Об изменениях в военно-политической обстановке на Ближнем Востоке и в Северной Африке (15 — 21 октября 2018 года)

Наиболее важные события в регионе на минувшей неделе были связаны с Саудовской Аравией и Афганистаном. Власти КСА были вынуждены признать смерть саудовского журналиста Дж. Хашкаджи (Хашогги) в генконсульстве королевства в Стамбуле. В Афганистане 20 октября прошли выборы депутатов Народной палаты (нижней палаты парламента).

Власти Саудовской Аравии под давлением широкого международного осуждения действий Эр-Рияда в связи с исчезновением подданного королевства журналиста Д. Хашкаджи 20 октября были вынуждены признать его смерть в результате «конфликта» в консульстве КСА в Стамбуле. При этом в Эр-Рияде заявляют, что власти КСА не давали приказ убивать или похищать Хашкаджи. Сообщается об аресте 18 поданных королевства по делу об убийстве оппозиционного журналиста. В Эр-Рияде обещают наказать «по всей строгости закона» всех причастных к смерти Хашкаджи, а дело о его убийстве рассмотреть в саудовском суде. Объявлено, что генерал А. Асири, заместитель руководителя саудовской разведслужбы и советник наследного принца КСА Мухаммеда бен Сальмана, уволен с занимаемых должностей. Уволен также ряд других высокопоставленных руководителей разведки. Монарх поручил Мухаммеду бен Сальману провести реорганизацию разведслужб страны.

Тем временем члены турецко-саудовской рабочей группы, сформированной для расследования исчезновения Хашкаджи, завершили 16 октября осмотр генконсульства КСА в Стамбуле. В этот же день генконсул КСА в Стамбуле М. И. аль-Утейби вылетел на родину. После этого турецкие следователи провели обыск в его резиденции. Турецкие власти также организовали в пригороде Стамбула поиски останков убитого журналиста.

США продолжают пристально следить и по мере возможности направлять в нужном им русле развитие кризиса вокруг убийства саудовского журналиста. 15 октября президент Д. Трамп в телефонном разговоре с саудовским королем Сальманом «высоко оценил» сотрудничество КСА и Турции в расследовании исчезновения Хашкаджи и стремление королевства выяснить все факты. Сальман же отрицал, что «ему что-либо известно о том, что могло произойти» с журналистом. 16 октября госсекретарь США М. Помпео посетил Эр-Рияд, где обсудил с саудовским монархом и наследным принцем ситуацию вокруг исчезновения Хашкаджи. По итогам визита Помпео заявил, что видит «серьезную решимость» в действиях КСА относительно расследования пропажи журналиста. Затем госсекретарь посетил Турцию, где встречался с президентом Р. Т. Эрдоганом и главой турецкого МИДа М. Чавушоглу, предложив Анкаре содействие Вашингтона в расследовании инцидента.

17 октября Д. Трамп назвал Саудовскую Аравию своим «великим союзником», который помогает США противостоять Ирану, подчеркнув при этом, что американская реакция США на возможное участие КСА в исчезновении журналиста будет зависеть от того, «знали ли они [Эр-Рияд] об этом или нет». «Я не хочу этого делать», — подчеркнул Д. Трамп, отвечая на вопрос, собираются ли США «уходить из Саудовской Аравии». 18 октября Д. Трамп «выразил доверие в отношении основанных на ряде источников донесений разведки, которые указывают на то, что в убийстве Хашкаджи сыграли роль представители Саудовской Аравии на самом высоком уровне». Вместе с тем, глава Белого дома заявил, что не хочет отменять сделку о продаже вооружения КСА на 110 млрд долларов после объявления властей о гибели журналиста. Он также назвал заявление властей КСА о гибели Хашкаджи «хорошим первым шагом», который заслуживает доверия. 21 октября Д. Трамп подчеркнул, что не считает отставку ряда должностных лиц в королевстве из-за произошедшего с Хашкаджи достаточной мерой, заявив, что он «не удовлетворен» саудовским отчетом о смерти журналиста и ждет от Эр-Рияда дополнительных разъяснений. Д. Трамп заявил об обмане и лжи в официальной версии Эр-Рияда об убийстве Хашкаджи. Одновременно он назвал КСА «потрясающим союзником» и допустил возможность того, что наследный принц Мухаммед бен Сальман не приказывал саудовской разведке убивать журналиста.

