Об изменениях в военно-политической обстановке на Ближнем Востоке и в Северной Африке (28 января – 3 февраля 2019 года)

В регионе на минувшей неделе сохранялась сложная, а в ряде стран напряженная и нестабильная обстановка. Вооруженные конфликты различной интенсивности продолжаются в Сирии, Ираке, Афганистане, Йемене, Ливии и Сомали. В Ливане 31 января было объявлено о формировании нового правительства республики во главе с С. Харири. В этот же день правительства Великобритании, Германии и Франции объявили о создании механизма для поддержки торговых отношений с Ираном в обход санкций США.

В Ливане 31 января после сложных межпартийных переговоров, длившихся более восьми месяцев, было объявлено о формировании нового коалиционного правительства страны во главе с С. Харири. В его состав вошли 30 министров, представляющих основные религиозные конфессии страны и их политические партии. Треть министерских постов (10 из 30) досталась христианскому блоку «Сильный Ливан», который поддерживает президента республики М. Ауна. На втором месте — суннитское движение «Аль-Мустакбаль» (5 постов), на третьей позиции преимущественно христианские «Ливанские силы» (4 поста). Шиитские движения «Хизбалла» и «Амаль» имеют по 3 министерских поста, друзы — 3, армянская община — 2. Остальные депутатские блоки представлены одним министром. В кабинет вошли 4 женщины, при этом впервые в истории Ливана женщина – Р. аль-Хасан — заняла пост главы МВД. Посты министров иностранных дел и финансов сохранили за собой Д. Басиль и Х. Халиль. Министром обороны назначен И. Бу Сааб. Отметим, что «Хизбалла» добилась рекордного для себя политического успеха, получив в правительстве три портфеля — министерств здравоохранения, сельского хозяйства и по делам молодежи. По словам С. Харири, он рассчитывает на взаимодействие между министрами, от которого зависит успех работы новой правительственной команды.

Формирование нового ливанского правительства получило широкую международную поддержку. США подчеркнули, что они готовы работать с правительством С. Харири, но «обеспокоены тем, что «Хизбалла», которую США считают террористической организацией, продолжит занимать министерские посты, и ей было разрешено назначить министра здравоохранения». Негативно отнесся к присутствию в правительстве Ливана министров «Хизбаллы» Израиль.

31 января правительства Великобритании, Германии и Франции зарегистрировали компанию INSTEX (Instrument in Support of Trade Exchanges — Инструмент поддержки торговых расчетов) для поддержки торговых отношений европейских стран с Ираном в обход санкций США. Штаб-квартира организации будет располагаться в Париже. При этом было заявлено: «Только если мы будем выполнять наши обязательства, мы сможем также требовать от Ирана придерживаться [ядерной] сделки». Создатели INSTEX призвали к участию в нем все страны Европы. Новый механизм первоначально будет служить для торговли с Ираном товарами агропромышленного сектора и медикаментами. Три страны сохраняют твердую приверженность ядерной сделке с Ираном при условии, что Тегеран продолжит соблюдать ее положения. Они готовы поддерживать новый механизм расчетов с Ираном до тех пор, пока Тегеран придерживается условий Совместного всеобъемлющего плана действий по ядерной программе ИРИ.

Для того, чтобы механизм заработал, параллельная INSTEX структура должна быть учреждена в Иране. Главы МИД евротройки пообещали Тегерану помощь в этом вопросе, подчеркнув, что иранские власти должны обеспечить «эффективность и прозрачность» ее работы, поскольку механизм INSTEX «будет функционировать в соответствии с высочайшими международными стандартами в том, что касается противодействия отмыванию денег и финансированию терроризма, а также соблюдения санкций ЕС и ООН». Тегерану необходимо привести свое законодательство в соответствие с рекомендациями межправительственной Группы разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег. Только после того, как эти требования будут выполнены, и все технические и правовые аспекты, которые продолжают согласовывать страны евротройки, будут улажены, механизм сможет начать работу. Главы МИД трех стран отметили, что Ирану не следует ждать от Европы особого отношения в тех вопросах, где внешнеполитические цели двух сторон расходятся.

