К очередному раунду американо-турецких консультаций в Вашингтоне по двусторонним отношениям и по Сирии

5 февраля 2019 года в Вашингтоне состоялось очередное заседание американо-турецких рабочих групп по двусторонним и региональным вопросам. Делегации возглавляли заместитель государственного секретаря США по политическим делам Дэвид Хейл и заместитель министра иностранных дел Турции Седат Онал. 5 — 6 февраля в Вашингтоне прошло совещание министров иностранных дел Международной коалиции по борьбе с «Исламским государством» (ИГ, запрещенная в РФ террористическая организация – В.К.). 4 февраля государственный секретарь США Майк Помпео опубликовал твит с картой мира под заголовком «Поддержка Гуайдо растет по всему миру», где цветом выделены страны, которые признали самопровозглашенного президента Венесуэлы. Такова повестка американо-турецких отношений последних дней, которая выглядит достаточно насыщенной.

Начнем с последнего обстоятельства. Какое отношение карта мира со странами, признающими спикера парламента Хуана Гуайдо в качестве президента Венесуэлы, имеет к Турции и к американо-турецким отношениям? При том, что Анкара категорически стоит на противоположных Вашингтону позициях из соображений, имеющих для нее принципиальное значение – собственной богатой истории смещения действующей власти, как путем военного переворота, так и оказания политического давления извне. Так что, на упомянутой карте Турция была показана, разумеется, незаштрихованной.

Однако, американцы, в очередной раз, продемонстрировали буквально талант создавать на ровном месте себе и своим международным отношениям проблемы: провинция Хатай, вошедшая в состав Турецкой Республики в 1939 году, оказалась на карте в составе Сирии.

Реакцию, когда на это обстоятельство обратит внимание турецкая сторона, можно было бы предвидеть заранее. Просто исходя из того, что если не все турки, то двое из трех верят в наличие в США стратегического плана так называемого «Большого Ближнего Востока» и плана по созданию «Великого Курдистана» и непременно усмотрят в присоединении Хатая к Сирии злонамеренный умысел «коварных американцев». Рассчитывать на то, что турки не заметят географической оплошности также не приходилось – твиттер Майка Помпео в Турции читают и цитируют, а на публикуемые карты смотрят внимательнейшим образом, со всей свойственной туркам въедливостью.

Разумеется, в Турции разгорелся нешуточный скандал. В результате, этот вопрос даже стал предметом разговора между министром иностранных дел Мевлютом Чавушоглу и автором твита – государственным секретарем Майком Помпео. Вот, что заявил министр Чавушоглу после состоявшейся беседы: «На той карте, о которой вы говорите, есть очень серьезные ошибки и не только по отношению к Турции, но и к другим странам. Министерство иностранных дел направило нам в письменном виде все ошибки, касающиеся других стран. Конечно, мы увидев эту карту, продемонстрировали реакцию, а наши коллеги немедленно включились в процесс». Министр М.Чавушоглу охарактеризовал случившийся инцидент в качестве «технической, но вопиющей ошибки». Однако, как бы то ни было, ошибка эта была или нет (скорее, вероятно, именно ошибка), именно такие нюансы складываются в общую картину отношений между странами. Что вдвойне действительно на Востоке. И тот факт, что американцы демонстрируют явное пренебрежение нюансами, работает против них самих в статусе «невынужденной ошибки».

Теперь переходим к итогам работы американо-турецких рабочих групп по двусторонним и региональным вопросам, которые прошли 5 февраля в Вашингтоне. Процитируем официальный пресс-релиз, который был опубликован по результатам встречи на сайте МИДа Турции: «Заместитель министра Онал и заместитель госсекретаря Хейл ещё раз подтвердили стратегическое значение турецко-американских отношений и, в качестве двух союзников, подтвердили намерение рассматривать общие проблемы. После вступительной сессии, высокопоставленные официальные лица Турции и США собрались в формате рабочих групп для обсуждения Сирии, борьбы с терроризмом, обороны и двустороннего сотрудничества, включая судебные и правовые вопросы. Стороны подтвердили свою приверженность продолжению совместных усилий для достижения дальнейшего прогресса во всех этих областях». На момент написания данной статьи никаких других официальных заявлений, ни в ходе работы, ни по её итогам, от сторон не прозвучало.

Зато, с развернутыми комментариями выступил глава внешнеполитического ведомства Турции Мевлют Чавушоглу по итогам своего участия в заседании министров иностранных дел стран, входящих в Международную коалицию в Сирии, которое состоялось 5-6 февраля в Вашингтоне.

Однако, перед тем как рассматривать высказывания М.Чавушоглу, обратимся к тексту Совместного заявления, обнародованного по итогам вашингтонской встречи (текст опубликован на сайте Государственного департамента США 6 февраля, ссылка: https://www.state.gov/r/pa/prs/ps/2019/02/288841.htm). Отметим, что международные делегации собрались в Вашингтоне по приглашению государственного секретаря США Майка Помпео.

