Что стоит за сменой главы УОР Иордании

Премьер-министр Иордании Омар Раззаз в четверг 16 мая произвел перестановки в кабинете министров. Об этом сообщило агентство Франс Пресс (АФП). По его данным, премьер назначил новых министров внутренних дел, планирования и международного сотрудничества, труда, здравоохранения, а также трех госминистров: по экономическим вопросам, при канцелярии премьер-министра и по развитию институциональной эффективности. При этом ключевые главы ведомств, включая руководителей Министерства финансов, Министерства иностранных дел и по делам экспатриантов, остались на своих местах. На фоне объявления всех этих кадровых перестановок отметим и тот факт, что король одновременно отправил в отставку и главу Управления общей разведки (УОР) Иордании Аднана Иссама аль-Джунди. Примечательно, что король Иордании Абдалла II снял главу разведывательной службы страны в то время, когда страна находится в разгаре крупного социально-экономического кризиса. И на этом фоне в советническом аппарате короля растут опасения о том, что Иордания в конечном счете может пойти по пути Судана и Алжира. В этой связи Амман должен иметь возможность рассчитывать на непоколебимую поддержку монархий Персидского залива, которые продолжают неуклонно накачивать Иорданию деньгами после волны революций в рамках  «арабской весны». В  этой сложной внутриполитической обстановке и обстановке в плане безопасности король Иордании Абдалла II несколько неожиданно сместил Аднана Иссама аль-Джунди, заменив его Ахмедом Хусни. Согласно ряду данных, этнический черкес А.Хусни является сыном одного из основателей иорданской  разведывательной службы. Он руководил органами безопасности Аммана в течение пяти лет, прежде чем был назначен заместителем директора УОР всего месяц назад. Кадровый путь Хусни довольно типичен: он поступил на службу в 1980-х годах в качестве сотрудника оперативного департамента, а затем возглавил департамент иностранных и международных дел. То есть, хорошо известен и американцам, и британцам, и израильтянам. Также отмечается, что его назначение последовало за серией увольнений высокопоставленных чиновников и ветеранов спецслужбы, некоторые из которых были хорошо известны своим коллегам в других частях мира. В письме, которое королевский кабинет обнародовал в начале мая, король Абдалла II заявил, что УОР совершило целый ряд  ошибок и злоупотреблений за последнее время.  В частности, в качестве одной их причин такого положения дел в письме называется факт того, что  «неэффективность и злоупотребления связаны с действиями небольшой группы людей на руководящих постах, с которыми  аль-Джунди, назначенный в марте 2017 года, не захотел покончить». Как утверждается в письме, именно этот факт  помешал правительству провести давно назревшую реформу спецслужбы.

Интересно в этой связи отметить, что назначение в свое время самого аль-Джунди произошло как раз ровно с такими же формулировками. Назначив его главой УОР два года назад  король Иордании Абдалла II внес тогда последние штрихи в перестройку системы безопасности, которая началась в начале 2017 года. И поводом для этого стала активность «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России)  в самой Иордании, но также главным образом вскрытые ЦРУ США факты контрабандной  продажи руководством УОР американского оружия сирийским исламистам. И делалось это через сеть агентов-палестинцев, которых после начала расследования быстро ликвидировали под предлогом борьбы с терроризмом. Этот скандал стоил должности тогдашнему руководителю УОР  Фейсалу аль-Шобаки, который подвергся резкой критике за «неустойчивые методы управления службой». За несколько лет своего руководства он уволил нескольких ведущих руководителей и сотрудников этой спецслужбы, в том числе и ныне опального аль-Джунди. Тогда он  вернулся с триумфом, а теперь снова был отправлен в отставку.

В этой связи отметим еще один момент. Еще в феврале с.г. аль-Джунди был в полном порядке и, скажем больше, уверенно набирал «очки» во властной иерархии королевства. И прежде всего в контексте  выполнения ряда стратегических задач короля Абдаллы II, который поручал ему реализовывать ряд самых стратегических миссий. В  начале февраля с.г.  аль-Джунди провел переговоры с министром нефти Ирака Тамиром аль-Гадбаном о серьезной модернизации и расширении нефтепровода между Басрой и Акабой, который пройдет через Персидский залив и Ормузский пролив. Проект, который, по некоторым оценкам, обойдется в 20 млн долл. США, также был одной из главных тем в повестке дня визита короля Абдаллы II в Багдад в январе с.г. Выбор аль-Джунди в качестве ключевого переговорщика в данном случае был не случаен: он хорошо знает аль-Гадбана, который имел вид на жительство в Иордании еще со времен режима Саддама Хусейна, когда он работал в Министерстве нефти Ирака и долгое время жил в Аммане после  падения его режима. На этом фоне  аль-Джунди  продолжал оставаться в центре некоторых из наиболее деликатных вопросов внешней политики Аммана. Помимо внутренней борьбы с терроризмом, он отвечал за нормализацию отношений с Дамаском, а также за переговоры с Израилем. Причем с израильским коллегой отношения у аль-Джунди не сложились. Во время Акабского саммита руководителей служб безопасности стран Ближнего Востока 17 июня прошлого года  между ним и присутствующими на встрече эмиссарами главы Моссада Йосси Коэна периодически возникали открытые перепалки. Аль-Джунди при этом открыто выражал опасения, что действия Израиля в Восточном Иерусалиме и на оккупированных территориях Западного берега р. Иордан приведут к новому притоку беженцев в уже дестабилизированную Иорданию, где массовые протесты привели к отставке  премьер-министра летом прошлого года. Надо зафиксировать эти разногласия с точки зрения того, что зять президента США Джаред Кушнер планирует в следующем месяце обнародовать свой план БВУ. И одним из его ярких и последовательных оппонентов был как раз аль-Джунди.

