Морально-психологическое состояние населения и личного состава вооруженных сил Пакистана

Определяющее влияние на формирование морально-психологического состояния населения Пакистана оказывают сохраняющиеся очаги напряженности у западной и восточной границ страны, внутриполитический кризис, обусловленный продолжающимся противостоянием между радикальной оппозицией и военным режимом, а также наличие серьезных социально-экономических проблем. К наиболее значимым факторам, оказывающим воздействие на формирование МПС населения и военнослужащих пакистанской армии в данный период, следует отнести:

— участие Пакистана в возглавляемой США антитеррористической операции в Афганистане;

— действия правительства Пакистана по признанию Израиля;

— нерешенность вопроса о статусе Кашмира;

— наличие этноконфессиональных противоречий;

— низкий уровень жизни населения;

— недавнее землетрясение на территории Пакистана и его последствия.

Военно-политическое руководство Пакистана продолжает пользоваться поддержкой основной массы населения вследствие социально-политической пассивности пакистанцев, а также мощной пропагандистской работы правительственных СМИ. Через официальные источники информации — телевидение, радио, газеты — властями широко распространяется информация о высоких темпах развития экономики (рост ВВП в 2004/2005 финансовом году — 8,5%) и внедрении в обществе принципов демократии, включая свободу прессы, улучшение положения женщин и предоставление больших прав меньшинствам. Пресса также широко освещает положительные оценки авторитетных зарубежных финансово-экономических организаций. Согласно докладу Всемирного банка, опубликованному 13 сентября 2005 г. ведущими пакистанскими газетами, Пакистан является лидером среди стран Южной Азии в проведении экономических реформ и занимает по этому показателю 60-е место среди 155 государств (Индия — 116-е, Шри-Ланка — 75-е). Всемирный банк называет Пакистан лучшим в регионе государством по принятым в предшествующий год мерам в сфере либерализации экономики.

Тем не менее основные социальные проблемы в Пакистане остаются нерешенными. Сохраняется высокий уровень инфляции и продолжается рост цен, в том числе на энергоносители и товары массового потребления. Растет безработица — суммарный коэффициент занятости составляет 35%. Треть населения страны находится за чертой бедности, существуя на 1 доллар в день, еще 40% пакистанцев живут на 2 доллара в день. По данным ООН, Пакистан по уровню жизни населения находится на 135-м месте среди 177 стран. Образование и здравоохранение также находятся на низком уровне. В Пакистане лишь 2% граждан получают университетское образование, а уровень грамотности взрослого населения составляет 48,7%. Смертность детей, не достигших пятилетнего возраста, — 103 человека на тысячу рожденных, у 38% детей того же возраста имеется дефицит веса. Продолжительность жизни пакистанцев составляет 63 года.

Серьезно ухудшило положение населения Пакистана и оказало крайне негативное влияние на морально-психологическое состояние пакистанцев произошедшее в октябре 2005 г. мощное землетрясение — 7,6 балла по шкале Рихтера. Особенно серьезно пострадали районы пакистанской части Кашмира, где находился эпицентр землетрясения. Большие разрушения причинены городам Лахор, Исламабад, Сиалкот, Маншехра, Гуджранвала, Сват, Аб-боттабад, Музаффарабад, Котли и др. Стихия уничтожила более 15 тыс. деревень, расположенных в основном на склонах гор. Многие населенные пункты оказались отрезанными от внешнего мира. Согласно официальным данным, погибли 48 тыс. человек, ранены 67 тыс., около 3 млн остались без крова. В зоне бедствия сложилась крайне тяжелая обстановка. Сотни тысяч человек оказались под открытым небом, практически лишенные доступа к продовольствию и питьевой воде. Ощущалась острая нужда в палатках, одеялах, продуктах питания и медикаментах.

В зоне бедствия обычным явлением стали случаи мародерства и грабежей. В Музаффарабаде, где погибли около 11 тыс. человек, были зафиксированы попытки нападения на военные грузовики, перевозящие продовольствие, палатки и медикаменты. Группа людей попыталась похитить автомобили, принадлежащие правительственным агентствам. Корреспондент «Би-би-си» Ахмед Хан стал очевидцем мародерства в городе Равалпинди, неподалеку от столицы Пакистана. Продолжавшаяся сейсмическая активность — так называемый афтершок после мощного землетрясения, сеяла панику среди населения.

