Внешняя политика России: торжество прагматизма над патриотизмом?

Инцидент (назовем его так) с возможным базированием американских войск в Грузии вызвал небывалый шум в российских СМИ и Госдуме. Главный лозунг очередной кампании: враг подбирается все ближе, угроза национальной безопасности растет. Основываясь на поднятой как первыми, так и депутатами, можно ожидать, что вот-вот последует жесткое антиамериканское заявление, а за ним тотальная мобилизация всего и вся на отпор надвигающейся угрозу.
Однако, думается, что ни будет ни того, ни другого. Это следует из слишком мягких формулировок сильных мира сего и невнятных разъяснений грузинской стороны. Судя по всему, политическое решение в отношении американского военного присутствия в Грузии уже принято или будет принято на днях.
Исходя из этого, поднятая в СМИ и Госдуме шумиха — не что иное, как очередная пиар-кампания в том числе тех же депутатов. А с другой стороны проверка, а точнее подготовка общественного мнения к его реализации. В форме вроде бы как критики исподволь проводится мысль, что в этом случае Абхазия и Южная Осетия окажутся полностью в зоне российского влияния (формула ассоциированного членства). А американцы, обучив грузинский спецназ и снабдив его всем необходимым, проведут антитеррористическую операцию в Панкисском ущелье.
Что же касается собственно Грузии, то вполне возможно, что ее ждет югославский вариант.
Возможно, что все это плод воспаленного сознания. Тем не менее не исключено, что в реализации именно такого сценария есть свое рациональное зерно. В самом деле, установление американо-российского кондоминиума над Грузией и/или ее отдельными частями может существенно стабилизировать ситуацию на этом направлении южного фланга России, а, быть может и в Чечне. Чеченская проблема
уже давно стала раковой опухолью на и без того больном теле России. И если не помогает отечественная военно-полевая хирургия, быть может, есть смысл обратиться к зарубежным светилам. Вполне возможно, что поможет. Ибо даже сам факт признания США того, что в Чечне Россия ведет борьбу с терроризмом значительно облегчает позицию Россию на международной арене. А если удастся действительно перекрыть грузинский коридор подпитки чеченских боевиков, то глядишь и на других направлениях стабилизируется ситуация. Ведь в случае успеха такого сценария он вполне может быть применен и к другим суверенным субъектам этого региона.
Скорее всего (а, может быть, и нет) все сказанное выше вызовет волну критики, апеллирующей к патриотизму. Тем не менее, вполне вероятно, что инцидент, а точнее прецедент с Грузией заставит посмотреть на внешнюю политику России и концепцию ее национальной безопасности гораздо шире и, пожалуй, самое важное более прагматично.
Российский патриотизм в значительной мере основан на прежних советских амбициях, ностальгии по тому статусу и роли, которые имел и играл Советский Союз. Но СССР уже давно лежит в развалинах. А Россия это совсем не Советский Союз. Уже хотя бы потому, что с развалом СССР был потерян непременный атрибут понятия сверх-державы, а именно некая глобальная мессианская идея, которая тогда выражалась в формуле Социализм шагает по планете. У американцев, хотя и с натяжкой, эта идея в том или ином виде присутствует: будь-то либерализм с его концом истории, или знаменитые права человека , глобализация и, наконец, борьба с терроризмом. Возможная слабость американской мессианской идеи с лихвой компенсируется военно-экономической мощью США, их лидерством в сфере инноваций и технологий., фактическим господством доллара в мире, которому не может пока противостоять даже объединенная европейская валюта.
У России нет ни того, ни другого. Нет даже национальной идеи. Но есть больная экономика, долги, деградирующие армия и оборонно-промышленный комплекс, дуга нестабильности по периметру границ и нежелание Запада просто так пустить российскую продукцию (кроме энергоресурсов) на мировые рынки. Пожалуй, что осталось, так это способность несколько десятков раз уничтожить всю планету, а вместе с ней и самую себя.
Но это будет самоубийство. А оно ничего не даст. Кроме того, наличие ракетно-ядерного потенциала уже давно (пожалуй, еще со времен кубинского кризиса ) представляет собой анахронизм. По той же самой причине. Сценарий ядерной зимы это давно наглядно доказал. Понятие силы в системе международных отношений уже давно сместилось в пользу экономических рычагов.
Стремление человека жить по-человечески, т.е. имея определенный набор определенных материальных благ и комфорта, оказалось гораздо более действенным и эффективным оружием, чем все ракетно-ядерное оружие вместе взятое. Более того, события 11 сентября 2001г. показали абсолютную никчемность ни стратегических ядерных вооружений, ни самой совершенной системы ПРО. Цели, по которым был нанесен удар, а именно система управления экономикой, управление обороной и, наконец, как планировалось, штабу политического руководства, — собственно и есть так называемый потенциал первого удара, принятый на вооружение стратегами ядерной войны.
Так, быть может, есть смысл, исходя из всего этого, пересмотреть всю тактику и стратегию российской внешней политики в сторону дальнейшего отказа от имперских амбиций и великодержавности в пользу еще большего прагматизма. Это могло бы дать значительную экономию и без того скудных ресурсов, которые Россия вынуждена тратить на обеспечение своей национальной безопасности, против, не исключено, надуманных угроз, поддержание возможно совершенно неоправданного и эфемерного имиджа России как великой державы. Быть может лучше для России и простого россиянина на решении внутренних проблем страны: перестройке и развитии ее экономики, ликвидации нищеты и безпризорщины, оздоровлении нации и т.д. и т.п. А в отношении США поступить так, как учит древняя восточная мудрость Есть не можешь победить врага, то сделай из него своего союзника.
