Об изменениях в военно-политической обстановке на Ближнем Востоке и в Северной Африке (12 — 18 ноября 2018 года)

Наиболее важные события в регионе на минувшей неделе были связаны с ситуацией в зоне палестино-израильского конфликта и Ливией. Крупнейшее с 2014г вооруженное противостояние между экстремистскими палестинскими группировками в секторе Газа и Армией обороны Израиля (АОИ) произошло в начале прошедшей недели. 12-13 ноября в итальянском городе Палермо прошла международная конференция по Ливии.

По информации израильского военного командования, экстремистские палестинские группировки из сектора Газа 12 ноября выпустили по территории еврейского государства порядка 460 ракет и минометных снарядов, из которых примерно 100 были перехвачены израильской тактической системой ПРО «Железный купол». Эти обстрелы стали ответом палестинцев на проведенную 11 ноября вечером израильским спецназом операцию на юге сектора в районе города Хан-Юнис. В результате рейда были убиты семеро активистов «Бригад Изэддина аль-Кассама» — боевого крыла движения ХАМАС. По оценкам военных наблюдателей, ХАМАСу удалось причинить ракетными обстрелами больший ущерб, чем в прошлом. Сообщается об одном погибшем и 70 раненых израильтянах.

Авиация и артиллерия АОИ нанесли ответные удары по террористическим объектам в палестинском анклаве. Всего израильские военные поразили более 160 объектов боевиков в секторе Газа. При этом, по имеющейся информации, погибли 7 и пострадали 60 палестинцев.

13 ноября при посредничестве Египта палестинские группировки объявили о прекращении огня в секторе Газа.

16 ноября несколько тысяч жителей Газы вновь вышли на акции протеста в рамках продолжающегося с конца марта «Марша возвращения». Характерно, что в отличие от предыдущих подобных акций на сей раз палестинцы в большинстве своем не приближались близко к израильским пограничным заграждениям.

Последняя масштабная вспышка напряженности на границе с сектором Газа осложнила внутриполитическую ситуацию в Израиле. В отставку ушел министр обороны страны А. Либерман. Он также высказался за скорейшее проведение досрочных парламентских выборов. Свой шаг политик объяснил несогласием с недостаточно жесткими действиями правительства в отношении палестинского анклава. Одновременно правительственную коалицию покинула возглавляемая А. Либерманом партия «Наш дом — Израиль» (НДИ). Таким образом, после выхода НДИ, правящая коалиция во главе с Б. Нетаньяху контролирует минимальные 61 из 120 мандатов в Кнессете. Полномочия нынешнего состава парламента истекают в ноябре 2019 г. Местные политические обозреватели отмечают, что этот действия А. Либермана могут помочь ему и НДИ на выборах 2019 г. в завоевании голосов избирателей, недовольных примиренческим, по их мнению, курсом правительства страны. Со своей стороны, премьер-министр Израиля Б. Нетаньяху заявил 17 ноября, что попытается сохранить действующую правительственную коалицию еще на год, до конца срока полномочий нынешнего состава Кнессета.

12-13 ноября в итальянском Палермо прошла международная конференция по Ливии, созванная по инициативе премьер-министра Италии Дж. Конте. В ее работе приняли участие представители 30 стран, а также целого ряд международных и региональных политических и финансовых организаций. 13 ноября прошла встреча в узком составе с участием глав делегаций Италии, России, Туниса, Египта, Франции, маршала Х. Хафтара, главы ливийского Правительства национального согласия Ф. Сараджа, спецредставителя генсека ООН по Ливии Г. Саламе и председателя Европейского совета Д. Туска. Делегация Турции во главе с вице-президентом Ф. Октаем покинула конференцию в знак протеста против неучастия во встрече в узком составе. Важным моментом стало прибытие в Палермо командующего Ливийской национальной армии фельдмаршала Х. Хафара. При этом Х. Хафтар не присутствовал ни на одном общем мероприятии, приняв участие только в двусторонних переговорах с руководителями ряда делегаций.