Сложившаяся ситуация вызвала среди жителей пострадавших от землетрясения районов рост недовольства властями. Они обвинили правительство в бездействии и равнодушии к судьбе простого народа. По свидетельству очевидцев, «многие люди разгневаны поведением правительства». Вид военных вертолетов, прилетевших для спасения солдат, вызывал возмущение жителей тем, что спасением гражданского населения никто не занимался. Жительница одной из местных деревень сказала: «Какое правительство? Мы уже забыли о нем. Сейчас только Бог может спасти нас». А член местного совета города Багх заявил: «Мы оплакиваем не только погибших, мы оплакиваем наши связи с центральными властями».

Тем не менее массовых выступлений под антиправительственными лозунгами ни в пострадавших районах, ни в общем по стране в данный период не отмечалось. Имевшие место акции протеста носили экономический характер.

Наибольшую социально-политическую активность в этот период демонстрировала объединенная оппозиция, представленная блоком шести религиозных партий «Муттахида Маджлис и-Амаль» («Совет объединенных действий») и объединением 15-ти либеральных партий «Альянс за восстановление демократии». Пакистанская оппозиция ведет борьбу против курса военного режима Мушаррафа, провозгласившего своей идеологией умеренный ислам, или «просвещенную умеренность».

Оппозиция обвинила генерала Первеза Мушаррафа в проведении прозападной политики и потребовала его смещения с поста президента и главнокомандующего вооруженными силами, отмены всех конституционных поправок, введенных военным режимом с 1999 г., и восстановления Конституции 1973 г. Основным методом борьбы оппозиция избрала проведение массовых акций протеста. Одним из таких мероприятий была инициированная объединенной оппозицией демонстрация протеста 9 сентября 2005 г., во время которой лидеры призвали своих сторонников «выйти на улицы, остановить движение по всей стране и организовать всеобщую дорожную пробку».

Лидеры блока радикальных партий «Муттахида Маджлис и-Амаль» (ММА), по их собственному заявлению, привлекая «Альянс за восстановление демократии» к проведению совместных акций протеста, преследуют цель помешать его сближению, особенно Пакистанской народной партии с генералом Мушаррафом. При этом, чтобы удержать Алянс, ММА отозвала некоторые свои требования к правительству, включая проблему военных операций в Вазиристане, действия по признанию Израиля и проведение реформы религиозных учебных заведений (медресе).

Одновременно оппозиция проводит информационно-пропагандистскую кампанию, направленную на снижение авторитета президента генерала Первеза Мушаррафа, в том числе используя парламентскую трибуну. Лидер оппозиции в Национальной ассамблее и генеральный секретарь ММА Фазлур Рахман выступил с резкой критикой последних шагов президента Мушаррафа во внутренней и внешней политике, включая меры правительства по реформе медресе и изменению их учебной программы. Он обвинил правительство в том, что оно действует «по указке США», и заявил, что ММА уйдет в отставку в Национальной ассамблее и в Северо-Западной пограничной провинции (СЗПП), если правительство попытается ограничить свободу религиозных школ. Более того, Фазлур Рахман добился поддержки 90% богословов для аннулирования соглашения о реформировании программы медресе между правительством и Управлением медресе, которому подчиняются около 8200 религиозных учебных заведений.

Религиозный альянс ММА также выступил против действий пакистанского правительства по признанию Государства Израиль. Вице-президент ММА и лидер партии «Джаммиат улема-э ислам» («Общество мусульманских богословов») Сами уль-Хак заявил, что «через Мушаррафа Америка пытается влиять на мусульманский мир, проводить свою политику, и теперь Пакистан начал постепенное признание Израиля».

Следует отметить, что у пакистанской общественности существуют разные мнения об установлении связей с Израилем. В то время как экстремисты рассматривают евреев как врагов ислама, сторонники более умеренной политики придерживаются мнения, что Пакистан может установить с Израилем некоторые отношения. Молодежь, как более демократично настроенная часть населения, считает, что «от Израиля можно получить много, поскольку это высокоразвитая страна, и у нее очень высокий уровень образования».

