Израиль и проблема признания геноцида армян

ХХ век по праву можно считать веком геноцидов. Это не значит, что геноцида как явления не существовало в истории и раньше, однако именно в ХХ веке геноцид происходил слишком часто: геноцид армян в годы Первой мировой войны, осуществленный турками; геноцид евреев (Шоа, Холокост), цыган (Porajmos), славян (Генеральный план «Ост») и китайцев в годы Второй мировой войны, проводимый нацистами и японскими милитаристами; геноцид камбоджийцев в годы правления Пол Пота (1975–1979); геноцид народа тутси в 1994 г. в Руанде и др. Список геноцидов будет очень длинным, поскольку в ХХ веке было много случаев массовых убийств и депортаций людей по национальному, конфессиональному или иному признаку, причем многие из них осуществлялись и в мирное время. Число жертв со стороны разных народов в абсолютном или пропорциональном отношении, конечно, будет различаться, однако это никоим образом не снижает роль трагедии каждого из них.

Геноцид — это действия, направленные на полное или частичное уничтожение национальной, этнической или религиозной группы путем убийства членов этой группы, причинения тяжкого вреда их здоровью, насильственного переселения либо иного создания жизненных условий, рассчитанных на физическое уничтожение членов этой группы (Большой юридический словарь / Под ред. А.Я. Сухарева, В.Е. Крутских. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: ИНФРА-М, 2000, с. 115). Как видно, под определение геноцида можно подвести много случаев из истории ХХ века. Проблема в том, что геноцид как международное преступление против человечества и человечности требует международного признания, и это часто не находит отклика у разных стран.

Так, геноцид украинцев в 1932–1933 гг., известный в историографии как Голодомор, после того как Верховная Рада Украины 28 ноября 2006 г. приняла закон о Голодоморе, по которому он признается геноцидом украинского народа, признали таковым 11 стран, включая США, Канаду, Австралию, Грузию, Молдавию, страны Балтии. Однако Российская Федерация не признает его таковым на том основании, что схожие события в то время происходили по всей территории СССР. Геноцид еврейского народа в годы Второй мировой войны, более известный как Холокост или Шоа (в переводе с иврита — Катастрофа), не признается рядом мусульманских стран.

При этом отрицание и непризнание любого из подобных геноцидов, как правило, имеет политическую подоплеку, поскольку признание геноцида может привести к определенной ответственности со стороны тех стран, правительства которых были причастны к этим преступлениям. Например, признание Холокоста ФРГ привело к тому, что правительство Конрада Аденауэра подписало 10 сентября 1952 г. в Люксембурге соглашение с правительством Израиля и Конференцией по материальным претензиям к Германии (полномочный орган, созданный в октябре 1951 года представителями 23 организаций еврейской диаспоры в Нью-Йорке для ведения переговоров с Бонном по удовлетворению материальных требований евреев — жертв нацизма), по которому обязалось выплатить компенсации пострадавшей стороне. По условиям этих соглашения ФРГ произвело и отправило в Израиль в 1954–1966 гг. товары на сумму 720 млн долларов США (по ценам того времени). Однако правительство ГДР отказалось выплачивать компенсации, аргументируя это тем, что не несет никакой ответственности за преступления нацистов. Именно по этой причине многие граждане СССР — жертвы нацизма не получили никаких компенсаций, поскольку правительство Советского Союза не стало добиваться этого требования, не желая ставить своего союзника — ГДР — в нелегкое положение обязанного нести ответственность за преступления предшествующего режима. Только после объединения Германии и ликвидации ГДР граждане стран бывшего СССР смогли получить справедливо причитающиеся им компенсации.

Как видно, признание геноцида может привести к определенным обязательствам со стороны государства, чье правительство когда-то в прошлом осуществляло геноцид. Поэтому отказ признания того или иного геноцида является элементарной желанием не нести никакой материальной ответственности. Это очень хорошо видно в случае с Турцией, которая вот уже на протяжении почти века отказывается признавать геноцидом массовую резню армянского населения Османской империи в 1915 и последующих годах, ссылаясь на то, что эта резня происходила в ходе военных действий и не носила целенаправленный антиармянский характер. Любая дискуссия по этой болезненной теме в Турции официально пресекается. Например, когда во Франции в 2006 г. велась дискуссия о привлечении к ответственности за отрицание геноцида армян, что даже вылилось в законодательную инициативу, Анкара возмутилась действиями французских парламентариев, что привело к охлаждению турецко-французских отношений. Крайне болезненно в Турции восприняли получение Нобелевской премии турецким писателем Орханом Памуком, известным тем, что в 2004 г. в интервью швейцарскому телевидению он назвал Турцию государством, в котором не признают преступления, совершенные правительством, против армян и курдов. Именно тогда в Турции прокатилась волна общественных демонстраций, участники которых считали награждение Нобелевской премией писателя, обвинявшего собственную страну в отказе признавать геноцид двух народов, политическим решением, а не признанием его литературного таланта.

Признание чужого национального горя является актом морального сочувствия и данью соболезнования чужой трагедии. Это признание логично со стороны народа, который сам испытал в своей истории подобную трагедию. Однако это заключение не находит места в вопросе о признании армянского геноцида правительством Израиля.