Участники конференции призывали «разместить в ливийской столице регулярные воинские части и структуры безопасности». Также было указано на необходимость «вывода из Триполи военизированных отрядов милиции и их разоружения, согласно требованиям безопасности, разработанных ООН». Обсуждались «пути скорейшего выполнения плана ООН по восстановлению стабильности в Ливии, цель которого — обеспечение безопасности и прекращение боевых действий в стране». Этот план, говорится в итоговом заявлении конференции, «предполагает формирование конституции и проведение выборов весной будущего года при приверженности сторон перемирию, а также недопущение вооруженных столкновений в Триполи и на юге страны между противоборствующими кланами и группами».

Как отмечают политические наблюдатели, прошедшая международная конференция по Ливии не принесла ни одного конкретного решения, не обозначила ни одного обязательства сторон, не определила даты следующего этапа ливийского урегулирования, однако признана успешной. С такими оценками выступили спецпредставитель генсека ООН по Ливии Г. Саламе, а также премьер-министр Италии Дж. Конте. По словам возглавлявшего российскую делегацию председателя правительства РФ Д. Медведева, ливийские лидеры общаются «с большим трудом», но все-таки «жмут друг другу руки, фотографируются и обсуждают сложные вопросы».

12 ноября в МИД России заявили, что усилия Турции по размежеванию террористов и вооруженных отрядов сирийской умеренной оппозиции в районе северной провинции Идлиб пока не увенчались успехом. Как сообщили в Минобороны РФ, «боестолкновения с бандформированиями происходят практически ежедневно на стыке провинций Идлиб и Хама». Более 530 нарушений режима прекращения боевых действий, в результате которых погибли 25 сирийских военнослужащих, зафиксированы со времени подписания в сентябре этого года меморандума о создании демилитаризованной зоны в Идлибе. 18 ноября в соседней провинции Латакия в результате вылазки боевиков погибли еще 18 сирийских военных. Обмены минометно-артиллерийскими и ракетными ударами происходят на всех ключевых участках фронта практически ежедневно. Ночью с обеих сторон действуют диверсионно-разведывательные группы. Как отметили в МИД РФ, «настораживает то, что, когда правительственные силы отвечали на провокации нусровцев, в этих ситуациях на помощь террористам приходили незаконные вооруженные формирования, которые позиционируют себя как умеренные».

В конце минувшей недели сирийская армия взяла полный контроль над плато Ас-Сафа к северо-востоку от города Эс-Сувейда на юге страны. Сообщается, что остававшиеся в этом районе отряды «Исламского государства»(ИГ, запрещено в РФ) были вынуждены покинуть данные территории под натиском правительственных сил. Сейчас в этом горно-пустынном районе остаются лишь несколько бандгрупп террористов.

США ведут переговоры с Россией по ситуации в Сирии на всех правительственных уровнях. Об этом заявил спецпредставитель госсекретаря США по Сирии Дж. Джеффри. Он, в частности, отметил: «Мы считаем, что нельзя нанести сокрушительное поражение ИГ, пока не произойдут кардинальные изменения в сирийском режиме и кардинальные изменения в роли, которую Иран играет в Сирии, что в значительной степени способствовало росту ИГ в первую очередь в 2013 и 2014 гг.»

Европа должна избавиться от своих фобий и вне зависимости от политических пристрастий помочь Сирии восстановить страну, заявил 15 ноября президент России В. Путин.

Анкара ожидает от Вашингтона прекращения помощи сирийскому ответвлению Рабочей партии Курдистана, заявил 16 ноября президент Турции Р. Т. Эрдоган в ходе телефонных переговоров с главой Белого дома Д. Трампом.

