZ-45 и с учетом их надежности разместили контракт на поставку обновленной версии под обозначением PLZ-52, которые однозначно будут использованы в ходе операций против хоуситов в Йемене. В 2017 г. представители ВС КСА заключили контракт с китайскими авиастроителями о размещении линии по сборке разведывательно-ударных беспилотных летательных аппаратов серии «Радуга» и поставке 300 БПЛА в виде комплектующих.

Очевидно, что саудовских военных привлекла низкая стоимость БПЛА китайского производства и боеприпасов к нему, соответствие параметров цена/боевые возможности, высокие темпы пуска комплектующих и сменно-запасных частей, безаварийная эксплуатация  в течение заявленного срока службы. Следует отметить, что в вопросах поставок другого вооружения и военной техники китайские оружейники пока не добились особых успехов на внутреннем рынке КСА и для объяснения этого представляется возможным выделить несколько причин.

Во-первых, оружейный рынок КСА находится под контролем западных государств и в настоящее время китайские специалисты внимательно наблюдают за ситуацией, при которой оборонно-промышленный комплекс США практически обладает монопольными правами на поставку ВВТ для саудовских военных.

Во-вторых, представители ОПК КНР пока занимают пассивную позицию, поскольку ожидают, что российские производители ВВТ также втянутся в конкурентную борьбу с западными оружейными компаниями за перспективные тендеры в течение ближайших трех-пяти лет.

В-третьих, большинство образцов ВВТ китайского производства (кроме автоматов, ПТУР, ПЗРК и компактных РСЗО)  пока не прошли проверку в ходе реальных боевых действий в отличии от продукции американских и российских оружейников.

Представляется возможным согласиться с оценками китайских специалистов, что военный бюджет КСА тоже имеет пределы и саудовским военным не хватает техники и боеприпасов, необходимых для выполнения боевых задач в Йемене и ведения разведки на других направлениях при долгосрочных и «затянутых» контрактах с оборонно-промышленным комплексом США на поставку вооружений и военной техники (ВВТ).

Основная особенность ВТС между Вашингтоном и Эр-Риядом на поставку авиационной техники является невозможность поставки самых современных истребителей пятого поколения F-22 и  F-35, поскольку первые самолеты не подлежат продаже даже союзникам по НАТО, а последние разработаны при участии  израильских технических специалистов. Следует отметить, что Израиль достаточно ревностно относится к любой информации о переговорах между США и арабскими государствами Персидского залива о возможных поставках F-35, поскольку появление таких боевых самолетов крайне негативно повлияет на военно-политическую обстановку в регионе.

В такой ситуации военно-политическое руководство КСА было вынуждено обратить свои взоры на авиастроительный сектор ОПК КНР, поскольку в 2017 г. прошел полный цикл испытаний средний малозаметный истребитель четвертого поколения «Цзянь-31» (экспортное обозначение FC-31). Данный боевой самолет, изначально, был разработан курсантами Авиационного университета НОАК в качестве перспективной модели компактного боевого самолета с низкой радиолокационной заметностью и возможностью взлета с авианосца при помощи паровой или электромагнитной катапульты.

Однако специалисты 624-ого и 606-ого НИИ увидели в масштабной модели перспективу разработки самолета, который можно поставлять иностранным заказчикам, которые заинтересованы в перевооружении своих ВВС, однако не обладают финансовыми ресурсами, достаточными для приобретения ВВТ американского производства. К таким государствам, китайские специалисты относят дружественные государства Центральной Азии (Туркменистан, Казахстан), Ближнего Востока (Иран, Пакистан, КСА), а также целый ряд государств Юго-Восточной Азии и Африки.

К настоящему моменту известны основные тактико-технические характеристики рассматриваемого истребителя, макет которого впервые появился в открытых источниках в 2012 г:

– длина: 17,3 м;

– высота: 4,8 м;

– размах крыльев: 11,5 м;

– практический потолок: 16000 м;

– крейсерская скорость: 1400 км/ч;

– максимальная скорость: 2200 км/ч

– боевой радиус без подвесных топливных баков: 1250 км;

– боевой радиус с двумя подвесными топливными баками: 2000 км;

– максимальная взлетная масса: 28000 кг;

– максимальная боевая нагрузка: 6000 кг.