Совместное заявление министров иностранных дел состоит из девяти пунктов, которые обращают на себя внимание своей развернутостью. Остается только удивляться как такие документы удается согласовывать в многостороннем формате обсуждения. Если попробовать убрать из документа всю «воду», из которой он буквально состоит, то получится следующая картина. Перечисляем по пунктам:

  1. Отмечен существенный прогресс в борьбе с ИГ. Было приветствовано вхождение в глобальную коалицию новых участников, включая Сообщество сахеле-сахарских государств (CEN-SAD), Гвинею, Кению, Фиджи и Филиппины. Подтверждена решимость следовать Руководящим принципам Коалиции, принятым в Кувейте в 2018 году.
  2. Приветствовалось освобождение из-под тирании ИГ 7,7 миллионов человек на территории Ирака и Сирии. Высокой оценке удостоились усилия иракских партнёров. Так было снижено влияние ИГ в интернете и оказано давление на их финансовое положение «за счет участия партнеров по Коалиции, применения санкций Совета Безопасности ООН, а также военных ударов в Ираке и Сирии».
  3. Подробно объяснена высокая цена победы над ИГ. При этом озвучен призыв к тому, чтобы уважалось «международное гуманитарное право и нормы в области прав человека, а также принимались все возможные меры предосторожности для защиты гражданского населения и обеспечения немедленного и беспрепятственного гуманитарного доступа».
  4. Заявлено о том, что кампания против ИГ продолжается как в Ираке, так и в Сирии. Очерчены рамки новой тактики ИГ, которое переходит к партизанским действиям, а также «сосредотачивается на увеличении поддержки своих всемирных филиалов и сетей».
  5. Подтверждена полная поддержка Ираку и приверженность его «единству, суверенитету и территориальной целостности». Положительно оценена работа миссия НАТО в Ираке, направленная на укрепление местных сил безопасности. Выражен призыв к тому, чтобы правительство Ирака продолжало бы свои усилия по примирению на уровне общин, в рамках необходимости устранения коренных причин конфликтов в регионе. Ираку предложено «предпринять необходимые шаги для содействия реализации международных обязательств, взятых в ходе конференции по восстановлению в Кувейте в феврале 2018 года».
  6. Выражена решимость всесторонне сотрудничать с правительством Ирака в вопросе борьбы с ИГ, в первую очередь, по поддержке иракских контртеррористических операций и подготовке «профессиональных и способных к самостоятельным боевым действиям иракских сил безопасности». Выражена готовность, при сотрудничестве с ООН, способствовать скорейшему восстановлению страны.
  7. Выражена полная поддержка сирийского народа на основе Женевского коммюнике 2012 года и Резолюции 2254 Совета Безопасности ООН, «нацеленного на создание инклюзивного несектантского правительства, которое представляет волю всех сирийцев, и поддерживает единство, суверенитет и территориальную целостность Сирии». Как и в случае Ирака, выражен призыв к тому, чтобы примирение строилось на уровне общин.
  8. Отмечена озабоченность тем, что «закаленные в боях иностранные боевики-террористы» проникают в такие отдаленные регионы, как Юго-Восточная Азия и Африка, и выражен призыв к принятию соответствующих мир к тому, чтобы этому воспрепятствовать. Подтверждено, что максимизация возможности судебного преследования будет оставаться глобальным приоритетом в отношении иностранных боевиков-террористов и других сторонников, поддерживающих деятельность ИГ.
  9. В 2019 году страны Коалиции планируют сосредоточиться на «реализации планов действий Рабочих групп» Коалиции, поскольку обычные военные действия подходят к своей кульминации и необходимо планировать следующий этап кампании, что может подразумевать «усилия по противодействию возвращению ИГ к мятежу в Сирии и Ираке». Подчеркнута необходимость и дальнейшего единства Коалиции «по подрыву бренда ИГ», а также продолжение оказания на организацию неснижающегося давления. Был использован термин «широкой дипломатической и контртеррористической экосистемы», в контексте необходимости её формирования.
  10. Выражена удовлетворенность текущим положением дел и отмечена решимость по нанесению ИГ полного и окончательного поражения как в Сирии, так и в Ираке. В том числе в рамках следующих четырех Рабочих групп сил Коалиции: «иностранные боевики — террористы», «финансирование ИГ», «коммуникации» и «стабилизация».

Завершается документ следующим образом: «Учитывая это, мы с нетерпением ожидаем встречи политических директоров в конце весны и очередного заседания Рабочих групп Коалиции в следующем году».

Заметим, что приведенное выше – предельно краткая выжимка из принятого силами документа, которая наглядно иллюстрирует её, в общем-то, бессодержательность. Понятно, что для США, в контексте озвученного президентом Д.Трампом выхода из Сирии, было принципиально важно продемонстрировать, что Америка не устраняется от борьбы с ИГ (правда, не совсем понятно – ведь, озвучивая выход из Сирии, Д.Трамп заявил о достигнутой уже победе на ИГ – В.К.), а, во-вторых, по-прежнему, является лидером международной Коалиции. Которая, как легко можно заметить на основе бессодержательного и велеречивого документа, берет на себя важные, но все же второстепенные функции. Принципиальные моменты, касающиеся позиции по официальному Дамаску и формированию Конституционной комиссии оставлены за кадром. А ведь именно сейчас многие страны переформулируют свое отношение к Б.Асаду. Формирование же Конституционной комиссии – является приоритетной задачей №1 в настоящее время для политического урегулирования в Сирии. Однако, ни того, ни другого документ принципиально не касается.

