О причинах обострения внутриполитической ситуации в Сомали

9 декабря спикер парламента Сомали принял предложение об импичменте в отношении президента Мухаммеда Абдуллахи Мохамеда (Формаджо). Эта инициатива было выдвинута двумя десятками оппозиционных законодателей, и главным основанием для нее стало обвинение президента Сомали в подписании «секретных соглашений» с Эфиопией и Эритреей о доступе к сомалийским портам и сотрудничестве в области экономики и безопасности. Американские эксперты в этой связи затрудняются четко определить причины этой инициативы. Среди возможных причин они называют «глубокие преобразования в сфере безопасности, дипломатической и экономической системах, политическую нестабильность, вмешательство извне, а также внутреннее соперничество кланов».
В частности они указывают на то, что Абу-Даби напрямую сотрудничают с частью сомалийских парламентариев в целях подрыва центрального правительства в Могадишо. Причина в данном случае прозаична: отказ Формаджо признать законной продажу полугосударственным анклавом Сомалилендом бывшей военной базы СССР в Бербере ОАЭ. Ясно, что Могадишо обеспокоен тем, что Сомалиленд укрепляет свою независимость от федерального правительства. Также очевидно, что ОАЭ проводили в свое время планомерную кампанию подкупа ряда сомалийских парламентариев для инициирования ими вотума недоверия премьеру Хасану Али Хайре. В этой связи американцы выдвигают версию о том, что сам премьер решил перейти в контрнаступление и саботировать попытки Харгейсы добиться международного признания через заключение соответствующих спорных сделок с региональными (и/или иностранными) державами. При этом американцы не имеют точных данных, были ли подписаны в реальности «секретные сделки» между президентом Сомали и его эфиопскими и эритрейскими коллегами.
Разберемся во всем по порядку. Для начала отметим, что попытки сместить премьера с стороны ОАЭ в действительности была, но это было в августе, и она провалилась. Официальным поводом для той атаки был очень интересный повод. Вся эта кампания началась после экстрадиции в Эфиопию 25 августа члена исполнительного комитета Национального фронта освобождения Огадена (НФОО) и главы его военного крыла Абделькарима Шейха Музы. Это было расценено кланом огаден как попытку представителей иных кланов во власти в лице Формаджо (дарод/марехан) и его премьер-министра Хасана Али Хайре (хавийе/мурусаде) понизить степень их влияния. Ровно на этой почве возникла тема вотума недоверия, которую очень активно поддержали деньгами ОАЭ. Но тогда все эти расследования затихли очень быстро. Несмотря на то, что в конце августа депутаты сомалийского парламента вновь пригрозили вотумом недоверия, позиции премьер-министра Хасан Али Хайре остаются на сегодня прочными. Настолько прочными, что он начал подготовку к президентским выборам 2020 года, на которых он через Национальную независимую избирательную комиссию надеется ввести новую систему голосования: «один человек, один голос», что резко повывшее его шансы с учетом его принадлежности к влиятельному клану. Основным куратором его предвыборной кампании является сейчас бывший постоянной секретарь министра внутренних дел и его союзника Абди Фараха в лице Яхьи Али Хайре. При этом, несмотря на то, что премьер имеет полную поддержку со стороны Катара, его шансы стать президентом надо оценивать очень осторожно. В 2016 году независимые эксперты Организации Объединенных Наций расследовали его предполагаемые связи с исламистской группировкой «Аш-Шабаб», и некоторые связанные с этим вопросы остаются нерешенными. Конфиденциальная записка этих экспертов от 10 сентября на имя генерального секретаря ООН состоит из одиннадцати пунктов. В них утверждается, что сомалийское Национальное агентство разведки и безопасности (NISА) «перешло под контроль групп лиц, имеющих связи с «Аш-Шабаб»». Первоначально еще в 2014 году заместитель директора NISA, Фахад Ясин Хаджи Дахир, а затем его директор Хусейн Осман Хусейн в 2015 году были объектами внутреннего расследования собственными службами по подозрению в связях с «Аш-Шабаб». В 2016 году независимые эксперты ООН в рамках расследования действий премьер-министра Хасана Али Хайре пришли к выводу о его тесных связях с исламистами, которые он поддерживал через главу NISA по региону Банадир Садака «Джона», а