Эксперты подчеркивают, что «сам по себе этот инструмент, даже после выполнения всей дополнительной работы Ираном и его окончательного запуска не дает никаких гарантий сохранения торговли с Ираном — для этого необходимо, чтобы европейские, а возможно и иные компании захотели им воспользоваться, не опасаясь санкций США». Тем временем в Вашингтоне заявили, что взаимодействие ЕС с Ираном может повлечь за собой риски потери европейскими компаниями доступа к американской финансовой системе или возможностей ведения дел с коммерческими партнёрами в США. К тому же создаваемый новый механизм расчетов с Ираном не повлияет на кампанию США по оказанию максимального экономического давления на Тегеран.

Большинство сегодняшних проблем Ирана связаны с прямым давлением США, заявил 30 января президент ИРИ Х. Роухани, хотя «некоторые вместо того, чтобы обвинять врагов, возлагают ответственность на правительство и руководство страны». Такой подход, по его словам, «может нанести огромный вред, поскольку эти люди не понимают реальную обстановку в стране». Роухани отметил, что Иран оказался в тяжелейшей за последние 40 лет экономической ситуации.

Директор Национальной разведки США Д. Коутс сообщил 30 января, что власти Ирана в данный момент не предпринимают мер, которые необходимы для производства ядерного оружия, но иранская программа разработки баллистических ракет представляет угрозу странам Ближнего Востока. Иран продолжит наращивать военный потенциал, который представляет угрозу ВС США и их союзникам в регионе. Кроме того, сохраняется угроза проведения кибершпионажа и хакерских атак на американскую инфраструктуру со стороны Ирана. Руководитель ЦРУ США Дж. Хаспел также заявила, что Иран сейчас технически соблюдает ядерную сделку и надеется получить инвестиции от ЕС благодаря соблюдению этой сделки. Вместе с тем, ее словам, Тегеран предпринимает шаги для того, чтобы иметь возможность отойти от исполнения ядерной сделки. Президент США Д. Трамп выразил сомнение относительно выводов разведслужб по ядерной программе ИРИ.

2 февраля Иран успешно провел испытания новой крылатой ракеты дальнего действия «Ховейзе» с дальностью полета более 1350 км.

Боевики экстремистских группировок, действующие в провинции Идлиб на северо-западе Сирии, продолжают регулярно обстреливать и атаковать позиции сирийской правительственной армии в провинциях Латакия, Хама и Алеппо. Боевики «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России) в северо-восточной провинции Дейр-эз-Зор прорвали оборону отрядов преимущественно курдских «Сил демократической Сирии» и вновь вышли к границе с Ираком. ВВС коалиции во главе с США нанесли 2 февраля удар по позициям ВС САР в районе города Абу-Кемаль в провинции Дейр-эз-Зор.

Ряд западных государств оказывают поддержку террористам из группировки «Хайят Тахрир аш-Шам» (запрещена в России), чтобы помешать реализации договоренностей России и Турции по Идлибу, заявил 31 января глава турецкого МИД М. Чавушоглу. Россия и Турция продолжат сотрудничать для обеспечения мира и стабильности в провинции Идлиб, несмотря на различные провокации, говорится в заявлении Минобороны Турции от 2 февраля по итогам визита делегации ведомства в Москву, который состоялся 31 января.

США в настоящее время сохраняют в Сирии военный контингент численностью 2 тыс. человек, заявил президент Д. Трамп. Их вывод происходит «по мере того, как мы устанавливаем контроль над оставшейся территорией «халифата» (контролируемой ИГ). Они будут перемещены на нашу базу в Ираке, а в итоге некоторые из них отправятся домой». «Но мы все равно будем там, мы останемся. Нам надо защищать Израиль», — заявил Д. Трамп. При необходимости он обещал быстро вернуть войска в Сирию. При этом Д. Трамп заверил, что ВС США останутся в Ираке, чтобы «присматривать за Ираном».

