Позиция Арабской Республики Египет по вопросу реформирования ООН

Вопрос о реформировании Организации Объединенных Наций (ООН) является одним из наиболее актуальных в повестке дня международного сообщества. На рубеже XX–XXI веков. неоднократно высказывались мнения и предложения относительно реформы этой крупнейшей международной организации, в том числе из уст ее руководства. Как заявил в 1997 г. Генеральный секретарь ООН Кофи Аннан «реформа должна основываться на новом консенсусе среди правительств относительно того.., что (Организация Объединенных Наций) может делать наилучшим образом, в чем она должна сотрудничать с другими и что она должна оставить на усмотрение других». В своем докладе о реформе ООН в 2002 г. Кофи Аннан подчеркнул, что «Организация Объединенных Наций существует не как статичный памятник чаяниям ушедшей эпохи, а как меняющийся механизм, несовершенный, как и все человеческие творения, но способный перестраиваться и совершенствоваться».

Проблема реформирования ООН находит живой отклик в правящих кругах и среди общественности в арабских странах. По мнению видного государственного деятеля Египта, бывшего генерального секретаря Организации Объединенных Наций (1992–1996) Бутроса Бутроса Гали, процесс глобализации обуславливает необходимость разработки новой концепции работы ООН. По его мнению, большинство членов ООН не интересуются международными делами, которые полностью решаются отдельными развитыми странами, и привлечение других стран к работе ООН может изменить эту тенденцию. Б.Гали отметил, что «экономический и социальный прогресс, гармоничное развитие всех стран – это шаг к миру, чему должна способствовать работа ООН в развивающихся странах». Резкий толчок прореформистским настроениям дало решение США и Великобритании начать войну против Ирака в марте 2003 г. без согласия Совета Безопасности, что заставило арабо-мусульманский мир заговорить о несовершенстве системы мироустройства.

В своем докладе «При большей свободе: к развитию, безопасности и правам человека для всех», обнародованном в 2005 г., Кофи Аннан отметил: «Мы должны изменить облик Организации, проявляя такое творческое воображение, смелость и оперативность, на которые ранее мы не были даже способны, начав с полного пересмотра основных управленческих методов и создания более транспарентной, эффективной и действенной системы Организации Объединенных Наций, и закончив перестройку наших крупнейших межправительственных учреждений, с тем чтобы они могли отражать реальности сегодняшнего мира и продвигать вперед решения приоритетных задач… Однако, если цели должны быть твердыми, а принципы – неизменными, практика и организация должны следовать в ногу со временем. Чтобы Организация Объединенных Наций служила полезным инструментом для своих государств-членов и для народов мира.., ее необходимо полностью переориентировать на потребности и обстоятельства XXI века». В докладе был отмечен целый ряд весьма острых проблем, на необходимость скорейшего преодоления которых указал Генеральный секретарь. Среди них – бедность и отсталость, экологическая неустойчивость, международный терроризм, распространение ядерного, биологического и химического оружия, угроза применения силы. В докладе Кофи Аннана среди основных была предложена идея расширения Совета Безопасности ООН.

Арабская Республика Египет подвергла критике доклад Кофи Аннана. Египетский совет по иностранным делам заявил, что К.Аннан в недостаточной мере исследовал такие крайне важные вопросы, как проблема иностранной оккупации, строительство Израилем незаконных поселений на палестинских территориях, проблема распространения оружия массового поражения на Ближнем Востоке. По мнению ряда политических и общественных деятелей Египта, определенную роль в снижении эффективности деятельности ООН играет политика США. В своей книге под названием «Подневольный. Моя история с США и ООН», Б.Гали подверг решительной критике действия администрации США в ООН. По его мнению, Вашингтон, избирательно обращаясь за содействием к Совету Безопасности ООН при урегулировании международных конфликтов, делает эту международную организацию «козлом отпущения», особенно при проведении операций по обеспечению мира, как это было в Боснии, Сомали и Уганде.

У Египта, как активного участника международных процессов, сложилось собственное видение такого устройства Организации Объединенных Наций, какое отвечало бы вызовам современности. Согласно занимаемой Каиром позиции, именно ООН должна принадлежать главенствующая роль в решении таких острых международных проблем, как урегулирование арабо-израильского конфликта и кризис вокруг Ирака. В отношении первого вопроса АРЕ настаивает на выполнении Израилем всех резолюций СБ ООН, касающихся вывода его войск и поселений с оккупированных арабских территорий и создания независимого палестинского государства. Основой для процесса ближневосточного урегулирования Каир считает план «Дорожная карта», разработанный «четверкой» международных посредников (Россия, США, ООН и ЕС) и одобренный СБ ООН. Сложная ситуация вокруг Ирака, сложившаяся после вторжения в эту страны войск США и их союзников должна быть разрешена, по мнению Египта, усилиями международного сообщества под патронажем ООН.