Как видится, заявления американского президента по делу Хашкаджи говорят о том, что его администрация, «не хочет портить отношения с КСА: это крупные оружейные контракты, это многие другие сделки, к тому же Д. Трампа с верхушкой королевства связывают тесные, деловые и даже личные отношения». Вместе с тем, в Вашингтоне не могут не принимать во внимание негативную оценку произошедшего со стороны многих американских политиков и представителей бизнеса, а также западных союзников США.

На минувшей неделе ряд руководителей крупных западных и американских компаний, банков и СМИ отказались от участия в конференции по инвестициям в КСА, намеченной на 23-25 октября. Отказались от участия в саудовской конференции директор-распорядитель МВФ К. Лагард, министр экономики и финансов Франции Б. Ле Мэр, министр внешней торговли Великобритании Л. Фокс, правительство Австралии и некоторых других стран. Министр финансов США С. Мнучин по итогам совещания с Д. Трампом и М. Помпео принял решение отказаться от участия в конференции в КСА.

Глава МИД ФРГ Х. Маас отложил свой визит в КСА в свете ситуации вокруг Хашкаджи. Представленных Эр-Риядом данных по убийству Хашкаджи недостаточно, заявили власти ФРГ. Канцлер Германии А. Меркель считает, что экспорт вооружений в КСА невозможен при текущих обстоятельствах, а именно в свете убийства Хашкаджи. Париж требует тщательного расследования убийства Хашкаджи, заявил глава МИД Франции Ж.-И. Ле Дриан. В совместном заявлении Великобритания, Франция и Германия резко осудили убийство Хашукджи и потребовали от саудовских властей срочно прояснить обстоятельства этого преступления. Аналогичной позиции придерживаются Канада и Бельгия. Убийство Хашкаджи в генконсульстве КСА — шокирующее нарушение Венской конвенции о консульских сношениях 1963 г., заявила глава дипломатии Евросоюза Ф. Могерини. Международная неправительственная организация Amnesty International потребовала от властей КСА «немедленно предъявить» тело убитого журналиста.

Президент В. Путин заявил 19 октября, что Москва не будет портить отношения с Эр-Риядом и не станет предпринимать никаких действий до окончания расследования. Делегация РФ во главе с гендиректором Российского фонда прямых инвестиций (РФПИ) К. Дмитриевым примет участие в работе международного форума в КСА. РФПИ поддержал первые результаты официального расследования гибели Хашкаджи и готов в дальнейшем инвестировать средства в совместные проекты с КСА.

Лица, которые убили журналиста Хашкаджи, не координировали свои действия с руководством КСА Аравии и превысили свои полномочия, наследный принц ничего об этом не знал, это была «ужасная ошибка», заявил 21 октября министр иностранных дел королевства А. аль-Джубейр.

20 октября в Афганистане прошли выборы в Народную палату (нижнюю палату) парламента. Голосование проходило в условиях повышенных мер безопасности в 32 из 34 провинций республики. В провинциях Кандагар и Газни выборы отложены по соображениям безопасности. 21 октября порядка 400 избирательных участков открылись вновь для тех, кому не удалось проголосовать днем ранее. Защиту избирателей обеспечивали 50 тыс. сотрудников МВД, спецназ и военнослужащие, поддержку им оказывали силы НАТО. Тем не менее, 28 человек погибли и до 240 получили ранения в результате совершенных нападений. Четыре наблюдателя на выборах были похищены и убиты в провинции Балх. Наблюдатели на выборах сообщают о серьезных нарушениях в ходе процесса голосования. По информации МВД, за вмешательство в ход голосования и фальсификацию на выборах арестованы 44 полицейских и 16 госслужащих. Выборы характеризовались низкой явкой на фоне терактов и обвинений в нарушениях: по сведениям Независимой избирательной комиссии, на участки для голосования пришли свыше 3 млн человек или около трети из 8,8 млн внесенных в списки граждан. Предварительные данные, как ожидается, будут известны не раньше ноября.