Боевики ИГ без военного давления США быстро вернут себе утраченные территории в Сирии, им на это потребуется всего полгода или год, говорится, сообщили в Пентагоне, отметив при этом, что сирийские власти «вряд ли будут преследовать» террористов, если они не угрожают правительственной инфраструктуре.

США и движение «Талибан» (запрещено в РФ) согласовали рамки для соглашения о мире в Афганистане, согласно которому боевики гарантируют не укрывать террористические группировки на афганской территории. Это может привести к полному выводу американских войск из страны в обмен на перемирие и переговоры между талибами и Кабулом, сообщил 28 января спецпредставитель США З. Халилзад. Президент США Д. Трамп считает, что переговоры по афганскому урегулированию с талибами свидетельствуют о возможности вывода войск из Афганистана в будущем. Тем не менее, он с осторожностью оценил итоги диалога и перспективы вывода войск, поскольку конкретные договорённости пока не было достигнуты. В то же время Д. Трамп не собирается «тратить 51 миллиард долларов, как в прошлом году», на содержания войск США в Афганистане в нынешнем их составе.

Сообщения о перспективе сокращения иностранного военного присутствия в Афганистане на фоне сохраняющейся нестабильной ситуации в стране вызывают тревогу у кабульского руководства. Дипломатические источники сообщают, что недавно президент Афганистана А. Гани обратился к Д. Трампу с предложением воздержаться от поспешного вывода войск и предпочесть этому шагу сокращение расходов США, необходимых на поддержание военного присутствия. Речь идет о 2 миллиардах долларов в год за счёт контрактов на обслуживание, а также о сокращении численности войск всего на три тысячами военнослужащих.

Директор Национальной разведки США Д. Коутс сообщил 29 января: «Согласно нашим оценкам, ни правительство Афганистана, ни «Талибан» не будут в состоянии добиться в этом году стратегического военного преимущества в конфликте в Афганистане, если поддержка со стороны сил коалиции [во главе с США] останется на нынешнем уровне».

По итогам завершившегося 28 января визита президента Франции Э. Макрона в Египет две страны подписали 40 соглашений и протоколов о сотрудничестве в различных областях, включая экономику, образование, здравоохранение и культуру. Президент АРЕ А. Ф. ас-Сиси заявил, что Египет и Францию «связывают отношения дружбы и стратегического партнерства». Э. Макрон передал Ф. А. ас-Сиси список вопросов французской стороны, касающихся соблюдения прав человека в Египте. Вместе с тем, стороны не смогли пока договориться о новых французских военных поставках АРЕ.

29 января палестинское правительство во главе с премьер-министром Р. Хамдаллой подало в отставку. Р. Хамдалла возглавлял правительство Палестины с 2014 г. В ответ радикальное палестинское движение ХАМАС призвало провести на палестинских территориях всеобщие выборы президента, законодательной власти и Палестинского национального совета.

Премьер-министр Израиля Б. Нетаньяху сообщил 3 февраля о начале строительства «умной» бетонной стены вокруг контролируемого движением ХАМАС сектора Газа для предотвращения проникновения террористов наземным путем на территорию еврейского государства.

Силы безопасности Судана 29 января распорядились отпустить на свободу всех задержанных в ходе продолжающихся с середины декабря массовых протестов. За этот период было арестовано свыше тысячи человек, участвовавших в акциях, в том числе представители творческой интеллигенции, врачи, журналисты.

Вооруженные силы Судана не позволят внутренним врагам ввергнуть страну в политический коллапс, заявил 3 января начальник генштаба суданских ВС генерал К. А-М. аль-Махи. Тем не менее, противники президента страны О. аль-Башира продолжают заявлять о готовности пойти до конца для смены правительства Судана.