также через руководителей центрального аппарата этого агентства Хусейна Османа и Фахада Ясина. Фахад Ясин, сам бывший член ваххабитского движения «Аль-Иттихад аль-Ислами», имеет при этом тесные связи с Катаром. Кроме этого, внутри страны Хасан Али Хайре является центральной фигурой в рамках конфронтации между федеральным правительством и полугосударственными анклавами, в том числе и Сомалилендом. При этом он на регулярной основе отказывается от организации посредничества третьей стороны в этом кризисе. В основе всей этой борьбы в парламенте Сомали лежат не только межплеменные интересы и противоречия, но и безусловно деньги тех или иных зарубежных спонсоров, которые они выделяют в рамках своей конкурентной борьбы в регионе Африканского Рога, и в Сомали в частности. В данном конкретном случае мы имеем ввиду битву за влияние между Катаром-Турцией и КСА-ОАЭ-АРЕ. Нынешнюю атаку на Формаджо в этой связи надо рассматривать, как предупреждение со стороны именно прокатарского лобби, которое замыкается в данном контексте на премьера Сомали. И причина такого прессинга в данном случае именно в попытке Формаджо заключить некие сделки с Эритреей и Эфиопией, за которой стоят КСА и ОАЭ. Катар сейчас самым серьезным образом активизировал свои усилия по минимизации влияния ОАЭ в Сомали, дискредитации сделки по Бербере, и реинтеграции Сомалиленда в орбиту политического и экономического влияния Могадишо. И в этой связи не только наращивает свои инвестиции в Сомали, но и предпринимает попытки распространить свое влияние на аппарат безопасности сомалийского государства. Могадишо сейчас стал фактически линией фронта в борьбе за власть, которую Катар ведет против ОАЭ и КСА. 24 сентября в Нью-Йорке эмир Катара Тамим бен Хамад Аль Тани вновь заявил о своих обязательствах по поддержке инвестиционных проектов в Сомали, которые он уже сделал в мае. И у для этого были свои резоны: сомалийский президент Формаджо начал все больше сближать свою политическую позицию с позицией Аддис-Абебы и Асмэры, которые находятся в дружеских отношениях с Абу-Даби и Эр-Риядом. Старт этому процессу начался еще в июле с.г., когда по инициативе Каира, Эр-Рияда и Абу-Даби, сомалийский президент Фармаджо принял приглашение своего коллеги из Асмэры Исайяса Афеворки, чей собственный международный авторитет возрос благодаря его сотрудничеству с государствами-членами Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАПГЗ). В завершение своего визита в столицу Эритреи 28-30 июля Формаджо выступил с заявлением, в котором подчеркнул прогресс в деле восстановления «братских связей». Таким образом сомалийский президент дал ясный сигнал о том, что он готов в принципе согласовывать свою политическую позицию с позицией Аддис-Абебы и Асмэры. Если еще проще, то таким образом он продемонстрировал свою готовность к посредническим усилиям наследного принца Абу-Даби Мухаммеда бен Заида аль-Нахайяна (МБЗ) и главы египетского мухабарата генерала Аббаса Камеля в рамках налаживания таких отношений. Таким образом Формаджо решил продемонстрировать заодно и то, что он пока разочарован дивидендами, полученными в результате его контактов с осью Анкара-Доха, и теперь он ожидает экономических и финансовых выгод, аналогичных тем, которые Абу-Даби уже пообещал Аддис-Абебе за ее сближение с Асмэрой. Этот тренд в поведении сомалийского президента и его контакты с Аддис-Абебой и Асмэрой, которые приобрели еще более ясные очертания в прошлом месяце, безусловно встревожили Доху и вынудили ее инспирировать через свою агентуру влияния некие предупредительные шаги через внесение инициативы об импичменте Формаджо в сомалийском парламенте. О заключительных итогах этих консультаций президента Сомали с его эфиопским и эритрейским коллегами мы поговорим ниже, а пока отметим суть нынешней активизации этой борьбы в сомалийском руководстве: эта тема возможного военного присутствия Эфиопии в Сомали на постоянной основе после вывода контингента АМИСОМ из Сомали в 2021 году. АМИСОМ (Миссия Африканского союза в Сомали) планирует покинуть Сомали к 2021 году и передать все полномочия в области безопасности Сомалийской национальной армии (СНС). Первые сомалийские офицеры, подготовленные Турцией (союзницей Катара) на базе в Могадишо, уже закончили обучение в августе с.