О влиянии отмены итогов муниципальных выборов в Стамбуле на внутреннюю и внешнюю политику Турции

Высшая избирательная комиссия Турции приняла в понедельник решение отменить результаты выборов в Стамбуле, на которых потерпел поражение экс-премьер Бинали Йылдырым — кандидат от возглавляемой президентом Р.Т.Эрдоганом Партии справедливости и развития (ПСР). Об этом сообщило Анатолийское агентство. В понедельник 6 мая ЦИК рассматривал предоставленные ПСР документы, указывающие на значительные нарушения в ходе выборов в крупнейшем турецком городе. Семеро из 11 членов Высшей избирательной комиссии при итоговом голосовании высказались за отмену результатов выборов и проведение повторного голосования. Четверо членов ЦИК выступили против такого решения. По данным телеканала Эн-ти-ви, новые муниципальные выборы в Стамбуле пройдут 23 июня. Высшая избирательная комиссия сообщила, что сертификат о признании мэром кандидата от оппозиционной Народно-республиканской партии Экрема Имамоглу будет отозван. Согласно официальным данным, он опередил оппонента Бинали Йылдырыма, набрав на выборах 31 марта 4,171 млн голосов избирателей. ПСР впервые с 2002 года уступила на муниципальных выборах в Стамбуле, мэром которого сам Эрдоган был с 1994 по 1998 год. Такое решение очень оперативно предсказуемо вызвало критику в Брюсселе.  Решение Высшей избирательной комиссии Турции отменить результаты выборов мэра в Стамбуле и провести повторное голосование противоречит самой идее демократического избирательного процесса. Об этом говорится в опубликованном в понедельник вечером совместном заявлении представителя ЕС по иностранным делам и политике безопасности Федерики Могерини и еврокомиссара по вопросам расширения и политики соседства Йоханнеса Хана. Как отмечается в заявлении представителей ЕС, решение турецкого ЦИК об отмене результатов выборов является политизированным и «противоречит ключевой цели демократического избирательного процесса, заключающейся в признании народной воли». Кроме того, такой шаг «подрывает избирательный процесс, приверженность которому турецкий народ продемонстрировал, отдав свои голоса [на выборах] при очень большой явке, а также [нарушает] обязательства Турции как члена Совета Европы», говорится в заявлении. Как подчеркнули в ЕС, работа турецкого избиркома должна осуществляться в независимой и транспарентной манере в соответствии с международными нормами. Могерини и Хан также выразили надежду, что Турция позволит международным наблюдателям следить за проведением повторных выборов. Если смотреть на это решение полностью подконтрольного Р.Т.Эрдогану ВИК грубо, то налицо очевидная попытка подыграть президенту с точки зрения успокоения его амбиций в отношении именно Стамбула. Там много личного (Р.Т.Эрдоган начинал в этом городе свою политическую карьеру), но самое главное — это кошелек для правящей ПСР, которая получает за счет контроля над бизнесом города львиную долю своей партийной казны. Собственно эти два момента являются ключевыми в рамках объяснения полностью предвзятого решения ЦИК. Но есть и еще один момент, который остается пока за кадром. Решение любой ценой обеспечить себе контроль над Стамбулом является для Р.Т.Эрдогана оптимальным вариантом по укреплению единства своей ПСР, в которой начинают по итогам недавних муниципальных  выборов, и что более существенно — по итогам неутешительной экономической политики правительства, расти центробежные тенденции. Ровно этим соображением объясняется принятое решение ЦИК, которое было ей продиктовано лично Р.Т.Эрдоганом в самый последний момент. До этого у него были колебания на этот счет: он выбирал между международной обструкцией и внутриполитическими резонами; между «умеренными» и «ястребами» в своей партии. И выбрал последних прежде всего  стремясь  консолидировать ряды ПСР  за счет  усиления в ней сторонников жесткого курса.

В этой связи американские эксперты отмечают, что на сегодня есть ясные признаки разногласий внутри правящей Партии справедливости и развития. Там началась неофициальная внутрипартийная дискуссия на тему реагирования  на поражения, которые она потерпела на муниципальных выборах 31 марта, и необходимости смягчения  президентом Реджепом Тайипом Эрдоганом  своей нынешней авторитарной тактики. Особенно на фоне того, что  сомнительная внешняя политика и выбор Эрдогана в области безопасности увеличивают вероятность введения санкций и разрыва с США и НАТО.  Чем больше Эрдоган пытается ужесточить свою жесткую позицию в стране и за рубежом, тем больше он будет бороться за сохранение восприятия своей исключительной компетентности  турецкими гражданами. По солидарному мнению экспертов, поражения, понесенные ПСР в рамках последних муниципальных выборов,  явно показывают ослабление доверия со стороны избирателей как к ПСР, так и к президенту Реджепу Тайипу Эрдогану. Чувствуя эти слабости, внутри ПСР возникают разногласия, поскольку Эрдоган явно испытывает трудности с консолидацией своей базы власти внутри страны и партии на фоне сегодняшних  экономических и внешнеполитических проблем.