Сторонники радикального ислама, усилившие свои позиции после парламентских выборов 2002 г. (имеют в парламенте Пакистана 147 из 342 мест), проводят курс по исламизации всех сторон жизни пакистанского общества. В русле этой политики ММА в июле инициировала принятие в Северо-Западной пограничной провинции (СЗПП) закона «Hasba Bill», в соответствии с которым в провинции отменяются все существующие светские законы, когда-либо принятые со времен господства Великобритании. Это вызвало резкую негативную реакцию со стороны центральной власти, светской оппозиции, а также национальных и религиозных меньшинств. Введение в действие этого закона может привести не только к дестабилизации социально-психологической обстановки в Северо-Западной пограничной провинции, но и к ухудшению общего внутриполитического климата в стране.

Военный режим проводит мощную информационную кампанию для нейтрализации пропаганды оппозиции и информационного обеспечения пребывания генерала Первеза Мушаррафа на двух высших постах. Государственные средства массовой информации постоянно публикуют выступления первых лиц страны — президента, премьер-министра и других высокопоставленных политических и военных деятелей с разъяснением курса правительства. Большое внимание власти придают ведению пропаганды среди молодежи, которая составляет 25% населения Пакистана. Одновременно для повышения рейтинга Мушаррафа военный режим использует и популистские меры. Так, на время празднования священного месяца Рамадана правительство объявило о снижении цен на 5–15% на товары 500 наименований. Пропаганда военного режима направлена также на мировую общественность. Выступая перед журналистами в Нью-Йорке, П. Мушарраф обосновал необходимость совмещения постов президента и командующего армией до 2007 г. требованиями международной и внутриполитической ситуации и не исключил возможности продления своих полномочий.

В то же время официальные власти усилили борьбу с исламским экстремизмом. Под предлогом возможной причастности к теракту 7 июля 2005 г. в Лондоне выходцев из Пакистана президент П. Мушарраф призвал сограждан к «священной войне против религиозного фанатизма» и объявил о новых мерах в борьбе с экстремизмом в религиозных организациях и системе медресе. Был введен запрет на деятельность нескольких экстремистских группировок, арестованы 190 членов запрещенных организаций и свыше 700 их сторонников в Пенджабе, Синде и Северо-Западной пограничной провинции. За распространение идей религиозной нетерпимости было также закрыто несколько десятков газет и журналов таких экстремистских организаций, как «Хизб-ут Тахрир», «Джамаат-уд-Дава» (бывшая «Лашкар-э-Тайба»), «Харакат-уль-муджахедин», «Аль-Рашид Траст», «Лашкар-э-Джангви», и др. Кроме того, был вынесен приговор о смертной казни пятерым пакистанским гражданам — одному военнослужащему и четверым гражданским лицам — за организацию покушения на президента страны 25 декабря 2003 г.

Правительственная программа по борьбе с экстремизмом включает также проведение реформы религиозных школ (медресе), на реализацию которой выделен 1 млрд рупий. Данные религиозные школы, которых в Пакистане насчитывается около 13 тыс., имеют устойчивую репутацию рассадников радикальной идеологии. В соответствии с реформой, все медресе должны изменить свои академические программы и до конца 2005 г. пройти регистрацию. Для этих целей при министерстве по делам религий было специально создано бюро регистрации, которое будет отслеживать ход регистрации медресе.

Жесткая политика Мушаррафа в отношении сторонников радикального ислама привела к расколу в правительстве, а именно — между правящей партией и кабинетом министров. Президент Чоудри Шуджат Хусейн и генеральный секретарь Мушахид Хусейн правящей партии «Пакистанская мусульманская лига» публично выступили против политики правительства в отношении медресе. В самом кабинете министров также нет безоговорочной поддержки премьер-министра Шауката Азиза и президента Мушаррафа. Министр по делам религии Иджазул Хак выступил против самой идеи реформирования медресе и потребовал сохранения «суверенитета» религиозных школ.

Сложившаяся в правительстве ситуация вынудила правительство Мушаррафа несколько смягчить политику и пойти на некоторые уступки — было дано согласие не вмешиваться во «внутренние дела» медресе и их деятельность, включая учебную программу и источники финансирования. В то же время Мушарраф предпринял некоторые меры по консолидации проправительственных сил и укреплению дисциплины среди членов правящей партии.

