Религиозный сионизм в контексте нынешних выборов в Израиле

Основоположником религиозного сионизма как политического движения стал раввин Ицхак Яаков Райнес (1839, Карлин, Минская губерния – 1915, Лида, Виленская губерния), инициировавший в 1902 году создание внутри Всемирной сионистской организации религиозно-сионистского движения «Мизрахи», а его идеологом как религиозного и философского течения, отличного от враждебной к сионизму еврейской религиозной ультраортодоксии, но остающегося в рамках ортодоксального иудаизма, по праву считается раввин Авраам Ицхак Кук, родившийся в 1865 году в Двинске (ныне Даугавпилс в Латвии) и умерший в 1935 году в Иерусалиме. Его имя носит важнейшая иешива современного религиозного сионизма – «Мерказ га-Рав» в Иерусалиме.

После достижения Государством Израиль независимости на протяжении долгого времени представителем последователей религиозного сионизма в Кнессете и в различных правительствах еврейского государства был Национально-религиозная партия (МАФДАЛ), преемницей которой является нынешняя партия «Еврейский дом». В отношении арабо-израильского конфликта подавляющее большинство последователей религиозного сионизма придерживаются правых взглядом. Именно они сыграли после Шестидневной войны ведущую роль в возникновении и развитии поселенческого движения в Иудее и Самарии (на Западном берегу, пользуясь арабской терминологией), а также в секторе Газа. Попытка создания альтернативной религиозно-сионистской партии, придерживавшейся в отношении арабо-израильского конфликта левых или хотя бы центристских позиций (она называлась «Меймад» и во главе нее стоял раввин Иегуда Амиталь) успеха не имела.

Однако в последние годы Национально-религиозная партия, как и другая историческая израильская партия – Авода, являющаяся наследницей партии МАПАЙ, правившей Государством Израиль долгие годы с момента достижения им независимости, переживает глубочайший кризис. Большинство людей, которых можно назвать религиозными сионистами, голосуют за различные правые партии, но не за «Еврейский дом». Например, среди ведущих политиков крупнейшей правой израильской партии Ликуд можно упомянуть председателя Кнессета Юлия Эдельштейна, министра экологии Зеэва Элькина, заместителя министра иностранных дел Ципи Хотовели, председателя комиссии по алие и интеграции депутата Кнессета Авраама Негусе, депутата Кнессета Иегуду Глика, которые могут быть с полным основанием названы религиозными сионистами.  Ровно столько же депутатов – 5 осталось сейчас во фракции «Еврейского дома», после того, как и ее состава вышли министр просвещения Нафтали Беннет, министр юстиции Аелет Шакед (она не ведет религиозного образа жизни, но является представительницей заметной прослойки израильтян, которые разделяют идеологию религиозного сионизма, хотя и не ведут религиозного образа жизни) и депутат Кнессета Шули Муалем, создавшие фракцию «Новые правые».

Особую актуальность теме религиозного сионизма в контексте нынешней избирательной кампании в Израиле придает то обстоятельство, что в ней участвует целый ряд мелких партий, большая часть которых скорее всего не сможет преодолеть электорального барьера (сейчас он составляет в Израиле 3,25% от всех поданных голосов), которые могут быть без оговорок или с теми или иными оговорками отнесены к религиозно-сионистским. Суммарно это может выразиться в весьма значительном числе мандатов, что заметно ослабит право-религиозный лагерь в целом и может привести к утрате им власти, хотя вероятнее всего речь пойдет о том, что Ликуду придется разделить власть с левоцентристскими партиями «Хосен ле-Исраэль» или «Еш атид» в рамках правительства национального единства.

В подобном контексте представляется уместным представить своего рода «путеводитель» по религиозно-сионистским партиям. Далее они будут перечислены в порядке убывания их влияния (в соответствии с данными опросов общественного мнения):