г., в то время как подготовка кадров для сомалийской армии американцами, британцами и египтянами демонстрирует откровенный застой и сокращение. В этой связи катарцы и турки взяли откровенный курс на поглощение и установление монопольного влияния не только на сомалийскую армию, но и на аппарат безопасности. 2 сентября премьер- министр Хасан Али Хайре и министр внутренних дел Ауди Фарах направили президенту Формаджо письмо, в котором они предлагают передать все техническое оборудование главной спецслужбы Сомали NISA и ее 1728 сотрудников в распоряжении МВД. То есть, в распоряжение прямой прокатарской креатуры в лице министра внутренних дел Ауди Фараха. А ближайшим помощником последнего является бывший заместитель директора NISA, а ныне журналист катарской «Аль-Джазиры» (это позволяет ему официально платить очень щедрый гонорар) Фахад Ясин Хаджи Дахир, который долгое время был членом ваххабитского движения «Аль-Иттихад аль-Исламия», тесно связанного с «Аш-Шабаб». И именно он сейчас является основным связником между Катаром, МВД Сомали и «Аш-Шабаб». Одновременно именно Катар уже начал финансировать подготовку и тренинг сотрудников NISA суданцами. Именно для обсуждения этой темы глава Национальной службы разведки и безопасности Судана генерал Салах Абдалла Мухаммед Салех (Салах Гош,), в конце августа с.г. совершил поездку в Могадишо для встречи со своим сомалийским коллегой Хусейном Османом Хусейном и все тем же Фахадом Ясином Хаджи Дахиром.
Теперь вкратце о консультациях Формаджо с эритрейским коллегой И.Афервоки и эфиопским премьером Абеем Ахмедом Али 12 ноября в Бахр-Дар, которые так встревожили катарцев и их сторонников в сомалийском руководстве. Согласно ряду источников, эфиопский премьер предложил сомалийскому президенту, чтобы Эфиопия создала военную базу в Сомали. Формаджо согласился с этой идеей и предложил город Мерка в качестве потенциального места для такой базы. В свою очередь он просил государственное эфиопское предприятие морских перевозок и логистических услуг отказаться в пользу Могадишо от своей 19-процентной доли в компании, которая управляет портом Бербера в Сомалиленде и в которой государственная эмиратская компании «ДП Уорлд» имеет контрольный пакет акций. В конце концов, по ряду данных, Абий Ахмед Али отклонил предложение Формаджо. Но то, что спустя почти месяц после этого, прокатарские депутаты в сомалийском парламенте начали кампанию по запугиванию возможностью импичмента Формаджо, свидетельствует о том, что он вернулся в рассмотрению этой идеи.
И надо отметить, что катарцы организовали соответствующее давление на президента системно. Помимо инициативы об импичменте они оставляют в запасе еще один козырь. Согласно документальным данным, 28 ноября заместитель спикера парламента Сомали Абдивели Ибрагим Мудей распустил парламентскую финансовую комиссию. Это решение было вызвано разногласиями среди членов комиссии после доклада дела о коррупции и хищении государственных средств Министерством финансов. Из почти 50 млн долл. США прямой бюджетной помощи, предоставленной Саудовской Аравией, около 20 млн долл. США, как сообщается, отсутствуют, причем данные о соответствующих тратах в государственном бюджете или документах Министерства финансов отсутствуют. 24 ноября министр финансов Абдирахман Дуале Бейле выступал перед депутатами и отклонил все обвинения, выдвинутые против его министерства. По его словам, выводы финансовой комиссии являются ложными и политически мотивированными. Со своей стороны, Абдивели Ибрагим Мудей согласился с выводами комиссии, хотя он, тем не менее, считает, что депутаты не справились со своими обязанностями из-за своих разногласий. Но факт остается фактом: финансовая дыра в 20 млн долларов приравнивается к 8% годового бюджета Сомали (247 млн долларов в 2018 году). На данный момент никаких уголовных дел в этой связи не возбуждено. Но есть ряд данных, которые свидетельствуют о том, что эта сумма поступила на счета в зарубежных банках, которые открыты на родственников или доверенных лиц самого Формаджо. Таким образом, становится понятным его неожиданный тренд в сторону сближения с просаудовской Аддис-Абебой и проэмиратской Асмэрой.. В этой связи отметим, что пока эту ситуацию Доха решила подморозить, но это обстоятельство совершенно не гарантирует возобновления полноценного расследования в самом ближайшем будущем. Если