Одним из главных факторов, оказывающих негативное влияние на развитие социально-психологической обстановки в Пакистане, является участие Пакистана в возглавляемой США антитеррористической операции в Афганистане. Вашингтон, стремящийся расширить масштабы операции и добивающийся более активного участия в операции пакистанской армии, использует свою помощь в качестве рычага давления на Исламабад. Так, Вашингтон заявил о выделении Исламабаду 147,6 млн долларов на развитие экономики и социальной сферы и свыше 200 млн долларов на оборонные нужды. В рамках военного сотрудничества Вашингтон намерен предоставить Исламабаду большую партию американского ракетного оружия, истребители F-16, противолодочные самолеты «Орион», современные коммуникационные видеосистемы и другое вооружение. Кроме того, Вашингтон заявил о возможности установления ядерного сотрудничества с Пакистаном в обмен на конкретные уступки.

Исламабад, заинтересованный в получении американской помощи для развития экономики и достижения паритета сил с Дели, активизирует свое участие в антитеррористической операции. В сентябре 2005 г. Пакистан направил дополнительно 9,5 тыс. войск на границу с Афганистаном — 5 тыс. солдат на северо-запад и 4,5 тыс. в юго-западную провинцию Белуджистан. Таким образом, Пакистан к настоящему времени разместил в районе пакистано-афганской границы около 80 тыс. войск, что намного превосходит по численности воинский контингент Международных сил безопасности (МСБ), состоящих из войск НАТО, США и афганских сил безопасности.

Пакистан также заявил о планах возведения на пакистано-афганской границе системы заграждений протяженностью 2,5 тыс. км с целью предотвращения инфильтрации боевиков «Аль-Каиды» и наркоторговцев. Эта инициатива по возведению заграждений является новым дипломатическим шагом Пакистана, призванным нейтрализовать критику Запада и продемонстрировать международной общественности, что Исламабад предпринимает серьезные меры по установлению контроля над границей с Афганистаном. Также предприняты меры по пресечению использования талибами лагерей афганских беженцев для укрытия и пополнения своих отрядов. Власти Пакистана объявили о намерении закрыть лагеря беженцев, расположенные близ границы с Афганистаном. По некоторым данным, в настоящее время в Пакистане находятся более 3 млн афганцев.

Одновременно пакистанская армия расширила военные операции в Зоне племен. В сентябре прошлого года в Северном Вазиристане была проведена широкомасштабная операция по зачистке территории от иностранных террористов и их местных сторонников. По официальным данным пакистанского военного ведомства, в ходе операции была уничтожена крупная база «Аль-Каиды». Людские потери боевиков составили 30 человек убитыми, среди которых было несколько иностранцев; 22 боевика были арестованы, в том числе несколько лидеров террористов. Это позволило П. Мушаррафу во время своего визита в США заявить о победе над террористами. По его словам, «Аль-Каида» нейтрализована и прекратила свое существование «как однородная структура», поскольку ее горизонтальные и вертикальные управленческие связи нарушены.

Как большой успех Исламабад рассматривает арест 4 октября спикера движения «Талибан» Абдулы Латифа Хакими, который с 2001 г. был для журналистов ключевым контактом и голосом «Талибана». По мнению аналитиков, его арест наносит движению серьезный удар.

Однако, несмотря на принимаемые Исламабадом меры, обстановка в пограничных с Афганистаном районах — Зоне племен — по-прежнему остается напряженной. Как известно, на племенных территориях практически не действуют законы Пакистана, местное население продолжает жить в соответствии с традиционными пуштунскими правилами и представлениями, а реальная власть принадлежит вождям и старейшинам пуштунских племен. Местное население открыто симпатизирует талибам и боевикам «Аль-Каиды». По данным американского исследовательского агентства Pew Global Attitudes Project, Усаме бен Ладену в Пакистане сейчас доверяют 51% (в 2003 г. — 45%) опрошенных мусульман, в то время как в симпатиях к Америке признались лишь 23% опрошенных.

При проведении военных операций в Южном и Северном Вазиристане пакистанская армия встречает все возрастающее сопротивление и несет значительные потери. Одновременно подвергаются преследованиям сторонники официальных властей из числа местного населения. В Южном Вазиристане был убит бывший федеральный министр, сенатор и ключевой союзник правительства в Зоне племен Фаридулла Хан. В Северном Вазиристане были распространены листовки на языке пушту с угрозой смертной казни в адрес старейшин, священнослужителей и социальных работников, которые «будут замечены в шпионаже в пользу правительства». Жители Зоны племен также проводят массовые акции протеста против действий США на афгано-пакистанской границе.