 

Приложение

О президента Республики Джибути И. О. Гелле

Исмаил Омар Гелле родился 27 ноября 1947 г. в городе Дыре-Дауа (Эфиопия). Выходец из северной сомалийской народности исса (около 55% населения Джибути). В конце шестидесятых годов прошлого столетия семья Гелле эмигрировала в Джибути (в то время Французское Сомали), где юноша окончил среднюю школу. После окончания школы Гелле служил в полиции Французского Сомали до 1975 г. В период службы прошел подготовку в службе национальной безопасности соседнего Сомали. Затем стал активистом освободительного движения, выпускал собственную газету.

В 1977 г. после провозглашения независимости Джибути его дядя Хасан Гулед Аптидон стал первым президентом молодой республики, а Гелле получил назначение на пост главы джибутийской спецслужбы, а также стал исполнять обязанности начальника кабинета в правительстве президента. Занимался главным образом вопросами безопасности государства. По мере старения Х. Г. Аптидона его племянник играл все более значимую роль в управлении страной, оперативными вопросами её управления, а в последние годы правления Аптидона фактически руководил Джибути. Используя родственные связи с главой государства, И. О. Гелле постепенно оттеснил своего конкурента, генерального секретаря правящей в Джибути партии Народное объединение за прогресс (НОП), М. Б. Фараха не только с высоких государственных и партийных постов, но и с внутриполитической арены в целом. Одновременно велась активная борьба, в том числе полицейскими методами, с влиятельными фигурами среди оппозиционеров.

В феврале 1999 г. президент Аптидон объявил, что собирается уйти в отставку, и назначил своим преемником Гелле. В апреле 1999 г. его кандидатура была выдвинута правящей НОП на президентских выборах. На них И. О. Гелле одержал убедительную победу над независимым кандидатом М. А. Идрисом, получив 74% голосов. Отметим, что вскоре Идрис был арестован за «угрозу моральному духу вооруженных сил».

После вступления в должность главы государства Гелле первым делом занялся чисткой госаппарата от соперников и противников. Большим успехом нового президента стало устранение в декабре 2000 г. главы полиции Джибути Я. Ябе, занимавшего этот пост с 1977 г. Ранее, в феврале 2000 г., на VIII съезде НОП И. О. Гелле был избран председателем партии.

Одновременно Гелле прилагал значительные усилия в сфере внешней политики, стремился упрочить свой авторитет в регионах Африканского Рога и Персидского залива. Джибути и её президент активно посредничают в урегулировании конфликтов в соседних с республикой странах.

В феврале 2000 г. правительство Джибути заключило мирное соглашение с основным повстанческим движением – Фронтом за восстановление единства и демократии (ФВЕД), представлявшего интересы второй по численности народности страны афаров (около 35%). В мае 2001 г. с радикальной фракцией ФВЕД был подписан мирный договор, положивший конец продолжавшемуся с 1991 г. вооруженному противостоянию в республике. Тем самым, по словам Гелле, была закрыта «темная глава в истории Джибути».

В целом же Гелле продолжил курс своего предшественника по упрочению авторитарной системы власти в стране, всячески ограничивая деятельность легальной оппозиции, хотя в республике официально действует многопартийность. Существующая в Джибути система власти выглядит архаично, а ее руководитель, как видится, не намерен проводить в стране политические изменения и реформы. Политические наблюдатели отмечают, что «Гелле не играет в демократию». Протестные выступления оппозиционных сил жестко подавляются полицией.

В годы правления Гелле были предприняты некоторые шаги по улучшению прав женщин. Еще в 2002 г. была установлена квота на их представительство в парламенте и доработан семейный кодекс, давший женщинам больше прав, хотя бы на бумаге.

В 2005 г. И. О. Геле переизбран президентом, при отсутствии других кандидатов, получив 100% голосов избирателей. После переизбрания неоднократно заявлял о том, что не имеет планов баллотироваться на следующий срок, однако участвовал в выборах и в 2011, и в 2016 году.