конечно, Формаджо продолжит свои «танцы» с КСА и ОАЭ. В этой связи он по понятным причинам решил несколько смягчить свою позицию. На днях стало известно, что бывший представитель Организации Объединенных Наций при Африканском союзе, эритрейский дипломат Хайле Менкериос не смог встретиться в конце ноября с сомалийским президентом Мухаммедом Абдуллахи Мохамедом (Формаджо) или даже ступить на сомалийскую землю. Он намеревался предложить свои услуги в процессе организации посредничества между сомалийским правительством и исламистским фундаменталистским движением «Аш-Шабаб2. Однако это вызвало недовольство сомалийских властей. Хотя президент Эритреи И.Афеворки и Хайле Менкериос в свое время сражались бок о бок против Эфиопии во время освободительной войны, а после провозглашения независимости Эритреи Хайле Менкериос стал первым послом своей страны в Аддис-Абебе, а затем в Нью-Йорке, они в конечном итоге с Афеворки поссорились. Сейчас Менкериос является персоной «нон грата» в Эритрее и фактически находится в изгнании. Хотя он больше не является послом, он продолжает жить в Аддис-Абебе. Поэтому, по версии американцев, сомалийское федеральное правительство решило не пускать его на свою землю, опасаясь подорвать свои новые отношения с Эритреей. В любом случае Могадишо сомневалось в том, что «Аш-Шабаб» примет Хайле Менкериоса в качестве посредника, поскольку он воспринимается, как фигура, имеющий связи с Организацией Объединенных Наций и, следовательно, с точки зрения «Аш-Шабаб», с западными державами, что делает его ненадежным партнером в их глазах. Но дело в том, что Менкериос еще и активно контактирует с ЦРУ США, и собственно Могадишо (и особенно в части касающейся прокатарского крыла в силовом блоке) совершенно не надо, чтобы эритреец устанавливал доверительные отношения с исламистами и тем самым ставил под угрозу их собственные усилия и контакты на этом направлении. И это не говоря уже о том, какие конкретно данные мог бы получить эритреец в рамках этих контактов. Так что, рискнем предположить, что тема возможной обиды со стороны Афервоки в данном случае носит вторичный характер, хотя Формаджо и этот момент безусловно учитывает.
По оценке американских экспертов, шансы на практическое задействование процедуры импичмента невелики. К счастью для сомалийского президента, сложный и незавершенный демократический проект страны, не позволит это сделать. В Конституции Сомали говорится, что для импичмента Конституционный суд должен принять этот вопрос в свою компетенцию и начать рассмотрение предъявленных обвинений. Однако в настоящее время Конституционный суд не функционирует. Кроме того, для того чтобы инициатива об импичменте стала реальностью, необходима ее поддержка со стороны двух третей парламента, что в настоящее время является трудной задачей. Тем не менее глубоко укоренившаяся враждебность многих сомалийцев по отношению к Эфиопии и Эритреи будет для Формаджо серьезным препятствием на пути дальнейшего сближения с ними. Поправим американских экспертов. Как мы показали выше, дело в большей степени заключается не в традиционной неприязни, хотя она несомненно присутствует, а в четкой позиции прокатарских фигур в сомалийском руководстве и самой Дохи по этому вопросу. Ну и соответственно в объемах финансовой «помощи» сомалийским руководителям со стороны конкурирующих в этом регионе иностранных игроков. Нынешний политический кризис не является чем-то стихийным и чисто внутрисомалийским. Это очень четкое пока предупреждение Формаджио в рамках его попыток усидеть на двух стульях и получить деньги сразу у двух конкурирующих между собой серьезных региональных игроков. И для того, чтобы убрать того же Формаджо катарцам совершенно не нужен Конституционный суд. Достаточно налаженных через свою агентуру влияния в блоке исполнительной власти Сомали и его правительстве контактов с исламистами из «Аш-Шабаб», которые готовы выполнить любой заказ за очень умеренные деньги. Например, для того, чтобы продемонстрировать успехи правительства в деле борьбы с террором люди из NISA четыре месяца назад по указанию премьера заплатили боевикам всего 1,8 млн долларов. И соответственно ни одного теракта в период последнего по времени месяца рамадан в Сомали не было. Заплатят еще миллион, и у Сомали будет новый президент.

52.26MB | MySQL:103 | 0,475sec