Генпрокуратура Саудовской Аравии будет настаивать на смертной казни для пяти обвиняемых в убийстве оппозиционного журналиста Д. Хашогги. Обвинения по делу Хашогги были выдвинуты в отношении 11 человек, всего был задержан в рамках расследования 21 человек. В генпрокуратуре подтвердили, что Хашогги был убит в здании генконсульства КСА в Стамбуле, после чего его «тело было расчленено и вывезено за пределы дипкомплекса». «Расследование выявило, что приказ об убийстве Хашогги отдал глава группы, сформированной с целью вернуть [журналиста] мирно или силой в королевство. Группа была создана по распоряжению бывшего руководителя разведки». «Наследный принц [КСА] не имеет никакого отношения к делу Хашогги», — заявил 15 ноября глава МИД Саудовской Аравии А. аль-Джубейр. Заявления Генпрокуратуры КСА мы расцениваем положительно, но некоторые заявления недостаточны, отметили в Анкаре. КСА пытается скрыть факты по делу об убийстве Хашогги. США 15 ноября ввели санкции против 17 подданных КСА, причастных к убийству саудовского Журналиста. ЦРУ США пришло к выводу, что приказ об убийстве Хашогги в генконсульстве КСА в Турции отдал наследный принц Мухаммед бен Сальман. С таким заявлением 16 ноября выступила газета «Вашингтон пост», сославшись на источники в ЦРУ. Президент Д. Трамп заявил 17 ноября, что в ближайшее время, вероятно во вторник, 20 ноября, США опубликуют «очень полный доклад» по убийству Хашогги.

В Турции продолжаются репрессии в отношении предполагаемых членов «террористической организации фетхуллахистов» (ФЕТО) во главе с Ф. Гюленом. Глава МИД страны М. Чавушоглу сообщил, что Турция требует у 83 государств выдачи более 450 членов этой организации, которую Анкара обвиняет в организации попытки переворота в июле 2016г. 16 ноября Генпрокуратура Анкары выдала ордер на задержание 188 человек, которых подозревают в причастности к ФЕТО. В числе подозреваемых — 100 военнослужащих аппарата командования ВВС.

Президент Д. Трамп заявил 17 ноября, что вопрос о возможности экстрадиции из США Ф. Гюлена в данный момент не рассматривается, однако не исключил, что может вернуться к нему позднее.

Армия правительства Йемена и войска арабской коалиции во главе с КСА на минувшей неделе приостановили наступление на красноморский город-порт Ходейда, чтобы дать возможность эвакуировать получивших ранения бойцов оппозиции и местных жителей. Для вывоза раненых и транспортировки жителей, желающих покинуть пределы города, создан коридор безопасности. В командовании ВС Йемена подтвердили при этом, что кампания продолжится до полного освобождения Ходейды и порта от мятежников-хоуситов. Со своей стороны, хоуситы сообщили, что никаких гуманитарных коридоров до сих пор нет, а операция приостановлена из-за огромных потерь сил коалиции при попытке штурма города.

МАГАТЭ 12 ноября опубликовало квартальный отчет, в котором говорится, что Иран продолжает выполнять свои обязательства по заключенному в 2015 г. ядерному соглашению, хотя новые американские санкции вызывают опасения по поводу будущего этого договора.

Усилия Евросоюза по созданию механизма расчетов с Ираном в обход санкций США оказались на гране провала. Ни одна страна ЕС пока не согласилась разместить на своей территории штаб-квартиру этой структуры из-за опасений ответных мер США. Власти стран — потенциальных кандидатов на размещение такой штаб-квартиры опасаются, что банки, сотрудничающие с механизмом торговли с Ираном, могут подпасть под американские санкции. Европейские банки и компании, которые будут задействованы в будущем специальном механизме финансовых транзакций ЕС для обхода санкций США против ИРИ, могут попасть под действие новых американских ограничительных мер, заявил 15 ноября спецпредставитель США по Ирану Б. Хук.

13 ноября президент Афганистана А. Гани заявил, что рассчитывает заключить мирное соглашение с движением «Талибан» (запрещено в РФ). Он указал, что «Талибан» сейчас «не находится в выигрышной позиции». Гани также отметил, что «между США и афганским правительством существуют четкие договоренности относительно продвижения мирного процесса».