  1. «Новые правые». Это новая партия, о создании которой объявили уже упомянутые выше министр просвещения Нафтали Беннет и министр юстиции Аелет Шакед, которые являются ее сопредседателями. Основной акцент в предвыборной кампании данной партии делается не на религии, а на том, что она правее Ликуда. «Новые правые» ориентируются не только на религиозных избирателей, а среди религиозных их естественными сторонниками представляются те, кого на израильском сленге именуют «дати лайт», что-то вроде «слегка религиозный». К таковым может быть отнесен и министр Нафтали Беннет. Что касается министра Аелет Шакед, то она, как уже была сказана, нерелигиозная. Вместе с тем, можно ожидать, что «Новые правые привлекут и часть религиозных сионистов, которых никак не назовешь «дати лайт». Например, депутат Кнессета Шули Муалем декларирует себя в качестве сторонницы «государства Галахи», то есть постулата превосходства еврейского религиозного права над светскими законами в Израиле. «Новые правые» — это единственная из религиозно-сионистских партий, которая, согласно всем опросам, несомненно преодолеет электоральный барьер.
  2. «Ихуд леуми» («Национальное единство»). Это сугубо поселенческая религиозно-сионистская партия, которая может быть с некоторыми оговорками отнесена к радикально-правым. Ее лидер – сопредседатель пропоселенческого парламентского лобби «Эрец-Исраэль» депутат Кнессета Бецалель Смотрич, житель поселения Кдумим в Самарии. В Кнессете последнего созыва «Ихуд леуми» выступал в блоке с «Еврейским домом». Переговоры о новом объединении этих партий ведутся и сейчас, но, судя по сообщениям израильским СМИ, пока они безуспешны.
  3. «Еврейский дом». Речь идет о собственно религиозно-сионистской партии, продолжающей традиции исторической партии МАФДАЛ. До сих пор не было ни одного Кнессета, в котором бы не было ее представителей. Теперь, в свете тяжелейшего кризиса, переживаемого «Еврейским домом» после ухода Нафтали Беннета и Аелет Шакед, эта возможность выглядит вполне реальной. Недавно новым председателем «Еврейского дома» был избран бывший главный раввин ЦАХАЛа генерал-майор запаса Рафи Перец. Судя по сообщениям СМИ, он настаивает на том, чтобы именно он был единственным председателем объединенной партии «Еврейский дом»-«Ихуд леуми», что является главным препятствием на пути к данному объединению, поскольку не принимает в расчет серьезнейшего изменения в соотношении сил между двумя этими партиями.
  4. «Зеут» («Идентичность»). Это новая партия, однако она, тем не менее, имеет достаточно долгую историю, начинающуюся с внепарламентского движения «Еврейское руководство», созданного еще в 1995 году в рамках борьбы против реализации Норвежских соглашений, на основе которых была создана Палестинская национальная администрация. В 2005 году это движение присоединилось к Ликуду. Его лидер (а ныне лидер партии «Зеут») Моше Фейглин был в 2013-2015 гг. депутатом Кнессета от Ликуда. Однако он натолкнулся на яростное неприятие со стороны лидеров Ликуда, прежде всего, премьер-министра Биньямина Нетаньяху, который презрительно называл всех сторонников «Еврейского руководства» «фейглиными». «Зеут» имеет весьма упорядоченную идеологическую базу, отличающую ее от остальных израильских партий, в том числе партий правого лагеря (например, партия «Зеут» настаивает на создании второй палаты Кнессета, в который были бы представлены евреи, проживающие в диаспоре). Религия занимает заметное место в ее идеологии на уровне символа, однако эта партия обращается и к светским избирателям. В частности, заметную роль в ней играют репатрианты из бывшего СССР. Партия «Зеут» даже не рассматривает возможности объединения с другими партиями. До недавнего времени считалось, что она не преодолеет электорального барьера, однако последние опросы общественного мнения показали, что такая возможность реальна.
  5. «Оцма ле-Исраэль» («Мощь Израиля»). Речь идет о радикально-правой (при этом подавляющее большинство ее членов составляют религиозные) партии, во главе которой стоят выходцы из объявленной вне закона как террористическая организация (в Израиле, в США и в ряде стран Европы) в 1994 году партии «Ках», лидером которой был знамениты раввин Меир Кахане (1932-1990), создавший в 1960-е гг. в США «Лигу защиты евреев», а затем репатриировавшийся в Израиль и ставший депутатом Кнессета. Членом «Ках» был в свое время и лидер партии «Оцма ле-Исраэль», бывший депутат Кнессета (он был депутатом в 2009-2013 гг. от партии «Ихуд леуми») доктор Михаэль Бен-Ари. Сейчас активно обсуждается возможность объединения партия «Ихуд леуми» и «Оцма ле-Исраэль» в единый парламентский блок. Согласно сообщениям израильских СМИ, к этому их активно подталкивает в частности лидер Ликуда премьер-министр Биньямин Нетаньяху. В этой связи израильские левые обвиняют премьер-министра в том, что он «проталкивает в Кнессет каханистов», имея в виду именно партию «Оцма ле-Исраэль».
  6. «Яхад». Специфика данной партии, во главе которой стоит бывший лидер сефардской ультраортодоскальной религиозной партии ШАС Эли Ишай, состоит в том, что ее ядро составляют выходцы из ультраортодоксального религиозного мира. Следует учитывать, что, не разделяя на идеологическом уровне учения раввин Авраама Ицхака Кука, значительная часть ультраортодоксальных сефардских евреев (в отличие от ашкеназских ультраортодоксов) солидаризируются с сионистским государством. Прежде всего, речь идет о поддержке ими модернизации религиозных евреев (то есть получения светского профессионального образования) и их службы в ЦАХАЛе. Именно к этой часть электората апеллирует партия «Яхад». По своим взглядам в отношении арабо-израильского конфликта эта партия может быть отнесена к крайне-правым.

В заключение представляет возможным констатировать, что в первую очередь именно от способности политиков добиться объединения перечисленных выше партий в технические блоки, которые позволят избежать потери отданных за них голосов, будет зависеть исход предстоящих 9 апреля выборов в Кнессет. Причем речь идет, как уже было отмечено, не только о представительстве религиозных сионистов в Кнессете, но и о сохранении власти за право-религиозным лагерем в целом.

52.51MB | MySQL:104 | 0,332sec