Еще одним очагом напряженности является Кашмир, спор за который между Пакистаном и Индией продолжается более полувека. Однако в последнее время наметилась позитивная тенденция — Исламабад и Дели демонстрируют готовность к нормализации отношений. Восстановлено автомобильное и железнодорожное движение между разделенными Линией контроля пакистанской и индийской территориями. В качестве одного из шагов, предпринимаемых для улучшения отношений между двумя государствами, в конце августа 2005 г. было подписано соглашение об обмене тюремными заключенными (в пакистанских тюрьмах содержатся 445 граждан Индии, в индийских тюрьмах — 379 пакистанцев). Между Исламабадом и Дели продолжает активно развиваться переговорный процесс: стороны начали переговоры о развитии авиационных маршрутов и увеличении числа автобусных маршрутов. 3 октября 2005 г., во время визита в Исламабад министра иностранных дел Индии Натвара Сингха, было подписано соглашение о заблаговременном взаимном предупреждении об испытательных пусках баллистических ракет, что рассматривается как ключевой шаг в мирном процессе. В числе обсуждаемых вопросов была и проблема спорного штата Джамму и Кашмир.

Обе стороны также включились в переговорный процесс с кашмирскими сепаратистами. В начале сентября 2005 г. премьер-министр Индии Манмохан Сингх провел встречу с умеренным крылом крупнейшего в Джамму и Кашмире объединения исламских партий и организаций «Хуррият» («Всепартийная конференция свободы») и добился гарантий отказа сепаратистов от насильственных действий. Однако радикальное крыло «Хуррията» — «Техрик-и-Хуррият», которое возглавляет Сайд Али Шах Гилани, отказалось принимать участие в переговорах и продолжает придерживаться вооруженных методов борьбы.

Одновременно Исламабад пытается привлечь для решения проблемы Кашмира международную общественность. Так, проблема Кашмира обсуждалась на заседании 32-й сессии Совещания министров иностранных дел (СМИД) государств — членов организации «Исламская конференция» (ОИК), которое проходило в конце июня 2005 г. в г. Сане (Йеменская Республика). В сентябре прошлого года П. Мушарраф обратился к Генеральной Ассамблее ООН, в которой участвовала 191 страна, с просьбой найти решение проблемы Джамму и Кашмира, «приемлемое для Индии, Пакистана и кашмирцев».

Негативное воздействие на социально-психологическую обстановку в Пакистане оказывают глубокие этноконфессиональные противоречия. Особенно беспокойными являются провинции Синд, Белуджистан и Пенджаб, где в столкновениях между представителями противоборствующих течений в исламе — суннитами и шиитами — с начала 80-х гг. погибли тысячи людей. В Карачи, городе с населением свыше 14 млн человек, в августе 2005 г. сложилась напряженная обстановка в связи с убийством известного суннитского богослова и лидера суннитской партии «Sunni Tehreek» Абдулы Карима Накашбанди. Его убийство вызвало массовые акции протеста, переросшие в беспорядки, в связи с чем власти были вынуждены ввести в городе повышенные меры безопасности. В сентябре 2005 г. только в столице провинции Белуджистан г. Кветте было совершено пять так называемых сектантских убийств. Причем сектантские боевики в последнее время изменили тактику и перешли от массовых убийств к выбору отдельных целей. Таким, например, было убийство 14 сентября 2004 г. в Кветте известного шиитского деятеля Эджазула Хасана.

Наибольшей активностью в организации многочисленных терактов в отношении шиитов отличается запрещенная радикальная суннитская группировка «Лашкар-э Джангви», которая выступает за превращение Пакистана в страну «чистого суннитского ислама» и объявляет шиитов «немусульманами». Она отвергает любые методы действия, кроме насильственных. Серьезное влияние на морально-психологическое состояние пакистанцев оказывают сохраняющиеся пережитки феодальных и племенных традиций. В Пакистане серьезно стоит проблема насилия над женщинами, особенно в отдаленных сельских районах. Там до настоящего времени нередко используется традиционное право «убийства чести», по которому мужчины семейного клана могут убить женщину из своей семьи, если она, по их мнению, нарушила честь фамилии. Примером может служить ставший широко известным скандал, когда в одной из сельских общин старейшины распорядились подвергнуть женщину групповому изнасилованию в наказание ее семье за проступок ее младшего брата, якобы состоявшего в связи с девушкой из более знатного рода.