В отношении размещения боевой нагрузки известно, что во внутренних оружейных отсеках истребителя «Цзянь-31» можно разместить от четырех до шести управляемых ракет класса «воздух-воздух» под обозначением SD-10А или две указанных ракеты и еще две корректируемые высокоточные авиабомбы массой не более 1000 кг каждая. Кроме того, для установки более крупных/тяжелых авиационных средств поражения (АСП) под крыльями истребителя есть шесть точек внешней подвески, которые обеспечивают применение большей части номенклатуры АСП китайского производства.

Достоверно известно, что на первом опытном экземпляре истребителя «Цзянь-31» (совершил первый полет в 2012 г., представлен вниманию широкой публики на авиасалоне в г.Чжухай в 2014 г.) были установлены российские двигатели РД-93, максимальная мощность которых составляет 8300 кгс/см кв. на каждый, однако эти проверенные временем силовые установки не обеспечивают необходимых скороподъемных характеристик этого самолета. На второй опытный образец истребителя китайские конструкторы установили форсированный вариант российского двигателя, который в КНР получил обозначение WS-13E – мощность в форсажном режиме достигла 9300 кгс/см кв.

Вполне вероятно, что саудовские военные не только сами получили достоверную информацию о прогрессе китайских самолето- и двигателестроителей, но им оказали содействие пакистанские партнеры, которые получают соответствующую информацию, поскольку на авиационном заводе «Камра» в Пакистане осуществляется серийный выпуск легкого истребителя JF-17, который китайские специалисты периодически предлагают оснащать двигателями собственного производства.

После анализа информации о надежности истребителей JF-17 ВВС Пакистана (на вооружении уже около 100 боевых машин), посещения соответствующих предприятий ОПК КНР Командование ВВС КСА приняло в марте 2017 г. решение инвестировать 11,2 млрд долл. США в программу развития истребителя «Цзянь-31», которую китайские авиастроители финансируют из собственных средств, поскольку ВВС НОАК не высказывают интереса к этому компактному самолету.

По мнению китайских военных летчиков, «Цзянь-31» обладает слишком скромной грузоподъемностью, а размеры корпуса не позволяют размещать такие важные компоненты как система дозаправки в воздухе или более мощные модули радиоэлектронной борьбы, которые необходимы в случае противостояния с ВВС Индии, США или Японии.

Очевидно, что благодаря саудовским инвестициям китайские двигателестроители – компания «Лиян» в г. Шэньян (пров.Ляонин, КНР) смогли за 2017 год достичь прорывного развития в вопросах конструирования компактных турбореактивных двигателей. По данным китайских источников, в феврале 2018 г. на заводском аэродроме 606-ого НИИ в г.Шэньян выполнил полет третий опытный образец среднего малозаметного истребителя четвертого поколения под обозначением «Цзянь-31», который оснащен новейшими двигателями WS-19 «Хуаншань» (на этапе испытаний имел обозначение S3-2). По оценкам китайских обозревателей данная силовая установка разработан с учетом данных о таких двигателях, как F414 (для истребителя F/A-18 Super Horent) и EJ200 (устанавливают на истребители «Торнадо») Благодаря публикациям в китайских специализированных военно-технических изданиях представляется возможным указать некоторые технические характеристики рассматриваемого двигателя:

– длина: 4530 мм;

– минимальный диаметр: 800 мм;

– максимальный диаметр: 1180 мм;

– мощность в безфорсажном режиме: 6000 кгс/смкв

– мощность в форсажном режиме: 9500 (9800) кгс/см кв.

Следует отметить, что двигатель WS-19 «Хуаншань» оснащен системой  отклоняемого вектора тяги (ОВТ), которая обеспечит  достаточно легкому истребителю повышенную маневренность. Прорыв в разработках ОВТ связан прежде всего с переездом украинских специалистов на постоянное место работы в КНР.  В случае если двигатель WS-19 успешно пройдет программу государственных испытаний, то его серийный выпуск может быть начат уже в 2019 г.

В дополнение к вышесказанному необходимо сказать, что саудовские военные планируют получить от китайских партнеров производственную линию для сборки истребителей «Цзянь-31» (приблизительная стоимость одного самолета составит 80 млн долл. США), опытные образцы которых в отличии национальных разработок Пакистана («проект AZM») и Исламской Республики Иран (проект F414) в состоянии выполнять полеты на сверхзвуке и применять АСП по воздушным и наземным целям. В случае если официальный Эр-Рияд продолжит рациональную политику «инвестиционной поддержки» предприятий ОПК КНР, то это позволит ВС КСА через 10-15 лет «уйти» от необходимости закупок дорогостоящего ВВТ в США.

42.34MB | MySQL:87 | 0,658sec