Так что, за конкретикой куда как лучше обращаться к заявлениям отдельных представителей стран – участниц Коалиции. В частности, после заседания Коалиции, пресс-конференция была собрана министром иностранных дел Турции М.Чавушоглу.

Перечислим основные заявления турецкого министра, относящиеся к сирийскому урегулированию.

  1. Министром было отмечено достигнутое решение о создании совместных специальных сил, между Турцией и США, для координации выхода США из Сирии. Их единственной задачей будет — сфокусироваться на выходе США из Сирии и обеспечить, с учетом взаимных (турецко-американских) предложений, его беспроблемную и скоординированную реализацию.
  2. М.Чавушоглу напомнил о том, что реализация «дорожной карты2 по Манбиджу, где ранее наблюдались задержки, невзирая на плохие погодные условия, ускоряется. Процитируем: «Невзирая на плохие погодные условия мы можем сказать, что ускорилась (реализация). К сожалению, «дорожная карта» по Манбиджу, к настоящему времени, уже должна была быть реализована. Здесь возникло промедление и её причиной стала американская сторона. В настоящее время, за рамками совместного патрулирования, начата работа по вопросам того, кто войдет в руководство и в силы безопасности региона, после выхода СНС / ПДС». Как подчеркнул турецкий министр, если бы к сегодняшнему дню была бы реализована «дорожная карта» по Манбиджу, а также, если бы она была исполнена и к востоку от р. Евфрат, то не было бы никаких проблем и с выходом (США из Сирии – В.К.).
  3. Как указал турецкий министр, СНС / РПК, в настоящее время, все ещё присутствуют в Манбидже. При этом, по его словам, вольно или невольно, но американцы приравнивают понятия «курды» и «Силы народной самообороны» друг к другу. И СНС должны либо уйти, либо быть устранены оттуда.
  4. М.Чавушоглу напомнил про должным образом не спланированный выход американцев из Ирака, что, по его мнению, стало большой ошибкой и причиной всего того, что сейчас происходит на Ближнем Востоке. Возникшим хаосом и неопределенностью воспользовались, по его словам, боевики ИГ. Подобную ошибку, как заявил М.Чавушоглу, не следует повторять в Сирии – возникающий вакуум силы не должен быть заполнен «ни террористами, ни силами режима».
  5. Как было отмечено министром: «Решение Трампа о выходе стало сюрпризом и для самой Америки. Поэтому, как мы видим в ходе сегодняшних встреч, пока ещё нет конкретного плана, конкретного видения. Мы, в свою очередь, озвучили собственные предложения и идеи».
  6. Напомнил М.Чавушоглу и про то, что идея зоны безопасности принадлежит лично президенту Р.Т.Эрдогану и, в прошлом, неоднократно им озвучивалась руководству США. Однако, под разными, надуманными предлогами идея турецкого лидера так и не была реализована, в частности, при администрации Б.Х.Обамы.
  7. Интересен ответ турецкого министра на тот вопрос, кто будет управлять регионом (восток р. Евфрат) после того, как оттуда уйдут СНС? – Как отметил М. Чавушоглу, по вопросу местного управления и сил безопасности – это должно быть совместное решение Турции и США. При этом, по словам М.Чавушоглу, в составе Коалиции есть отдельные страны, которые ещё теснее сотрудничают с СНС, чем даже США.

Процитируем: «Однако, тамошние дела не могут решаться на основании того, что они хотят. Мы, конечно же, этим процессом занимаемся с США, координируем его вместе с Россией. На самом деле, сторона, подвергающаяся угрозе, — это мы. Стабильность Сирии для нас важнее, чем для кого бы то ни было. Мы, с удовлетворенностью, отмечаем наличие положительного вклада со стороны Европы. Однако, мы знаем и о том, что эти страны блокируют формирование Конституционной комиссии. Также мы знаем, что они пытаются аннулировать Идлибское соглашение, оплачивая (террористам) нарушение его условий. Мы знаем, что эти страны не имеют добрых намерений по вопросу Сирии».

Итак, подводим черту: завершился очередной раунд турецко-американских консультаций, в том числе, вписанных в более широкий формат международной Коалиции. Как мы можем видеть из итогового документа последней, Коалиция, в первую очередь, занимается «косметикой», когда процесс урегулирования в Сирии входит в решающую фазу. Впрочем, на то, чтобы блокировать формирование Конституционной комиссии у стран Коалиции сил хватает. Как можно заключить, никаких конкретных договоренностей, которые бы устроили турецкую сторону, в Вашингтоне достигнуто не было. Турция безрезультатно продолжает оказывать на США давление, на фоне того, как в турецкие СМИ продолжает просачиваться информация об очередных партиях американской военной помощи, доставляемой в регион курдским «Силам народной самообороны».

52.82MB | MySQL:104 | 0,340sec