Военно-политическое руководство Пакистана придает большое значение поддержанию на высоком уровне морально-психологического состояния личного состава вооруженных сил и их боеготовности, так как рассматривает армию как гарант сохранения своей власти. Мушарраф понимает, что Пакистану для существования как государству требуется «сильная палка» военных. Он также понимает, что, если он снимет военную форму, то он будет руководить государством «по милости» командующего армией. В стране всем известен «железный закон» пакистанской политики. У генералов существует убеждение, что Пакистан еще не готов для демократии и представляет собой «сборище воюющих племен, которые не могут организовать у себя самоуправление». Это идеологическая предпосылка. В то же время у военных есть и собственный интерес — генералам нравятся преимущества милитаризма, которые позволяют им обогащаться даже после ухода в отставку.

Пакистанская армия является одной из лучших в мире — крупная по численности (свыше 500 тыс.), прекрасно обученная и вооруженная, хорошо дисциплинированная. По удельному весу затрат на вооружение Пакистан занимает одно из первых мест в мире — в 2005 г. они составили 5,6% от ВВП (у Индии — 2,8%).

Объем расходов на военные нужды постоянно растет. В принятом парламентом страны бюджете на 2005/06 финансовый год (c l июля 2005 г. по 31 мая 2006 г.) расходы на оборону увеличены по сравнению с предыдущим периодом на 15% — со 194 млрд рупий (3,4 млрд долларов США) до более чем 223 млрд рупий (3,7 млрд долларов США). Военное ведомство Пакистана объясняет такое значительное увеличение военных расходов предстоящими закупками в США 75 истребителей F-16, общая стоимость которых составит около 3 млрд долларов. Кроме того, Исламабад намерен приобрести большую партию американского ракетного вооружения, в том числе 60 противокорабельных ракет (ПКР) «Гарпун» с соответствующим оборудованием, 40 ракет воздушного базирования и 20 — корабельного. В Китае, который Исламабад, по заявлению председателя ОКНШ генерала Эхсана-уль-Хака, считает самым надежным другом и партнером, Пакистан закупил четыре фрегата на сумму 700 млн долларов и продолжает переговоры о возможности закупки у КНР еще четырех кораблей и трех подводных лодок. Кроме того, Пакистан и Китай сотрудничают в производстве самолета JF-17, фрегата F-22В и танков «Аль-Халид» и «Аль-Зарар».

Пакистан также подписал договор на приобретение у Германии четырех беспилотных самолетов на сумму 27 млн долларов. На повышение боевой готовности пакистанских ВС и морально-психологического состояния личного состава направлено проведение военных учений, в том числе и с зарубежными странами. В апреле 2005 г. прошли совместные учения пакистанских и американских войск в Черате, южнее Пешавара, столицы Северо-Западной пограничной провинции, это были девятые учения подобного рода с 1993 г. В июне в течение десяти дней проводились совместные военные учения ВМС Пакистана и США в северной акватории Аравийского моря. В учениях принимали участие два миноносца, подводная лодка и вертолеты ВМС США. Всего с обеих сторон было задействовано более 700 моряков. В течение сентября 2005 г. проходили крупнейшие за последние десять лет учения пакистанских военно-воздушных сил под кодовым названием «Высшая цель-2005» («Highmark 2005»). В учениях, которыми была охвачена почти вся территория страны, участвовали также сухопутные и военно-морские силы. Целью являлась отработка концепций стратегических и тактических авиационных операций во взаимодействии с наземными силами в горной местности северных районов страны и Кашмира. На учениях присутствовали наблюдатели из Иордании, Сирии, Турции, Саудовской Аравии и Франции.

Прошедшие учения продемонстрировали высокий уровень подготовки, военного мастерства и морально-психологического состояния личного состава пакистанских ВС. Отчасти высокие качества пакистанских военных объясняются этнонациональной структурой пакистанских вооруженных сил, которые на 80% состоят из пенджабцев (крупнейшего по численности этноса Пакистана). Как известно, в провинции Пенджаб одной из доминирующих каст являются раджпуты. Раджпуты-мусульмане принадлежат к местной родовой верхушке, которая была обращена в ислам в период владычества Великих Моголов. Испокон веков они были воинами, правителями и землевладельцами. И в настоящее время раджпуты образуют значительную прослойку в пакистанской армии.