Сложная обстановка сохраняется в Сирии. Экстремистские группировки не оставляют попыток сорвать реализацию российско-турецких договоренностей по стабилизации ситуации в Идлибской зоне деэскалации. 18 октября Россия и Турция проинформировали ООН, что будет предоставлено больше времени для выполнения соглашения по провинции Идлиб. Турция выполняет непростые задачи по урегулированию ситуации в Идлибе, заявил президент России В. Путин. Он поблагодарил турецких партнеров за добросовестное сотрудничество в вопросах урегулирования ситуации в Сирии. Путин также отметил, что Дамаск и Тегеран должны сами договариваться о выводе иранских сил из Сирии, «это не совсем проблема Москвы». «Что касается полного вывода [иностранных войск] — это отдельная тема. Она должна решаться в диалоге между Сирией, Ираном и Соединенными Штатами. Мы готовы быть участниками этой дискуссии, — заявил российский президент. Он назвал скорейшее создание конституционного комитета в Женеве и восстановление экономики главными задачами по Сирии.

Контрольно-пропускной пункт «Насиб» открылся 15 октября на сирийско-иорданской границе для перемещения грузов и пассажиров. В этот же день на сирийско-израильской линии прекращения огня открылся КПП «Кунейтра».

На минувшей неделе Россию с визитом посетил президент Египта А. Ф. ас-Сиси. В ходе переговоров в Сочи президенты В. Путин и А. Ф. ас-Сиси обсудили весь комплекс вопросов двухстороннего взаимодействия, рассмотрели ключевые международные и региональные проблемы, в том числе создание промышленной зоны в районе Порт-Саида, военно-техническое сотрудничество, организацию зоны свободной торговли между ЕАЭС и АРЕ, ситуацию в Сирии и Ливии, палестино-израильское урегулирование. Обсуждалась проблема чартерных полётов в Хургаду и Шарм-эль-Шейх. «Будем стремиться к тому, чтобы в ближайшее время восстановить чартерные перевозки по этим маршрутам», — сообщил В. Путин. Главным итогом визита стало подписание 17 сентября Договора о всестороннем партнерстве и стратегическом сотрудничестве между РФ и АРЕ. В документе поставлены «серьезные и ответственные задачи по дальнейшему углублению российско-египетских связей по самым разным направлениям».

16 октября США ввели санкции против 20 компаний и банковских структур, которые якобы оказывают финансовую поддержку иранскому ополчению «Басидж». В их числе инвестиционные компании, финансовые группы, занимающиеся добычей цинка и сталелитейным производством предприятия, банки, кооперативный фонд и др. Все штаб-квартиры данных организаций находятся в Иране. Юридическим лицам США запрещается вести любой бизнес с фигурантами списка, блокируются долларовые расчеты и активы в США. В Вашингтоне считают, что санкции в отношении «Басидж» и «обширной финансовой сети», которая поддерживает эту организацию, позволят блокировать активы Ирана на миллиарды долларов.

Евросоюз рассчитывает на достижение в ближайшее время прогресса в деле создания механизма обхода экстерриториальных торговых санкций США в отношении Ирана, заявила 18 октября глава дипломатии ЕС Ф. Могерини.

Вашингтон не стремится к вооруженному конфликту с Тегераном, но будет демонстрировать ему свое превосходство в военной сфере, заявил 21 октября госсекретарь М. Помпео.

Израильская армия поразила 17 октября 20 военных целей радикального палестинского движения ХАМАС в секторе Газа в ответ на ракетный обстрел территории еврейского государства. Кроме того, Израиль принял решение закрыть все КПП на границе с сектором Газа и сократить зону рыболовства в Средиземном море у побережья анклава с 5 до 3 морских миль. Израиль пойдет на жесткие действия для прекращения нападений и ракетных обстрелов со стороны сектора Газа, заявил 17 октября премьер-министр страны Б. Нетаньяху. Вместе с тем, 21 октября после снижения напряженности в зоне палестино-израильского конфликта министр обороны Израиля А. Либерман распорядился вновь открыть КПП на границе с сектором Газа.

