Ситуация в Алжире /март 2006г./

Освобождение из тюрьмы ряда видных деятелей исламистского движения стало одним из наиболее заметных событий в Алжире в марте. Их выход на свободу стал возможен благодаря реализации Хартии за мир и национальное примирение, инициированной президентом АНДР Абдельазизом Бутефликой с целью прекратить внутриалжирское противостояние, в котором начиная с 1992 года погибли от 150 до 200 тысяч алжирцев.

6 марта на свободу вышел бывший «номер 2» в ныне запрещенном Исламской фронте спасения /ИФС/ Али Бельхадж. Ранее он был освобожден в 2003 году после 12-летнего пребывания в тюрьме. При этом ему предписывалось отказаться от публичных выступлений и политической деятельности. Однако он пренебрег этими предписаниями и в 2005 году вновь попал за решетку по обвинению в «пропаганде преступлений террористов, подстрекательстве к убийствам и публикации работ, оправдывающих терроризм». Имеет репутацию одного из самых радикальных деятелей исламистского движения в Алжире, который посвятил свою жизнь одной цели – созданию в Алжире исламского государства. А.Бельхадж относительно молод. Ему исполнилось 50 лет. В 1988г.выступил в роли одного из основателей ИФС. В период с 1989 по 1991 год, когда ИФС рвался к власти, снискал репутацию блестящего оратора, привлекшего на сторону исламистов десятки тысяч алжирцев.

12 марта из столичной тюрьмы «Серкаджи» на свободу вышел Абдельхак Лайяда /боевой псевдоним – Абу Адлан/. Этот человек в период с сентября 1992г.по март 1993г. занимал пост «национального эмира» Вооруженной исламской группы /ВИГ/, которая позднее приобретет печальную известность массовыми расправами над мирным населением. Именно он отдал приказ убить известного алжирского писателя и журналиста Тахара Джаута. В 1993 году Лайяда при таинственных обстоятельствах был арестован в Марокко и выдан Алжиру, где его тут же приговорили к смертной казни. ВИГ дважды пыталась освободить своего бывшего лидера, организовав похищение двух арабских послов в июле 1993г.и угон французского авиалайнера в декабре 1994г. Кстати, среди встречавших бывшего главаря ВИГ у выхода из тюрьмы был замечен, в частности, А.Бельхадж. Представляется, что Лайяда едва ли должен был попасть под действие закона о национальном примирении, согласно которому освобождению из тюрем подлежат только те исламисты, которые «не участвовали в коллективных расправах и актах насилия, не совершали терактов в общественных местах» и которые уже осуждены по суду.

Считается, что с января 2005 года ВИГ прекратила существование как единая экстремистская группировка.

Всего начиная с 4 марта на свободу вышли около 2,6 тысяч исламистов.

Уже 11 марта вновь напомнили о себе «непримиримые». В этот день был убит один из видных полевых командиров Салафистской группы проповеди и джихада /СГПД/ Абделькрим Кадури, в свое время входивший в «ближнее» окружение заместителя «национального эмира» этой связанной с «Аль-Каидой» группировки Амари Сайфи /Абдерраззак Пара/. По данным газеты «Либерте», с Кадури расправились те боевики, которые не приняли Хартию за мир.

20 марта глава правительства Алжира Ахмед Уяхья выступил на пресс-конференции, в ходе которой подвел итоги деятельности своего кабинета. В частности, он заверил, что «государство не допустит возвращения к анархии 90-х годов прошлого столетия». Говоря о применении «духа и буквы» Хартии за мир, он отметил, что «лица, виновные в национальной трагедии /руководство ИФС – прим.авт./, не будут допущены к политической деятельности». Тем самым Уяхья фактически «похоронил» надежды исламистов на возрождение ИФС. По данным премьера, за годы внутриалжирского противостояния /1992 – 2005/ силовые структуры страны уничтожили 17 тысяч террористов. Он пояснил, что чрезвычайное положение в стране будет сохраняться вплоть до полного искоренения этого явления. Уяхья уклонился от ответа на вопрос – поддержит ли он действующего главу государства Абдельазиза Бутефлику, если в 2009 году он будет претендовать на третий президентский мандат. Также он отказался ответить на вопрос о том, какие виды вооружений Алжир закупит в России в обмен на списание долга.