После муниципальных выборов в Турции 31 марта ПСР подала петицию в ВИК  с просьбой признать недействительными результаты выборов в Стамбуле в связи с предполагаемыми нарушениями и вновь провести голосование. Этот шаг, как представляется американцам, демонстрирует глубокие признаки раскола в ее рядах, предполагая, что есть партийные элиты, которые заинтересованы в переходе от итогов выборов к сосредоточению внимания на насущных проблемах Турции, особенно к ее хрупкой экономике и двусторонним отношениям с Соединенными Штатами. С другой стороны, есть сторонники жесткой линии, которые были намерены повлиять на Эрдогана, чтобы заставить его бросить вызов стамбульскому результату, полагая, что уступка крупнейшего города Турции является неприемлемым признаком слабости, которая будет продолжать уменьшать базу власти Эрдогана. Отдельно от этих внутренних разногласий стоит попытка бывших элит ПСР убедить Эрдогана изменить свой авторитарный стиль управления, чтобы принять верховенство закона и демократии. Как мы видим победила жесткая линия поведения.  На этом фоне отметим, что Ахмет Давутоглу, бывший премьер-министр и министр иностранных дел, сообщил 22 апреля в 15-страничном манифесте о своем намерении создать новую политическую партию в рамках своего несогласия с линией  Эрдогана и части ПСР. Давутоглу призвал ПСР отказаться от своей тактики раскола и поляризации и вернуться к политике включения и формирования консенсуса. В заявлении говорится, что Эрдоган должен дистанцироваться от альянса своей партии с Партией националистического движения (ПНД) Девлета Бахчели, что само по себе резко ссужает электоральную базу поддержки ПСР.  Эрдоган, по своему обыкновению, скорее всего, проигнорирует призывы Давутоглу, считая его оппортунистом, заинтересованным в восстановлении своей прежней  позиции в правительстве. Последнее по времени  решение ВИК собственно об этом очень ясно сигнализирует. Скорее всего, авторитарный прессинг Эрдогана удвоится,  он будет стремиться  маргинализировать способность неподконтрольных мэров управлять своими городами  и будет стараться  вновь утвердит себя в качестве безальтернативного центра власти. Будет продолжаться концентрация под эгидой ПСР местной и федеральной бюрократии и государственного аппарата, а способность провинциальных правительств, управляемых главной оппозиционной партией — Народно-республиканской партией (НРП), вряд ли существенно ослабит этот прессинг. Верховная избирательная комиссия недавно постановила что многие мэры, выигравшие гонки в преимущественно курдских районах Турции, не будут допущены к исполнению своих обязанностей, поскольку они были обвинены в терроризме из-за их предполагаемых связей с сепаратистской Рабочей партией Курдистана (РПК). Другими словами, хотя ПСР может неохотно согласиться с тем, что НРП будет управлять значительным числом крупных городов, она точно не распространит это признание на районы, завоеванные прокурдской Партией демократии народов  (ПЛН). Как мы видим дело сейчас пошло еще дальше, и на сегодня начинается уже кампания по ревизии итогов прошедших выборов в крупных городах.

При этом до конца неясно, распространится ли эта жесткая позиция Эрдогана на сферу внешней политики. После громкого визита турецких официальных лиц в Вашингтон в середине апреля, похоже, что Турция намерена развернуть российские системы противоракетной обороны С-400, несмотря на недвусмысленное заявление Конгресса США о том, что это приведет к тому, что Соединенные Штаты отменят поставку примерно 100 истребителей F-35 следующего поколения в Турцию. Кроме того, развертывание С-400 может поставить Турцию  под американские санкции в рамках закона «О санкциях» (CAATSA), которые имели бы ужасные последствия для больной экономики страны. Пресс-секретарь Эрдогана Ибрагим Калын недавно сказал, что он исходит из того, что президент США Дональд Трамп наложит вето на любую санкцию Конгресса США в отношении Турции. Но в отличие от обычных законопроектов Конгресса, на которые Трамп может наложить вето, CAATSA предусматривает  непосредственное участие президента в реализации такого рода санкций. Или, другими словами, он обязывает именно президента организовать его имплементацию в случае  соответствующих решений Конгресса.  Санкции CAATSA не позволят Турции получить доступ к финансовым учреждениям, возглавляемым США, включая и Международный валютный фонд. Это, вероятно, ухудшит ситуацию в и без того испытывающем нехватку ликвидности и имеющем большую задолженность частном секторе Турции, срочно нуждающийся в притоке капитала.