Приложение

О некоторых особенностях современного состояния

вооруженных сил арабских государств

Сложная и нестабильная военно-политическая обстановка на Ближнем Востоке и в Северной Африке, вооруженные конфликты и внутриполитическая напряженность в ряде стран региона, сохраняющаяся высокая активность экстремистских и террористических группировок, периодически обостряющиеся межгосударственные, межэтнические и межконфессиональные противоречия, неурегулированность арабо-израильского конфликта стимулируют усилия руководства арабских государств в деле укрепления национальных военных потенциалов, повышения боевой мощи вооруженных сил, улучшения их технической оснащенности. В этой связи отмечается, что «значительная часть этой силы направлена не на внешних врагов, а на сдерживание внутренних конфликтов».

Армии Ливии и Йемене в результате внутренних конфликтов перестали существовать как единый организм, а армия Сирии резко ослабла. Отсутствие реальных перспектив урегулирования кризисов в этих странах препятствует восстановлению, а тем более развитию их ВС. Разгром армии Ирака боевиками «Исламского государства» (ИГ, запрещено в РФ) в 2014г. привел к тому, что республике пришлось заново создавать вооруженные силы.

В настоящее время ведущие арабские государства в вопросах военного строительства пытаются не отстать от современных тенденций прогресса в военном деле и уровня технического оснащения вооруженных сил наиболее развитых стран мира. На этой основе с учетом местной специфики обновляются военные доктрины арабских стран, разработаны (или разрабатываются) планы модернизации и перевооружения ВС, вносятся изменения в программы подготовки военных кадров, оперативной и боевой подготовки штабов и войск. При этом многие арабские страны располагают возможностями финансирования программ национального военного строительства. Тем не менее, сохраняется очень сильное качественное отставание арабских армий от уровня, достигнутого вооруженными силами развитых государств.

Здесь же отметим, что в арабском мире немаловажное значение при решении военных вопросов, технического оснащения вооруженных сил имеют амбиции государственных и военных деятелей, их стремление продемонстрировать соседям и соперникам возможности своего государства.

На сегодняшний день общая численность вооруженных сил арабских стран составляет примерно 2,4 млн человек. Наиболее крупными армиями располагают Египет (438,5 тыс. человек), Судан (244,3 тыс. человек) и Марокко (195,8 тыс. человек).

На высоком уровне сохраняются военные расходы большинства арабских государств. По состоянию на 2017 г. сумма военных бюджетов страны региона составила 122,705 млрд долларов. Первое место здесь на протяжении многих лет прочно удерживает Саудовская Аравия – 69,4 млрд долл. (4,0% мировых военных расходов, третье место в мире после США и КНР). На второй позиции Ирак – 13,1 млрд долл. Значительные суммы на военные нужды расходуют ОАЭ, Египет, Алжир, Кувейт, Катар, Оман.

Характерной чертой военной политики таких государств как Египет, КСА, другие аравийские монархии, Иордания, Марокко и Тунис является их тесная привязанность к военно-политическому курсу США и Запада. Во многом это относится и к Ираку. Именно США и страны Западной Европы остаются главными поставщиками оружия и военной техники для армий этих стран, оказывают содействие в обучении их личного состава, помогают создавать объекты военной инфраструктуры и военной промышленности. Значительное место в повышении уровня подготовки личного состава ВС указанных стран отводится их регулярному участию в совместных мероприятиях по оперативной и боевой подготовке с армиями западных государств.

В то же время Вашингтон, оказывая военную помощь Египту и Саудовской Аравии, не допускает того, чтобы их военный потенциал по своим возможностям близко приблизился к израильскому. Со своей стороны, Каир и Эр-Рияд, сохраняя преимущественную ориентацию на США, по целому ряду вопросов проводят самостоятельный внешнеполитический курс. К тому же Египет развивает ВТС с Россией. Причем обе страны наращивают военный потенциал во многом с целью достижения лидирующих позиций в арабском мире и регионе.