Поддержанию должного уровня морально-психологического состояния пакистанских военнослужащих способствует применяемая в войсках мощная идеологическая обработка и религиозная пропаганда. Стопроцентная религиозность пакистанских военнослужащих позволяет в системе идеологической обработки активно использовать ислам. Именно ислам, придающий особое значение жизни после смерти, позволяет воспитывать в солдатах храбрость и готовность бороться до конца во имя «защиты родины».

Основная часть командного состава стоит на умеренных позициях и поддерживает генерала Мушаррафа. В то же время в армейской среде существуют оппозиционные силы. Как отмечают эксперты, около 30% офицеров являются сторонниками радикального ислама и поддерживают тесные связи с религиозными экстремистами. Правые радикалы среди военных выступают за введение законов шариата вместо действующей конституции и выражают обеспокоенность «иностранной угрозой» Пакистану. В большой степени радикализации военных способствовала многолетняя конфронтация с Индией, поддержка армией исламских экстремистов в Кашмире и талибов в Афганистане. Следует учитывать и тот факт, что значительным численным компонентом пакистанской армии являются пуштуны (до 20%), которые негативно относятся к ведению Пакистаном военных операций в населенной пуштунами Зоне племен и присутствию там сил США. Происламистские настроения особенно распространены среди старшего эшелона армейских офицеров — майоров и полковников.

Президент Пакистана П.Мушарраф понимает опасность распространения в армейской среде фундаменталистских идей и пытается взять под контроль процессы исламизации армии. Периодически он проводит чистки среди командного состава. Так, в июле 2005 г. с поста командующего пакистанским флотом был смещен вице-адмирал Мохаммад Харуи и вместо него назначен вице-адмирал Сикандар Вигар Накви. Согласно пресс-релизу пакистанских ВМС, в ведении вице-адмирала С.В. Накви, как командующего пакистанским флотом, будут находиться все фрегаты, ракетные катера, подводные лодки и авиационные подразделения.

В сентябре того же года прошел еще один раунд перестановок в командном звене. Был назначен новый начальник штаба ВМС, которым стал вице-адмирал Афзал Тахир. Проведены также смена командующих военными корпусами Лахора, Пешавара и Гуджранвалы и некоторые перемещения в Генеральном штабе.

Одновременно власти усилили преследование сторонников радикального ислама в армии. В мае 2005 г. был приговорен к пожизненному заключению 26-летний офицер пакистанских ВВС Муштак Ахмед по обвинению в организации покушения на президента страны генерала Мушаррафа в декабре 2003 г. В сентябре по обвинению в связи с «Аль-Каидой» военным судом были осуждены на разные сроки заключения (от 3 до 10 лет) три армейских офицера и еще трое уволены со службы.

Принимаемые меры дали Мушаррафу основание заявлять, что среди военных, в том числе и в офицерском корпусе Межведомственной разведки (ISI), «не осталось никого, кто разделяет идеологические взгляды «Талибана», так как комсостав с 2001 г. сменился два или три раза».

Таким образом, морально-психологическое состояние (МПС) населения Пакистана находится на посредственном уровне, что обусловлено низким уровнем жизни основной массы пакистанцев, нерешенностью многих социальных проблем, продолжающейся конфронтацией исламской оппозиции и военного режима, а также сохраняющейся напряженностью в зоне Кашмира и на пакистано-афганской границе.

В целом, основная масса населения поддерживает правительство П. Мушаррафа. Однако события, связанные с ликвидацией последствий землетрясения на территории Пакистана, продемонстрировали слабость центральной власти и способствовали снижению популярности нынешнего правительства в стране.

Морально-психологическое состояние личного состава ВС Пакистана находится на высоком уровне благодаря мощной идеологической обработке, высокому уровню боевой выучки и оснащенности вооруженных сил самыми современными видами вооружения. Подавляющая часть военнослужащих преданы правящему режиму, хотя некоторая часть офицеров придерживаются оппозиционных взглядов. Однако периодически проводимые чистки среди командного состава позволяют Мушаррафу пресекать распространение фундаменталистских взглядов в военной среде.

42.59MB | MySQL:92 | 1,068sec