В конце 90-х годов Египет предложил пересмотреть процедуру применения права вето постоянными членами Советом Безопасности ООН, мотивируя это тем, что сложившаяся практика «противоречит принципам демократии, которые должны характеризовать современный мировой порядок и которыми государства должны руководствоваться в отношениях друг с другом и во внутригосударственной жизни». Как заявил глава МИД АРЕ Амр Муса, до полного отказа от права вето постоянные члены СБ ООН могли бы прибегать к нему только в случаях, когда речь идет о возможном применении силы. Кроме того, Каир заявил о необходимости пересмотра практики введения СБ ООН санкций против того или иного государства, с тем чтобы «более серьезно и всеобъемлюще учитывать все гуманитарные последствия», а также «устанавливать определенные временные рамки для мер воздействия, чтобы они не становились бесконечным наказанием для народов, как самого государства, так и его соседей». Касаясь вопроса о расширении СБ ООН, Египет заявил, что «недопустимо, чтобы отдельные промышленно развитые страны являлись постоянными членами Совета Безопасности ООН при том, что развивающимся государствам в подобном праве отказано». По мнению Ахмеда Абу аль-Гейта, возглавившего внешнеполитическое ведомство Египта в июле 2004 г., многие страны поддерживают идею расширения численного состава СБ ООН и понимают необходимость того, чтобы в Совбезе были представлены мусульмане и арабы. Египет рассматривает увеличение числа постоянных членов СБ ООН в качестве основного этапа в реформе системы Организации Объединенный Наций.

Одной из приоритетных целей дипломатии АРЕ на рубеже веков является стремление занять место постоянного члена Совета Безопасности ООН. В докладе комитета по иностранным делам Народного собрания АРЕ, представленного в мае 1996 г., в качестве одного из приоритетов внешней политики была названа необходимость «использовать привилегированные отношения Египта с различными государствами мира и ключевую роль АРЕ в ближневосточном мирном процессе для того, чтобы добиться постоянного членства в Совете Безопасности ООН. Достижение этой цели отвечало бы совместным задачам Египта и всех стран, которые входят в сферу его важнейших внешнеполитических интересов». В своем выступлении на конференции в Каире по вопросам региональной безопасности и реформ, организованной властями АРЕ совместно с ООН, министр иностранных дел Египта Ахмед Абу аль-Гейт заявил, что реальный прогресс в деле реформирования и расширения Совета Безопасности невозможен без всеобъемлющего подхода, учитывающего «важность представительства всех цивилизаций и культур».

Официальный Каир считает, что страна отвечает многим критериям, необходимым, чтобы занять одно из двух новых мест в СБ ООН, которые предполагается выделить Африке в рамках проекта реформирования ООН. В качестве доводов в пользу своей кандидатуры Египет выдвигает целый ряд факторов. Как заявил Ахмед Абу аль-Гейт, «в Африке Египет располагает самой крупной экономикой и самым большим числом дипломатических миссий за рубежом, что позволяет ему строить широкие отношения с международным сообществом». В качестве факторов, обеспечивающих лидерство Египта в Африке, Каир называет сильную дипломатию и лучшие вооруженные силы на континенте, которые участвуют во многих международных миротворческих операциях, в том числе и в Африке. Таким образом, считают в Каире, Египет мог бы стать постоянным африканским членом «с арабским, исламским и средиземноморским лицом». По мнению МИД АРЕ, «региональный и международный вклад Египта, его вес в африканских, арабских и исламских кругах, на Ближнем Востоке и среди развивающихся стран позволяют ему взять на себя ответственность нового члена в расширенном Совете Безопасности».

Необходимую поддержку в данном вопросе Египет получил от арабских стран. На 17-м саммите глав государств и правительств стран-членов ЛАГ, прошедшем 22-23 марта 2005 г. в Алжире, члены этой межарабской организации «поддержали Египет в том, чтобы он занял новое место в СБ ООН в случае расширения его состава для защиты прав Африки, арабов, исламских и развивающихся государств». Тем самым, арабские страны признали заслуги египетской дипломатии и доверили ему отстаивать свои интересы в главном органе ООН. Принимая во внимание традиционную активность египетской дипломатии, ее многовекторность, необходимо отметить, что участие АРЕ в обсуждении проектов по реформированию ООН является подтверждением стремления руководства страны участвовать в формировании новой системы международных отношений, отвечающей современным вызов и угрозам.

Важна для Египта и поддержка России. В Совместном заявлении о дальнейшем углублении дружественных отношений и партнерства между Российской Федерацией и Арабской Республикой Египет, принятом в апреле 2005 г. по итогам визита президента России В.Путина в АРЕ, было отмечено, что «Российская Федерация рассматривает Арабскую Республику Египет в качестве влиятельного и важного члена международного сообщества и в этой связи заявляет, что Египет является одним из достойных кандидатов на место постоянного члена расширенного Совета Безопасности ООН при условии достижения самого широкого согласия в отношении реформы Совета Безопасности».