 

Приложение

О некоторых особенностях военной доктрины Турции

Основные положения военной доктрины Турции изложены в «Политическом документе о национальной безопасности» (ПДНБ), принятом в 2006 г. с последующими изменениями и дополнениями. Официально национальная военная доктрина определена как сугубо оборонительная, направленная на предотвращение внешней агрессии и сохранение территориальной целостности страны. Особо подчеркивается, что Турция до завершения полной модернизации армии, достижения надежной внутриполитической и финансовой стабильности, существенного наращивания экономического и научно-технического потенциалов, должна избегать развязывания вооруженного конфликта высокой интенсивности (войны) с внешним противником по собственной инициативе.

Современный военно-политический курс Турецкой Республики определяется ее геостратегическим положением на стыке Европы и Азии, членством в НАТО, характером отношений с ведущими мировыми державами (в первую очередь, с США, государствами Европы и Россией), отношениями с соседними странами, а также ролью Турции в исламском мире, стремлением турецкого руководства занять лидирующие позиции на Ближнем и Среднем Востоке, играть роль посредника в разрешении региональных конфликтов и установлении «межцивилизационного диалога» между Востоком и Западом.

Военно-доктринальные взгляды руководства Турции объединяются понятием «оборонная политика», которая включает в себя стратегию национальной безопасности (политическую составляющую военной доктрины) и национальную военную стратегию (военно-техническая часть доктрины).

К основным принципам турецкой оборонной политики относятся:

— обеспечение гарантированной защиты независимости, территориальной целостности и республиканского общественного строя;

— принятие всех мер для предотвращения кризисов и конфликтов и внесение тем самым максимального вклада в дело снижения международной напряженности;

— активное участие в системах коллективной безопасности и выполнение всех обязательств, возлагаемых в связи с этим на Турцию.

Краеугольным камнем турецкой оборонной политики считается членство страны в НАТО, а в перспективе – в военных структурах Евросоюза. Это дает Анкаре возможность с помощью союзников достичь собственные военно-политические цели. К тому же Турция все еще не способна самостоятельно поддерживать на необходимом уровне боеспособность своих ВС, а в случае крупномасштабного военного конфликта – обеспечить собственными силами достижение поставленных политических целей. Турция принимает самое активное участие в различных мероприятиях и инициативах альянса. Эксперты подчеркивают, что, несмотря на нынешние сложности и проблемы в отношениях Турции с США и рядом стран ЕС, «в стратегическом плане Анкара останется в тесных отношениях с НАТО», не покинет этот альянс и «не станет полностью разворачиваться в сторону России».

В ПДНБ говорится, что на современном этапе и на обозримую перспективу Турция не рассматривает ни одну из соседних стран в качестве потенциального противника. В 2010 г. из списка государств, представляющих внешнюю угрозу для безопасности Турции, были исключены Армения, Болгария, Грузия, Иран и Сирия (гражданская война в САР, начавшаяся в 2011 г., деятельность в соседней стране курдских вооруженных формирований, связанных с сепаратистской Рабочей партией Курдистана (РПК), привели к прямому военному вмешательству Турции в сирийский конфликт). В ПДНБ сохранено положение о возможной угрозе со стороны Греции, а действия Израиля впервые оцениваются как угрожающие стабильности на Ближнем Востоке. В отношениях с Россией в последние годы «четче просматривается тенденция развития многопланового партнерства» при сохранении различий в подходах к ряду региональных проблем. К числу главных угроз безопасности Турции отнесен Северный Ирак, где базируются основные силы РПК, ведущей вооруженную борьбу с турецкими властями. Анкара призывает «дружественные и союзные страны принимать действенные меры» по пресечению финансирования и деятельности террористических организаций (к их числу отнесена РПК). В ПДНБ подробно говорится о борьбе с терроризмом внутри страны и в регионе. Особо отмечается недопустимость появления на Ближнем Востоке ядерного оружия. Анкара выступает за сохранение международной сделки по ядерной программе ИРИ (2015 г.).