Со своей стороны глава Национальной консультативной комиссии по продвижению и защите прав человека /официальная структура при президенте страны/ Фарук Ксентини заявил, что число жертв алжирской трагедии составило «от 150 до 200 тыс.человек». Ранее официально признанное число жертв составляло 150 тыс.человек. Одновременно Ксентини предупредил о «риске социального взрыва в ближайшие 5 – 6 лет» в случае, если не будут приняты эффективные меры по восстановлению мира в стране и решению проблемы занятости среди молодежи, которая наиболее подвержена исламистской пропаганде.

30 марта госминистр Алжира Абдельазиз Бельхадем объявил, что в мае в Триполи состоится встреча глав МИД стран-участниц Союза арабского Магриба /САМ/, в который входят Алжир, Ливия, Мавритания, Марокко и Тунис. Соответствующее решение было принято на состоявшейся несколькими днями ранее в Хартуме арабской встрече на высшем уровне. Как известно, САМ, созданный еще в 1989 году, уже давно находится в состоянии стагнации из-за наличия ряда двусторонних проблем между его участниками.

В марте подтвердилось, что США становятся самым крупным торгово-экономических партнером Алжира. В 2005 году торговый оборот между ними достиг 11,5 млрд долларов, что почти на 5 млрд превышает показатель 2004 года. Алжирский экспорт /главным образом углеводороды/ составил в 2005г.10,3 млрд долларов

Также в марте стало известно, что в ближайшее время Алжир получит выход к Атлантике. Это стало возможно после подписания соглашения с Мавританией о строительстве автодороги Тиндуф /Алжир/ – Шум /Мавритания/. Как отметили алжирские СМИ, строительство этой дороги лишает Рабат одного из излюбленных аргументов, согласно которому Алжир поддерживает сепаратистский Фронт ПОЛИСАРИО с целью получить выход к Атлантике через сахарские провинции.

В марте Алжир посетила делегация американского министерства энергетики, составленная главным образом из специалистов-ядерщиков. В ходе визита американцы ознакомились с объектами, находящимися в ведении Национального комиссариата по атомной энергии, и в частности, с реакторами «Нур» и «Ас-Салям». На прошедших переговорах обсуждались вопросы сотрудничества в сфере подготовки специалистов по ядерной безопасности. Как отметила алжирская газета «Либерте», подобная транспарентность Алжира в столь чувствительной области на фоне кризиса вокруг иранского ядерного досье свидетельствует о том, что АНДР «твердо решила создать режим открытости вокруг своей исследовательской ядерной программы в мирных целях».

Алжирские СМИ уделили много внимания состоявшейся в марте отставке с поста советника министерства обороны Франции по специальным операциям генерала Филиппа Рондо, имевшего репутацию специалиста по Алжиру. Именно он, в частности, руководил операцией по вывозу из Судана известного террориста Карлоса, координировал действия французских и алжирских спецслужб в операциях по ликвидации «национального эмира» ВИГ Джамеля Зитуни, по нейтрализации сети ВИГ в Париже. Как отмечают алжирские газеты, «Рондо был «глазами и ушами Ширака, в то время как Саркози /глава МВД Франции/ и де Вильпен /премьер-министр/ боялись его».

В марте алжирские власти, следуя курсу на арабизацию общественной жизни, продолжили наступление на французский язык в стране. В середине учебного года они закрыли 42 частных школы, преподавание в которых велось на французком языке . Их ученикам было предложено перейти в государственные школы, где преподавание ведется на арабском языке. Подобный шаг служит только одному – дальнейшему углублению раскола алжирского общества на арабов и предпочитающих французский язык берберов. Тем более, что согласно закону об арабизации от 1984 года, реальное применение которого началось только в период правления Бутефлики, арабский язык обязателен только в системе начального и среднего образования. В университетах большинство дисциплин читается на французском языке.

Логическим продолжением проводимого сверху курса на арабизацию и исламизацию страны стал принятый 20 марта в алжирском парламенте закон, который ввел уголовную ответственность за пропаганду немусульманских религий в Алжире и попытки перетягивания алжирцев в лоно других церквей. Формально конституция Алжира допускает свободу вероисповедания, однако на деле ситуация обстоит несколько иначе. Здесь уместно напомнить, что до арабского завоевания среди проживавших в прибрежной полосе берберов было популярно христианство. Достаточно вспомнить Святого Августина.

52.76MB | MySQL:101 | 0,355sec