Турция: экономика мега-проектов начинает и выигрывает

Политические программы партий-участниц выборов нередко начинают напоминать друг друга: программы правых партий – левые, левых – правые  и это – реальность современного мира, действительная не только для Турции. Говоря же о Турции, достаточно, к примеру, посмотреть на программу и, в особенности, выступления лидеров Народно-республиканской партии и то, как они (как показали выборы – безуспешно – В.К.) пытаются привлечь на свою сторону консервативный, религиозный электорат. В частности, через предложение о пересмотре понятия «светскости» и обещания всем желающим носить «бороды и исламские платки» хоть где – хоть дома, хоть на работе в государственном учреждении.

Про обещания различных материальных выгод, включая заработные платы и социальные льготы, и говорить не приходится. Турецкие партии перед выборами 24 июня дружно соревновались в том, до какого уровня надо поднять минимальный оклад, пенсии, пособии безработным, стипендии учащимся, выплаты молодежи, пособия матерям, и не обязательно – одиночкам, и так далее, включая бесплатное подключение к сети интернет для молодежи (а почему только для неё? – В.К.). Дальше всех в этом вопросе, конечно, пошла прокурдская Партия демократии народов, которая, выражаясь цитатой из советской киноклассики, предложила «взять все, да и поделить».

Но был один пункт программы, который у победившей Партии справедливости и развития кардинальным образом отличался от программ партий-конкуренток. Речь идёт об отношении к так называемым «мега-проектам».

Все, без исключения, оппозиционные партии высказались против реализации в стране масштабных проектов и за более взвешенный подход по части расходования средств, как государственных, так и частного бизнеса. В то время, как эти самые мега-проекты – есть ключевой аспект программы правящей партии.

Аргумент оппозиции — простой: у государства денег нет, частный сектор – за ближайшие годы оказался перекредитован до предела с тем, чтобы ещё вкладываться в убыточные стройки. Под которые государство, к тому же, дает ещё бизнесу и финансовые гарантии с тем, чтобы гарантировать, как минимум, безубыточность (из серии, что при строительстве платного участка автодороги дать гарантию на оплату определенной, минимальной суммы, даже если число проехавших автомобилей будет меньше изначально запланированного – В.К.).

Не говоря уже об обвинениях оппозиции в адрес руководства страны о том, что мега-стройки отдаются только приближенным ко власти компаниям, то есть плодят в стране коррупцию (турецкой оппозиции про «Зенит Арену» рассказать не мешало бы – В.К.).

Очень много на выборах от оппозиции звучало слов про то, что и саму концепцию государственно-частного партнёрства в Турции надо пересмотреть, как наносящую ущерб государству. Очевидно, с точки зрения уменьшения обязанностей и гарантий со стороны государства, впрочем, без излишней конкретики. Иначе, вполне законным будет вопрос – а как заманить частный сектор в проект, чья судьба – непредсказуема? И что ему показывать в банке при оформлении кредита на строительство? Совершенно очевидно, что технико-экономического обоснования без твердых гарантий возврата кредита будет недостаточно.

Наглядный пример про АЭС «Аккую»: уж на что турки оказывали давление на Россию по поводу того, чтобы не давать гарантию на покупку электроэнергии, и уж на что у России была неумелая переговорная команда (один вопрос с налогообложением чего стоит, для решения которого понадобился российско-турецкий кризис – В.К.), но даже эта команда ниже гарантий Казначейства Турции на покупку 50% объема вырабатываемой электроэнергии упасть не смогла.

Ряд мега-проектов оппозиция предлагала пересмотреть и свернуть, включая и упомянутую АЭС «Аккую».

Однако, 24 июня победил именно подход ПСР на то, что мега-проекты – это для страны приоритет и вопрос как экономический, так и геополитический. И перед самими выборами партия поспешила продемонстрировать народу очередные достижения в этой сфере, включая пуск большого участка Трансанатолийского газопровода (ТАNАП), а также третьего аэропорта в г. Стамбул (невзирая на то, что вопрос сообщения между ним и центром города пока ещё не решен – В.К.).

А сразу после выборов организовать торжественную церемонию подписания соглашения с Мировым банком на выдачу кредита на сумму 1,2 млрд долл. под новые фазы проекта строительства газохранилища «Соленое озеро», призванного укрепить энергетическую безопасность страны на случай перебоев поставок газа из-за рубежа.

Также сразу после выборов были обнародованы «вести со строек».

В частности, было подтверждено, что третий аэропорт в Стамбуле будет введен в строй 29 октября – в День Республики в Турции. Мост через пролив Дарданеллы («1915 Чанаккале» — В.К.) будет завершен к 2022 году. Про завершение срока реализации проекта «Канал Стамбул» ничего пока не говорится, однако, заявляется о том, что в ближайшие месяцы ему будет дан старт через объявление конкурса инвесторов.

Было обещано, что протяженность линий железных дорог в стране будет увеличена до 25 тыс. км. – обычных и 13 тыс. км  — скоростных. Также, Турция в ближайшие годы должна войти в ряд стран, способных производить спутники связи, а также развивать собственные технологии в сфере авиации и космоса. Для этого, в частности, в стране создается Космическое агентство.

Очень интересна и реакция на мега-проекты со стороны населения. Конечно, мега-проекты – лишь часть программы ПСР, однако, к примеру, в тех муниципалитетах, через которые пройдет «Канал Стамбул», была отмечена убедительная победа правящей партии, невзирая на все «природоохранительные» нападки оппозиции. Для действующей власти – это, по сути, сигнал в отношении правильности проводимой политики, в центре которой крупные стройки – в первую очередь, в сфере транспортной инфраструктуры.

52.5MB | MySQL:102 | 0,517sec