Внутренние угрозы, объявленные реальными, поставлены в документе на главное место по отношению к угрозам внешним. К ним отнесены радикальный исламизм, курдский сепаратизм и левацкие группировки (характерно, что угроза со стороны ультраправых сил не упомянута). Указано на их прямую взаимосвязь с новыми, «асимметричными» угрозами: международным терроризмом, наркотрафиком, нелегальной миграцией и торговлей людьми, угрозой распространения ядерного оружия в регионе, проблемой нехватки водных ресурсов.

К внешнеэкономическим угрозам, в частности, отнесены растущий консолидированный долг Турции и усиливающаяся зависимость страны от импорта основных энергоносителей (около 75% ввозится из-за рубежа).

Политическая составляющая военной доктрины включает три основополагающие концепции: сдерживания, управления кризисами и создания благоприятного внешнего окружения. Причем две первые практически заимствованы у США и реализуются в рамках единой натовской стратегии безопасности. Что же касается третьей концепции, то она занимает приоритетное место в практической деятельности турецкого руководства, преследуя цель формирования «зоны мира и безопасности» вокруг Турции.

Военно-техническая часть доктрины представлена четырьмя базовыми концепциями: (1) поддержания постоянно высокого уровня боеготовности и боевой мощи ВС, а также их технической оснащенности; (2) ведения решительных действий с применением обычных средств поражения; (3) ведения военных операций с ограниченными целями; (4) проведения операций «иных, чем война».

Переосмысление руководством страны характера и направлений внешних угроз, выводы о снижении количества и качества потенциальных военных противников легли в основу процесса корректировки концепции применения национальных ВС. Сегодня считается целесообразным готовить армию не к «двум с половиной войнам», а к «полутора войнам» (одному вооруженному конфликту высокой интенсивности с внешним противником и широкомасштабным боевым действиям против вооруженных сепаратистов внутри страны). При этом констатация невозможности нанесения ни одним из потенциальных противников Турции внезапного удара группировкой войск мирного времени снижает потребности страны в содержании крупных, полностью развернутых группировок собственных вооруженных сил.

Обеспечение национальной безопасности Турции, предотвращение возникновения военных угроз, либо их нейтрализация на раннем этапе считается возможным лишь при наличии мощных, хорошо подготовленных и оснащенных вооруженных сил. Исходя их этого, государство реализует план и программы военного строительства, направленные на дальнейшее укрепление ВС путем обеспечения их соответствующим финансированием, выполнения программ закупок и модернизации вооружения и военной техники, оптимизации организационно-штатной структуры. По оценке турецкого командования, в настоящее время показатели численного и боевого состава национальных ВС близки к оптимальным и в среднесрочной перспективе не нуждаются в существенных коррективах.

После реализации планов реорганизации и модернизации ВС Турции Сухопутные войска должны быть готовы к ведению высокоманевренных военных действий в различных условиях обстановки. Это намечено достигнуть путем интенсивного оснащения объединений, соединений и частей современным вооружением и военной техникой. В составе сухопутных войск повышается удельный вес современных танков, боевых бронированных машин, самоходных артиллерийских систем, противотанковых средств и войсковой ПВО, ударных вертолетов армейской авиации. В ВВС предусматривается значительное повышение боевых возможностей тактической авиации, а также сил и средств ПВО. Проводится курс на модернизацию и обновление самолетного парка, вооружения ПВО, аэродромной сети, системы управления и связи, повышения боевой выучки летного и технического состава. Большое внимание уделяется повышению мощи флота, обновляется его корабельный состав и вооружение. Реализуется программа развития жандармских войск и береговой охраны как главных резервных компонентов ВС.

Таким образом, Турция в интересах укрепления своих международных и региональных позиций, превращения страны в бесспорного регионального лидера продолжит курс на поступательное наращивание своего военного потенциала, повышение боеспособности и боеготовности национальных ВС.

52.56MB | MySQL:102 | 0,590sec