Быть может, есть смысл для России в нынешних условиях не упираться в сохранении каких-то своих позиций, доставшихся ей от Советского Союза, а разменять их на ряд ощутимых для себя преимуществ. Например, списание или хотя бы реструктуризацию долгов, доступ на мировые рынки не только сырья, но готовой продукции и т.д. и т.п. В конечном счете есть примеры Германии и Японии, тем более и коль скоро мы проиграли холодную войну. Ведь как бы там ни было антитеррористическая операция США в Афганистане и размещение натовских войск в Средней Азии в определенной мере
стабилизировали ситуацию в регионе, что объективно выгодно для России. Вполне допустимо, чтобы американцы и другие страны НАТО и продолжили решение этой крайне важной для российской национальной безопасности и развития задачи. Кроме того, вполне вероятно, что присутствие США в этом регионе будет играть роль
сдерживающего фактора в отношении Китая. Ибо уже сам по себе рост населения Китая
неизбежно ведет к его экспансии на российский север. Выстраивание же треугольника Россия Индия Китай может толкнуть Россию в сторону абсолютно ненужной, а главное непосильной конфронтации с США и Западом в целом. Да и пойдет ли на Китай, имеющий 120 млрд. долл. ежегодного торгового оборота с США, — это тоже большой вопрос. Уживется ли в этом треугольнике Индия, имеющая свои проблемы с тем же Китаем. Что же касается возможного лишения России монополии на транзит энергоресурсов из центрально- азиатского региона, то не лучше ли договориться о своей доли в этом с США, чем тратить ресурсы на ее (монополии) сохранение.
Во-первых, неизвестно сколько времени и сил потребуется России для стабилизации ситуации в этом регионе. Во-вторых, есть ли у нее вообще возможность достижения такой цели. А в случае прагматичного подхода и грамотного размена можно существенно ускорить поступление реальных, а не мнимых дивидендов в российскую казну.
То же самое можно сказать и применительно к Ираку и Ирану. Есть ли толк в нашей защите Ирака в надежде на возможные дивиденды после снятия с него санкций. Прежде всего вопрос упирается в то, когда это будет. С другой стороны, не исключено, что этого вообще не будет. Тот же Саддам Хусейн или любой другой глава иракского государства не выполнит тех возможных обещаний, которые даны России. Кстати, накануне вторжения Ирака в Кувейт (август 1990г.) главным торговым партнером Ирака были США. За ними шли такие страны как Германия, Франция и только потом СССР. Кроме того, снятие санкций с Ирака приведет к выбросу на мировой рынок значительных объемов энергоресурсов, что напрямую ударит по экономическим интересам страны. Наконец, объективно Россия не заинтересована в распространении каких-либо видов ОМП, в том числе биологического, химического, ядерного. Ведь в случае его применения в регионе БСВ не поздоровится прежде всего России. Те же США находятся гораздо дальше.
Так не лучше ли и применительно к Ираку договориться с США о последующем разделе иракского рынка, других уступках и бонусах со стороны США и Запада в обмен на российскую сговорчивость. Не будет ли это более выгодным как для нынешнего, так и подрастающего поколений России?
Такой же вопрос можно поставить и в отношении Ирана. Есть точка зрения, согласно которой Иран с его концепцией исламской революции и амбициозной программой перевооружения будет представлять прямую угрозу интересам России.
Может быть и здесь есть смысл пойти путем балканизации, особенно учитывая наличие в Иране так называемого иранского Азербайджана, иранского Курдистана, значительного по численности арабского ингредиента.
На все это есть возражение: пойти Россия на это равносильно потере лица, потере ее позиций в этих странах и в арабо-мусульманском мире в целом. Но каких позиций? Практически все позиции уже утеряны. Что, будет лучше, если при всех затраченных Россией усилий по защите интересов Ирака или Ирана США все равно проведут свои антитеррористические операции против этих стран? Но тогда Россия вообще ничего не получит. Так может быть лучше для России с этого чего-то получить? Причем что-то реальное и нужное стране сейчас, а не потом и не понятно что.
Потом, почему Россия потеряет абсолютно все? В конце концов она получит передышку и ресурсы. А восстановив силы, сможет уже самостоятельно решать задачи обеспечения своих интересов, опираясь на появившиеся у нее ресурсы и возможности. Да, возможно, что России придется восстанавливать свои позиции в том же арабо-мусульманском мире с нуля. Но ведь и СССР устанавливал их с не более высокой, если не такой же отметки.
Кроме того, есть ли гарантия того, что американцам удастся все из того, что они задумали из своей программы по борьбе с осью зла. Разрекламированный американский блиц-криг в Афганистане по времени совпал с зимним периодом.
Пока американский спецназ не пережил на себе того, что в Чечне называют зеленкой. У ряда экспертов по Афганистану есть все основания предполагать осложнение общей, в том числе военной ситуации в Афганистане с весны этого года. Еще большие трудности ожидают США в случае проведения сухопутной операции по свержению режима Саддама Хусейна в Ираке. Про Иран вообще лучше не говорить.
Но, во-первых, в каждом из этих случаев США получат ближневосточный вариант Вьетнама . Во-вторых, все это столкнет США с исламом, в том числе в его радикально-воинственном исполнении, вызовет рост антиамериканизма. В этих условиях арабо-мусульманский мир в любом случае будет искать противовес для обеспечения баланса в мире. Такой баланс сможет обеспечит только сильная Россия. В-третьих, любая война или дестабилизация в этой части мира всегда приводила к немедленному росту цен на энергоресурсы. А это также выгодно России.
Так может быть есть смысл пересмотреть концепцию внешней политики России в сторону более здорового прагматизма?

29.18MB | MySQL:66 | 0,687sec