О ливанском факторе в российско-израильских отношениях

На следующей неделе глава израильского правительства Б.Нетаньяху готовится прибыть в Москву для переговоров с президентом РФ В.В.Путиным. Первая в текущем году встреча двух лидеров, как сообщили ранее СМИ, должна быть сосредоточена на сирийской проблематике, куда не только по-прежнему входит вопрос преодоления кризисных явлений в отношениях после инцидента с российским самолетом Ил-20 или рост иранского присутствия на Ближнем Востоке, но и проблема контактов Израиля с сохранившим власть режимом Б.Асада, который теперь благодаря Кремлю старательно стремиться восстановить легитимность в глазах международного сообщества. Впрочем, события последних дней, равно как итоги телефонных переговоров Б.Нетаньяху и В.В.Путина в конце прошлого – начале нынешнего года, свидетельствуют о важности включения в повестку обсуждения Ливана.

В опубликованном в субботу интервью посол России в Ливане А.Засыпкин отметил, что конфликт между Израилем и Ливаном «нельзя предсказать с уверенностью, поскольку регион находится на перепутье». Между тем, по словам главы российской дипмиссии, «разжигание американцами новых конфликтов, в которых могут участвовать многие страны, а также этнические и религиозные силы», будет потенциально способствовать росту риска эскалации на этом направлении. Отдельно был затронут вопрос о роли «Хизбаллы». В частности, А.Засыпкин отметил, что шиитская группировка, признанная Израилем террористической, «ответственно относилась к происходящему в Сирии и в регионе в целом и внесла значительный вклад в поражение террористов».

Из сказанного следует, что ливанский вопрос явно требует обсуждения Б.Нетаньяху с В.В.Путиным, если запланированная между ними встреча в российской столице состоится в намеченную дату. Вместе с тем при более детальном рассмотрении повышенный интерес Москвы к Бейруту, как кажется, выглядит не «подарком» к приезду израильского премьер-министра, демонстрирующего, что Иерусалим для отстаивания своих «красных линий» не готов отступать даже под российским давлением. В большей степени данные явления вписываются в глобальное американо-российское противостояние, традиционной ареной для которого выступает Ближний Восток. Так, по мнению генерал-майора ЦАХАЛа  в запасе, главы Института политики и стратегии Междисциплинарного центра в Герцлии А.Гилада, сформулированному на основе совместного исследования, проведенного его подразделением и американским Институтом им. Дж.Кеннана Международного центра им. В.Вильсона, такая активность России связана с попытками вернуть себе доминирование в регионе. Пока способность в реальности влиять на события была приобретена лишь в Сирии. Теперь аналогичная активность, если следовать логике американских и израильских экспертов, предпринимается на ливанском направлении.

Разумеется, представленные выводы не лишены тенденциозности. Вместе с тем выдвинутые аналитиками предположения получают все больше подтверждений, которые находят свое выражения в заметных публичных акцентах Москвы на общности с Бейрутом по актуальным проблемам. К примеру, российский посол в Ливане также успел заявить, что подходы государств совпадают и в том, что касается решения проблемы сирийских беженцев. По словам А.Засыпкина, стороны согласны с тем, что нельзя, цитируя дипломата, «увязывать процесс возвращения сирийских беженцев на родину с политическим урегулированием в САР». При этом необходимо учитывать, что Ливан мечтает выдворить сирийцев, не руководствуясь их благом или интересами постконфликтного восстановления Сирии, а важностью разрешить свои экономические проблемы, усугубившиеся по причине почти 9-месячного отсутствия правительства. В первые дни работы нового кабинета министров под руководством С.Харири началось обсуждение пакета реформ, который, как очевидно, спровоцирует рост безработицы.

Впрочем, во всем происходящем для Израиля есть некая перспектива. Россия, пытаясь сыграть на интересе Ливана к избавлению от бремени выходцев из САР, говорит об ошибочности курса Запада в целом. Он, напомним, сводится к тому, что сначала республика должна быть полностью стабилизирована, а лишь затем можно начать процесс возвращения беженцев. Кроме того, в СМИ ведутся активные дебаты о том, что и после достижения политического урегулирования Сирия будет «полицейским государством», опасным для жизни. Разумеется, крайне правые в Европе, а особенно в ФРГ, выступают за выдворение сирийцев, однако на официальном уровне курс А.Меркель и Э.Макрона все же остается прежним. Более того, он не тождественен политике США и не совпадает полностью даже между Берлином и Парижем. Если в Германии голос ультраправых силен и имеет значение еще исходя из внутриполитической ситуации, то Франция опасается всплеска активности джихадистов, а политика Э.Макрона по увеличению вклада в коалицию по борьбе с «Исламским государством»  (ИГ, запрещено в России), как отмечает Foreign Politics вообще делает его потенциальным лидером этой деятельности после реализации плана Д.Трампа. Исходя из этого, Россия, коллективно упрекая весь Запад, частично способствует реализации израильских интересов. С одной стороны, такой шаг мешает потенциальному альянсу между Москвой, Парижем и Берлином, а значит, у Иерусалима есть шанс отстоять возможность использовать европейцев как противовес российской активности. С другой стороны, большие риски собственной дестабилизации на фоне терроризма охотнее уверят Э.Макрона в опасности иранского влияния в регионе, мысль о чем он может продвигать в рядах ЕС.

Таким образом, обсуждение ливанской проблематики на российско-израильских переговорах необходимо, однако, если Москва не скорректирует подход, данный пункт повестки дня рискует превратиться в фактор, негативно сказывающийся на отношениях между государствами. Ливан не тождественен Сирии по многим причинам, главная из которых – статус «Хизбаллы», которую даже ЕС частично (на уровне боевого крыла) признает террористической организацией, а проблема сирийских беженцев слишком многогранна, чтобы разрешить ее, пренебрегая позицией европейских игроков, напрямую затронутых угрозой неконтролируемой миграции. Вместе с тем Иерусалиму также нужно отдавать отчет в том, что, сближаясь с Бейрутом и пытаясь выставить в лучшем свете «Хизбаллу», Кремль борется не с израильскими, а американскими интересами. Следовательно, и урегулировать эти проблемы на двусторонней основе без нормализации диалога между РФ и США в полной мере не представляется возможным.

52.49MB | MySQL:104 | 0,316sec