Размышления о геополитической атмосфере вокруг Афганистана

Глобально конфликт в Афганистане длиться 40 лет. Это если вести отчет с 1978 года, когда некогда стабильную страну начало лихорадить. Американское присутствие перевалило за отметку в 17 лет и, наверняка, перейдет рубеж в 20, а возможно, и 30 лет. История афганской войны еще не закончилась и не собирается заканчиваться. Мы видим, как этапы сменяются этапами,  стратегии заменяются новыми. Но война по-прежнему идет и она, как и раньше в центре внимания разведок, контрразведок, министерств обороны и лучших научно-аналитических центров. Привыкая к стабильно нестабильной ситуации в Афганистане мы, порой, не обращаем внимания на изменившуюся стратегическую ситуацию вокруг этого страны, и в регионе в целом. А ведь за последние десять лет многое изменилось, но в контексте афганского конфликта не нашло должного внимания. Кажется, что в Афганистане всегда все было плохо. Мол, там «Талибан», «Аль-Каида» и хроническая нестабильность. И на этом все понятно. Так смысл вникать? Зачем анализировать стратегическую и геополитическую атмосферу, в рамках которой ситуация в этой стране и вокруг нее деградировала до нынешнего состояния? На самом деле, смысл колоссальный. Ведь, широкими мазками в искусстве можно, порой, создать шедевр, а короткая максима, скажем Наполеона, порой, объясняет сложную запутанную ситуацию лучше, чем трехчасовой нудный доклад.

Итак, спустя 17 лет США нашли в себе силы и все-таки решили всерьез начать переговоры с движением «Талибан». Этому долго сопротивлялись, однако процесс, как говорится, пошел. Почему это стало возможным? Во-первых, в Вашингтоне поняли, что победить движение воинственных пуштунов, у которых, с антропологической точки зрения, самый низкий порог самосохранения, невозможно. Пытались долго. Пытались многие. Решили, что лучше начать переговоры. Тем более что сами афганские власти (президент и его окружение) активно призывают к этому. Остальных можно будет уговорить, заставить или, в крайнем случае, игнорировать. Здесь как раз все предельно ясно. Оперативное, и тактическое положение  на афганской земле не позволило победить талибов – остается договариваться. Со стратегической точки зрения, в Вашингтоне пришли к выводу, что без интеграции плоть от плоти афганского движения, отражающего интересы существенной части общества, невозможно национальное примирение. Здесь хочется вспомнить цитату, которую автору этих строк приходилось слышать от западных экспертов. «Ведь, Афганистан не Швейцария и никогда ею не будет», — говорили американские, немецкие и другие западные специалисты. Спрашивается, это только сейчас до вас дошло? Вы раньше не понимали, что эта древняя и магическая страна имеет свою специфику и антропологические устои? После военного поражения поняли: талибы – часть этой страны и придется учитывать их взгляды.

Когда с оперативной, тактической, а также стратегической обстановкой стало все более или менее ясно, обратим внимание на геополитическую или глобальную карту. Она существенно изменилась с 2001 года, с момента начала операции США и НАТО «Несокрушимая свобода». После чудовищных терактов 11 сентября мир был на стороне США. Все поддержали нужную операцию по уничтожению, действительно, реального гнезда международного терроризма в Исламском Эмирате Афганистан. Президент России Владимир Путин первым позвонил главе Белого дома Джорджу Буш-мл. и выразил поддержку. Министр обороны Сергей Иванов обеспечил военно-политическую помощь. Москва предоставила Вашингтону, прямо скажем, значительные базы данных о стране и ее специфике. «Государство» талибов просуществовало недолго. Главной ошибкой лидера этого квазигосударства была поддержка, предоставленная лидеру «Аль-Каиды» — Усаме бен Ладену. Позже через почти 10 лет некоторые лидеры талибов это признают.

Таким образом, все без исключения государства региона, а также Россия и Китай поддержали США в Афганистане. Это касается даже таких «непростых» региональных игроков, как Иран и Пакистан. Они тоже де-факто встали на сторону Вашингтона. Но, как оказалось, ненадолго. В начале 2000-х у США были крупные успехи в Афганистане. Была принята конституция, проведены первые в истории страны демократически выборы, восстановлены города, созданные институты государства и власти. Появилась какая-никакая национальная армия. Некоторые лидеры талибов были убиты или пойманы. Остальные ушли в Пакистан. Американцам казалось, что они не вернуться, сложат оружие и станут пакистанскими крестьянами. Все это находило поддержку в мире и регионе. Ситуация стабилизировалась. Однако спустя какое-то время позиции сопредельных государств претерпели эволюцию.

Сегодня практически все крупные игроки выступают против американского военного присутствия в Афганистане. Это касается России, Китая, Пакистана и Ирана. Таким образом, США фактически оказались в ситуации осажденной крепости. Их операцию по периметру не поддерживает практически никто. Эта геополитическая ситуация и есть та самая глобальная атмосфера, которая значительно ухудшила их положение. Однако долгое время никто в Вашингтоне этого факта не замечал. К слову, спецпредставитель президента России Замир Кабулов сказал автору этих строк, что США следует уйти из Афганистана. Это было в 2017 году. Скажем, в 2006 представить такое было невозможно, а в 2009 — сложно. Иран начал предпринимать активные действия на западных окраинах Афганистана. Герат стал чуть ли не еще одной персидской провинцией.

Пакистан открыто начал вести свою игру, которая полностью противоречила интересам своего союзника и главного спонсора – США. Китая начал заявлять о недопустимости превращения региона в одну сплошную казарму или военную базу. Позже Пекин начал осуществлять свои экономические проекты в Афганистане. Наконец, окрепла созданная в 2001 году Шанхайская организация сотрудничества (ШОС), в которую вошли Россия, Китай, Индия, страны Центральной Азии, а теперь и Пакистан. В регионе появилась альтернатива. Афганистан получил статус страны-наблюдателя ШОС. Иран также скоро присоединиться к этой организации. Кроме того, внутри США многие начали задаваться вопросом о перспективах бесконечной войны. Со временем их стало все больше и больше. Таким образом, с 2001 года глобальная карта претерпела фундаментальные, а что важнее, естественные, изменения в пользу многополярности. И все они были не в пользу США.

44.7MB | MySQL:115 | 0,860sec