Отличительной особенностью арабских государств является наличие у них значительных людских ресурсов. Однако сохраняющийся низкий образовательный уровень населения, большое число неграмотных и малограмотных продолжают ограничивать возможности комплектования армий личным составом, способным качественно и в короткие сроки освоить и умело применять современную сложную военную технику. На сегодняшний день качество подготовки личного состава арабских армий в целом недостаточно высоко, им не хватает военного профессионализма. Особенно это относится к военнослужащим срочной службы. Таким образом, «проблема образованных кадров остается хронической для вооруженных сил арабских государств». Слабой остается и подготовка резервистов. В лучшую сторону по качеству подготовки всех категорий личного состава можно выделить ВС Иордании.

«Много проблем у арабских армий с боевым духом их солдат и офицеров (часто они демонстрировали трусость на поле боя)».

Изучение военных потенциалов арабских стран показывает, что следует весьма осторожно подходить к их количественным показателям (численности ВС, количеству боевых соединений и частей, количеству боевой техники и др.). Анализ реального положения дел говорит о том, что за цифровыми показателями скрывается слабость экономических и научно-технических возможностей страны, ее полная или значительная зависимость от зарубежной помощи в вопросах военного строительства и технического оснащения ВС, низкий уровень технической готовности оружия, наличие на вооружении большого числа морально и физически устаревших образцов, ограниченные мобилизационные возможности, низкий уровень подготовки личного состава, недостаточно развитая военная инфраструктура и т. д.

В итоге можно констатировать, что военные потенциалы практически всех арабских государств на сегодняшний день находится на уровне, не позволяющем им самостоятельно обеспечивать надежную защиту от внешней агрессии, а по качественным параметрам реальные возможности их ВС значительно уступают экономически развитым странам, в том числе Израилю.

Основными тенденциями развития вооруженных сил арабских стран на ближайший период являются: оптимизация организационно-штатной структуры войск, ее приспособление к решению новых задач, в т. ч. связанных с противодействием терроризму; улучшение качества оперативной и боевой подготовки штабов и войск; повышение качества подготовки различных категорий военнослужащих. При этом, как правило, численность ВС значительно увеличиваться не будет, а в ряде случаев она может даже сократиться.

Стержнем военного строительства останется техническое оснащение ВС. Здесь основное внимание будет уделяться модернизации имеющихся средств ведения вооруженной борьбы, оснащению войск современными и эффективными типами вооружения и военной техники: различными образцами высокоточного оружия, авиационным, ракетным, бронетанковым и артиллерийским вооружением, средствами противотанковой и противовоздушной обороны и ПРО, техникой РЭБ, разведки и связи, противокорабельным и противоминным оружием, средствами для ведения боя в городе и ведения военных действий в условиях конфликта низкой интенсивности, техникой тыла; внедрению современных систем управления войсками и оружием; оснащение армий новейшими тренажерами и обучающими системами.

Все большее место в планах наращивания военного потенциала отводится развитию национальных военно-промышленных комплексов, проведению НИОКР по созданию собственных образцов оружия. В значительной степени это обусловлено стремлением арабских стран уменьшить свою зависимость от зарубежных поставщиков. Именно это способствует в целом ряде случаев усилению тенденции на закупку не готовой продукции, а на локализацию производства, приобретение технологий. Наиболее развитым ВПК обладает Египет. Большие усилия по налаживанию военного производства предпринимают КСА, ОАЭ, Иордания и Алжир.

В целом ВС большинства арабских государств поддерживаются в боеспособном состоянии, однако, как уже говорилось, их боевые возможности ограничены. Вместе с тем, «идущая сейчас революция в военном искусстве, появление новых типов оружия, изменение стратегии и тактики ведения боевых действий может нанести тяжелый удар по арабским вооруженным силам. Они могут оказаться не готовыми к ведению войны в современных условиях. Причиной этого являются не только и не столько состояние самих войск, а сложившаяся в арабских государствах система государственного управления, образования и т. д., которые не позволяют добиваться успеха инициативным и образованным военнослужащим».

50.37MB | MySQL:89 | 0,769sec