В этой связи американские эксперты полагают, что возможность того, что Анкара в последний момент отменить сделку в «последний час» еще существует, и что турки сейчас стараются выжать из Вашингтона  максимальную выгоду в обмен за отказ от сделки.  Например, как сообщают ряд анонимных источников, в рамках последних по времени  американо-турецких консультаций в конце апреля и начале мая  обсуждалась тема  о продлении исключений из антииранских санкций, что позволит Турции продолжать импортировать иранский газ и нефть. И турки предлагали вариант отказа от сделки с С-400 в обмен на продление этого исключения.  Лишение турок такого исключения  значительно увеличит энергетический счет Турции, потому что она будет вынуждена импортировать нефть и газ от менее удобных и более отдаленных поставщиков. К тому же существует чисто технический момент, который не позволит Анкаре сделать это  в сжатые сроки.  В то же время Турция уже сокращает свой иранский импорт в соответствии с санкциями США. От себя рискнем отнести такие сообщения к явным спекуляциям. Второй темой обсуждения в рамках последних консультаций  был отказ Анкары от сделки по С-400 в обмен на разрешение США проводить военные операции против сирийских курдов. Однако нет никаких достоверных доказательств того, что Соединенные Штаты откажутся от своих курдских партнеров в Сирии и позволят Турции напасть на них. От себя скажем больше. Не только не существует, но и последние события (переброска сирийским курдам на прошлой неделе американского оружия из Иракского Курдистана, а также попытка провести совместный курдо-арабский съезд на севере Сирии с явным антитурецким подтекстом) говорит нам о том, что эти предложения Анкары никакого понимания в Вашингтоне не нашли.  Что касается сделки по С-400, то рискнем предположить, что в отсутствии ясных сигналов о компромиссе со стороны Вашингтона, она будет доведена до логического конца. По крайней мере, в Пентагоне на эту тему уже практически не сомневаются. Министерство обороны США готовится окончательно исключить Турцию из программы по созданию новейших американских истребителей-бомбардировщиков  в связи с покупкой Анкарой российских зенитных ракетных систем С-400. Об этом и.о. министра обороны Патрик Шанахан сообщил в пятницу 4 мая журналистам. Стенограмму беседы распространил Пентагон. Шанахан рассказал, что встречался с руководством американской военно-промышленной корпорации Lockheed Martin  и компании United Technologies  с целью детального обсуждения последствий возможного исключения Турции из программы F-35. «Если мы не можем найти решение сложившейся ситуации, тогда нам нужно осуществлять свои планы с точки зрения их продвижения», — подчеркнул и.о. министра, указав на необходимость «убедиться в том, что речь действительно идет об эффективных планах». «Мне нужны не имеющие ни одного слабого места планы, риск провала которых практически равен нулю, чтобы мы могли бесперебойно доставлять F-35 другим нашим клиентам», — пояснил Шанахан, отметив, что встреча с руководством компаний «показала ему, где степень риска высока». Он отметил, что теперь «необходимо принимать решения для уменьшения этого риска». «Но в то же время мы ведем переговоры с Турцией», — напомнил и.о. главы Пентагона. Он подчеркнул, что Турция «остается стратегическим партнером» США. «На мой взгляд, сегодня [наши отношения] лучше, чем два или четыре месяца назад, просто из-за частоты контактов», — пояснил и.о. министра обороны. Он в очередной раз повторил, что покупка Анкарой С-400 приведет к тому, что ее исключат из программы F-35. Шанахан не назвал сроков данного решения. И.о. руководителя оборонного ведомства также подтвердил позицию Пентагона, заключающуюся в том, что одновременное использование российских С-400 и американских F-35 технически невозможно. В сложившейся ситуации американцы допускают, что Турция продолжит развертывание С-400.  Таким образом, призрак разрыва с Соединенными Штатами и НАТО может появиться уже в июне или июле. Более того, этот сценарий, по оценке американцев, ухудшит способность Эрдогана убедить свою внутреннюю аудиторию в том, что он способный и компетентный лидер.

51.89MB | MySQL:101 | 0,367sec