По конституции Джибути одному и тому же лицу разрешалось избираться на пост президента не более чем на два срока, однако в 2010 г. Гелле «убедил» Национальное собрание (парламент) республики внести поправки в основной закон страны с целью позволить ему баллотироваться на третий срок. Одновременно были внесены поправки, увеличивавшие продолжительность одного президентского мандата с пяти до шести лет. На выборах в 2011 г. Гелле набрал более 80% голосов. Вряд ли эти выборы можно назвать справедливыми, потому что многие лидеры оппозиции были заключены в тюрьму до проведения голосования. В 2016 г. Гелле был выдвинут на четвертый срок правящей коалицией «Союз за президентское большинство» (базовая организация пропрезидентской партии «Народное движение за прогресс»). По официальным данным, за его кандидатуру проголосовало более 85% избирателей. При этом три из семи оппозиционных партий бойкотировали выборы, обвинив власти в политических репрессиях и нарушениях элементарных прав человека. «Союз за национальное спасение», коалиция семи оппозиционных партий, заявила о непрозрачности выборов.

После очередного переизбрания И. О. Гелле выступил с обращением к нации, в котором, в частности, заявил: «Народ Джибути решил мне снова доверить высший государственный пост. Я принимаю это и надеюсь, что уже завтра выйду на работу, чтобы решить проблемы, с которыми мы столкнулись — безработица и низкий уровень жизни».

Президент открыто практикует непотизм, назначая своих детей на высокие государственные посты и устраивая выгодно в бизнесе. Так, одна из дочерей Гелле после окончания Колумбийского университета (США) была назначена советником главы государства по экономике. Другая дочь является владелицей крупной строительной компании, которая получает правительственные подряды. Весь крупный бизнес в Джибути находится под контролем президентской семьи. Иностранные фирмы, работают в республике постольку, поскольку имеют связи в правительстве.

Президент использует выгодное географическое положение республики для развития торговли, заявляет о намерении превратить Джибути «во второй Сингапур», прилагает значительные и в целом небезуспешные усилия для привлечения в экономику страны крупных зарубежных инвестиций. Страна в последние годы показывает устойчивый экономический рост (6-7%), однако имеет большой внешний долг, крайне неравномерно распределяются материальные блага – около половины населения республики продолжает жить в нищете.

Власти Джибути, как подчеркивает зарубежная пресса, «стараются получить от конкуренции мировых держав на своей земле максимум», «брать с богатых стран миллиарды долларов за разрешение устроиться в маленькой, но мирной стране». В годы правления И. О. Гелле правительство республики расширило практику предоставления своей территории под иностранные военные базы. Так, помимо ранее существовавших военных баз Франции и США, здесь появились базы Китая и Японии. Сдача земли под иностранные военные базы приносит правительству республики неплохой доход. По информации из различных источников, США ежегодно выплачивают Джибути от 63 до 70 млн долларов, Франция – от 30 до 70 млн долларов и Япония – от 35 до 40 млн долларов. Как заявляют джибутийские власти, средства, получаемые от аренды военных баз, идут на реализацию социальных программ. Часть денег расходуется на приобретение оружия для национальной армии. В то же время наличие большого количества иностранных военных баз на территории республики несет в себе опасность дестабилизации обстановки на Ближнем Востоке и в Северной Африке.

В сложных военно-политических условиях президент и правительство Джибути в своей внешней политике придерживается принципов неприсоединения и нейтралитета, выступает за установление мира и стабильности в зоне Африканского Рога, активно содействует развитию разноплановых связей и сотрудничества между государствами этого региона. Наибольшее развитие получили военно-политические связи Джибути с ведущими странами Запада, прежде всего с США и Францией. В последние годы интенсивно развиваются отношения с Китаем. И. О. Гелле неоднократно посещал с визитами Пекин. На сегодняшний день КНР стала главным инвестором Джибути, вложив значительные средства (около 9 млрд долларов) в различные проекты, главным образом инфраструктурные. Сложные отношения сохраняются с аравийскими монархиями.

Свободное от работы время И. О. Гелле предпочитает проводить в кругу семье.

Владеет арабским и французским языками.

33.78MB | MySQL:69 | 0,837sec