Аль-Джунди также курировал  диалог, начавшийся между Иорданией и Сирией летом прошлого года, который благодаря его усилиям  продолжает сохранять свою положительную динамку. Он встречался со своим сирийским коллегой  Али Мамлюком, по крайней мере, три раза за осень прошлого года. Тогда центр переговоров был сосредоточен на открытии контрольно-пропускного пункта «Нассиб» между двумя странами и возможностях участия иорданских компаний в восстановлении Сирии. Этот канал связи между сирийской  и иорданской спецслужбами открылся в начале 2018 года, благодаря, в частности, российскому посредничеству, но король Абдалла II некоторое время держал паузу по их интенсификации, прежде чем  согласился на эту инициативу осенью прошлого года. В настоящее время  УОР поощряет сирийские оппозиционные группы в Иордании к уходу из страны. Одновременно чтобы предотвратить наращивание иранских войск на границе Иордании, иорданская армия планирует создать зоны безопасности на сирийской стороне границы в кооперации со своими сирийскими коллегами. По данным  ряда источников, за этими недавними шагами внимательно следил основной спонсор Аммана на сегодня в лице Эр-Рияда, который относится к этой теме довольно ревниво и настороженно. Встречи между иорданскими и сирийскими сотрудниками разведки проходили и в январе и в начале февраля  с.г.   Они были в основном посвящены решению пограничных вопросов между двумя странами в рамках готовности ряда арабских стран участвовать в экономическом  восстановлении Сирии. В данном случае Амман планирует занять одно из основных мест в рамках выстраивания соответствующих логистических цепочек. При этом иорданцы планируют сохранить за собой основное место в качестве будущего плацдарма развертывания американских и французских сил после их вывода из Сирии.     Аль-Джунди также был инициатором и играл важную роль в развитии контактов в области безопасности с Турцией. При его активном участии Турция и Иордания договорились в феврале прошлого года создать механизмы сотрудничества в военной подготовке, которые охватывают такие области, как военная разведка, киберзащита и подготовка спецназа. В подробном соглашении изложены 26 направлений сотрудничества между двумя странами, включая, сотрудничество в области военной подготовки по «вопросам военной разведки», «вопросам радиоэлектронной борьбы и киберзащиты», обмену разведывательной информацией  и «командованию специальных сил». Соглашение также устанавливает условия обращения с секретной информацией и документами, подготовленными или предоставленными в соответствии с соглашением, с указанием того, как они должны быть обменены, использованы или защищены. Соглашение было заключено в Аммане 20 февраля 2018 года, когда тогдашний начальник Генерального штаба Турции генерал Хулуси Акар (в настоящее время министр обороны) встретился со своим коллегой генерал-лейтенантом Махмудом Фрейхатом и королем Абдаллой II.  Сам этот разворот Аммана к более тесному сотрудничеству с Анкарой в области безопасности  на фоне очевидных разногласий между ей и основным на сегодня спонсором ИХК в лице Эр-Рияда знаковые и возможно сыграли свою решающую роль в рамках увольнения аль-Джунди сейчас.

Но главной причиной опалы когда-то перспективного аль-Джунди и вообще перестановок в правительстве стали серьезные трансформации в самом королевском дворе, где наследный принц Хусейн бен Абдалла все больше и больше укрепляете свои позиции, уверенно превращаясь в «иорданского Мухаммеда бен Сальмана». Наследник иорданского трона, который окончил британскую военную академию Сандхерст в 2017 году, все больше участвует в принятии ключевых решений при дворе монарха и начинает отодвигать в сторону старую гвардию советников своего отца. Юсуф аль-Иссави, глава королевского двора, и Фейсал аль-Шобаки, советник двора и бывший глава УОР, постепенно уходят в политическую тень, уступая свои функции людям из близкого окружения наследного  принца. В качестве таких новых лиц называют сейчас прежде всего помощника принца по коммуникациям Башира аль-Хасауна, который до недавнего времени был  послом Иордании в Париже. В рамках происходящих в настоящее время кадровых изменений король Абдалла II также стремится воссоздать должность министра обороны, которую до этого осуществлял сам монарх. И делается это прежде всего рамках выдвижения на эту должность своего сына, который таким образом станет официальным куратором практически всего силового блока ИХК. По оценке французских источников, такой  шаг своевременен для королевства в условиях жесткого бюджетного дефицита и необходимости проведения  очередного раунда мер жесткой экономии через год после того, как народные протесты потрясли страну. Взрывной региональный фон также вряд ли создает благоприятный климат для их проведения. Здесь и редакция БВУ Джареда Кушнера, которая грозит самыми серьезными катаклизмами в самой Иордании, и нынешнее напряжение ситуации вокруг Ирана. В этой связи назначение на должность УОР лояльного наследному принцу черкеса А.Хусни логично. Прежде всего потому, что черкесы всегда использовались королевским двором для противостояния и бедуинам, и палестинцам. И черкесы никогда не подводили в этом плане. Сейчас опасность дестабилизации идет прежде всего именно с бедуинского угла, поскольку практически все кланы недовольны политикой короля и им самим. Такие настроения очень типичны на юге страны, где сильны симпатии к ИГ. И не будем забывать, что аль-Джунди — это ставленник одного из серьезных бедуинских родов с юга страны. Действия Дж.Кушнера безусловно возбудят и палестинцев. В этой ситуации нужна нейтральная от этих двух групп фигура, к тому же  лояльная лично королю и его сыну. И возвращение в этой связи к модели опоры на черкесов времен короля Хусейна в этом плане было предсказуемо.

51.62MB | MySQL:101 | 0,348sec