О том, что вопрос об африканском представительстве имеет огромное политическое значение, говорит развернувшаяся полемика между странами-кандидатами по поводу возможного вхождения в будущий расширенный состав СБ ООН. Так, директор Институт мира и урегулирования конфликтов и один из самых высокопоставленных чиновников нигерийской администрации Даво Олуйеми-Куса считает, что ЮАР и Египет – «недостаточно черны», чтобы представлять Африку в Совете Безопасности ООН. По мнению Д.Олуйеми-Куса, Египет не может претендовать на место в СБ ООН потому что это – в первую очередь арабская страна, а не африканская, а ЮАР – «слишком белая», ее высокий уровень развития достигнут благодаря белым, а кандидатура Нигерии самая подходящая.

В дипломатическую полемику по поводу африканского представительства в СБ ООН и реформ в крупнейшей международной организации включилась и Ливия, выступившая с целым пакетом предложений по данному вопросу. Как заявил в 2004 г. ливийский лидер Муамар Каддафи, его страна заслуживает постоянного членства в Совете Безопасности ООН. В качестве основного довода Триполи привел наличие у него «третьей мировой теории», позволяющей найти решение политических, экономических и социальных проблем, и в связи с этим, по мнению ливийский властей, страна является водоразделом между капитализмом и коммунизмом. Ливия призвала СБ ООН принять резолюцию о создании «совета мудрецов» из числа бывших государственных лидеров для урегулирования международных конфликтов. Одновременно с этим Муамар Каддафи предложил передать основные функции СБ ООН, состоящего из 15 членов, Генеральной Ассамблее ООН, в которую входит 191 государство. Необходимость такого шага, по мнению ливийского лидера, обусловлена тем, что в своем нынешнем виде ГА ООН «является лишь бездушным декоративным органом». Кроме того, Ливия также выступила с инициативой о переносе штаб-квартиры ООН из Нью-Йорка в Женеву.

Стремление Египта занять место постоянного члена СБ ООН логически вытекает из его внешнеполитической стратегии, нацеленной на укрепление своих международных позиций. Египет – активный участник миротворческих миссий ООН, автор различных инициатив, направленных на снижение напряженности в международных отношениях. Главным направлением миротворческой деятельности Каира является его участие в качестве посредника в процессе мирного урегулирования арабо-израильского конфликта. Также Египет прилагает активные усилия с целью скорейшей стабилизации в Ираке, способствуя осуществлению диалога между различными иракскими политическими силами. Египет выступает за превращение Ближнего Востока в зону, свободную от оружия массового поражения. Египет уделяет повышенное внимание вопросам безопасности в Африке, особенно, в Северной Африке и районе Африканского рога. По мнению Каира, Египет сыграл и играет значительную роль в судьбе африканского континента, особенно в период борьбы африканских стран за независимость и последовавшего за этим периода строительства Египет активно участвует в процессе стабилизации внутриполитической ситуации в Судане. Египет одним из первых (еще в 80-е годы) указал на растущую опасность международного терроризма, и выступил с инициативой созыва международной конференции под эгидой ООН и выработки мер противодействия этой угрозе. Египет занимает третье место в Африке по взносам в бюджет ООН. Есть положительный опыт работы в структурах ООН египетских представителей. Такой известный египетский дипломат как Бутрос Бутрос Гали занимал пост генерального секретаря ООН, Мохаммед аль-Барадеи возглавляет МАГАТЭ, а египтянин Набиль аль-Араби является судьей в Международном суде в Гааге.

В свою очередь в ООН уделяется повышенное внимание региону Арабского Востока. В 2005 г. группой независимых экспертов, при содействии Программы развития ООН (ПРООН) был подготовлен доклад, в котором прозвучал призыв к ускорению демократических реформ в арабском мире во избежание хаотических социальных потрясений. В докладе была подвергнута критике политическая система большинства арабских стран, в частности, широко распространенная там практика введения чрезвычайного положения и подчинения судов исполнительной власти, а также систематическое ущемление свободы слова, прав женщин, религиозных и национальных меньшинств. Отмечая рост политической активности населения в регионе, авторы доклада указали на то, что «в отсутствие мирных и эффективных механизмов устранения несправедливости и начала чередования властей некоторые слои общества могут поддаться соблазну насильственного протеста, который чреват внутренними беспорядками. Концентрация власти в одних руках – будь то монархия, военная диктатура или гражданский президент, избранный в условиях отсутствия конкурентов, – создает своего рода политическую «черную дыру» в сердцевине арабской политической жизни».

Арабский мир, в том числе и его ключевой дипломатический центр – Египет, связывает с ООН большие надежды, рассчитывая на поддержку этой организации в вопросе справедливого урегулирования арабо-израильского и иракского конфликтов, а в последующем – установления и развития равноправного, взаимовыгодного и долгосрочного сотрудничества в ближневосточном регионе.

43.89MB | MySQL:92 | 0,965sec