История этого вопроса уходит еще в эпоху Давида Бен-Гуриона. Оказавшись в изоляции на Ближнем Востоке после первой арабо-израильской войны, Израиль был крайне заинтересован в том, чтобы найти себе союзника в этом регионе. Выбор был ограниченным, отношения стали налаживаться с Турецкой республикой, которая стала первым мусульманским государством, признавшим Израиль в 1949 г. Израиль очень дорожил этим признанием со стороны Анкары. Чтобы укрепить турецко-израильские отношения, Бен-Гурион попытался создать альянс с Турцией по принципу сотрудничества с неарабскими государствами региона, как и с христианской Эфиопией и шахским Ираном в 1950-е гг. Желая сохранить стабильность в отношениях с Турцией, Израиль готов был пойти на отказ от признания геноцида армян с тем, чтобы не раздражать Анкару. Чтобы как-то обосновать свою позицию, учитывая, что евреи сами были жертвами геноцида в ХХ веке, официальный Израиль аргументирует свое решение тем, что Холокост как уникальное явление несопоставим ни с одним геноцидом в истории человечества.

Ярче всего это выразил Шимон Перес в апреле 2001 г. перед своим посещением Турции, будучи тогда министром иностранных дел в правительстве Эхуда Барака. Он заявил, что «бессмысленно утверждать, что армяне, подобно евреям, подверглись геноциду. В вопросе геноцида идентификация армян с евреями неприемлема». По сути, то же самое 8 февраля 2002 г. заявила посол Израиля в Грузии и Армении Ривка Коэн: «Холокост — явление беспрецедентное, и ничто, в том числе и трагедию армян, нельзя сравнивать с еврейским геноцидом», что сразу же вызвало возмущение у официального Еревана. Министерство иностранных дел Армении в своей ноте протеста по поводу высказываний израильского посла заявило, что «Армения считает неприемлемой любую попытку отрицания или умаления факта геноцида армян, с какой бы мотивировкой это бы не делалось. Более того, Армения никогда не имела цели проводить параллели между геноцидом армян и еврейским Холокостом, считая, что любое преступление против человечности беспрецедентно по своим политическим, правовым, историческим и моральным последствиям». Израильскому руководству пришлось дипломатично ответить, что Израиль признает трагедию армянского народа, однако не стоит отождествлять ее с геноцидом. По этому поводу метко высказался Арут Сасунян в «The California Courier», сказав, что «лидеры Израиля готовы пожертвовать исторической правдой ради своих стратегических связей с Турцией».

Более того, по сведениям журналиста Натана Гутмана из газеты «Гаарец», в палате представителей конгресса США между проармянским и произраильским лобби разыгралась борьба вокруг поправки, которая запрещает Турции использовать полученные от Вашингтона средства на отрицание геноцида армян (например, в виде издания школьных учебников по истории, в которых не упоминаются трагические события Первой мировой войны). Произраильское лобби в лице Американо-еврейской организации «более активно содействовало провалу резолюции по геноциду (армян. — Р.С.)». По этому поводу израильский журналист Х. Халкин обрушился в «The New York Times» (17 августа 2004 г.) с критикой на конгрессменов-республиканцев, которые блокируют принятие столь необходимой в моральном отношении поправки. Его возмущает позиция не только США, но и Израиля, где, по его словам, даже «телевизионные передачи о случившемся с армянами продолжают оставаться под запретом». Такого же мнения придерживается Джей Бушински, который в своей статье «Геноцид армян. Выдержите горькую правду истории» («The International Gerald Tribune», 20 августа 2004 г.) отметил, что «правду истории надо принимать, какой бы горькой она ни была. Ее нельзя подчинять «приливам и отливам» современных международных отношений».

Однако не все в Израиле солидарны с позицией официального руководства. Например, в 2000 году министр образования Израиля Йоси Сарид, выступая перед армянской общиной Израиля, заявил, что «как человек, еврей, израильтянин и как министр образования государства Израиль» с пониманием и сочувствием относится к национальной трагедии армянского народа. Иаков Ахимеир в статье «Вспомним других» («Маарив», 20 апреля 2005 г.) возмущался бездействием правительства Израиля в этом вопросе и призвал почтить 24 апреля (день геноцида армянского народа. – Р.С.) вместе с армянской общиной страны это печальное событие: «Мы как евреи понимаем ваши страдания и сочувствуем вам» — таким должен быть, по мнению Ахимеира, ответ израильской общественности на равнодушие собственного правительства к этой проблеме. Такого же мнения был и Исраэль Чарни, директор Института Холокоста и геноцида и одновременно главный редактор «Энциклопедии геноцида». Посетив весной 2004 г. конференцию, организованную Всемирным армянским конгрессом в Ереване, профессор Чарни испытал глубочайший стыд за собственное правительство, которое готово отбросить моральные соображения ради политической выгоды. В ходе интервью с армянскими журналистами израильский профессор ощутил это чувство справедливой обиды со стороны армянской общественности на Израиль за его отказ признать геноцид. Свои переживания Исраэль Чарни выразил в письме к Шимону Пересу, министру иностранных дел в правительстве Ариэля Шарона Сильвану Шалому и послу Израиля в Армении Ривке Коэн: «Как еврею и израильтянину мне глубоко стыдно за вашу позицию отрицания геноцида армян: отрицание геноцида армян равносильно отрицанию Холокоста» (Т. Мартиросян. К вопросу о признании факта геноцида армян на геополитической доске Закавказья, Ближнего и Среднего Востока // Центральная Азия и Кавказ, 2004, № 2 (32), с. 198–199). Это же он повторил в беседе с корреспондентом PanARMENIAN.Net 20 мая 2006 г., заявив при этом, что «геноцид он и есть геноцид: будь то 1915 г., Холокост, уничтожение цыган в гитлеровской Германии, Дарфур, Руанда». По мнению Чарни, для него всегда был без ответа вопрос: «Почему люди признают Холокост и молчат о геноциде армян?» Такой же позиции придерживается другой израильский ученый, профессор Яир Орон, автор книги «Скорбь познания. Вопросы преподавания Катастрофы и геноцида».

В 2005 г. в Ереване побывал главный раввин Израиля Иона Мецгер, который посетил Мемориал памяти жертв геноцида армян в Цицернакаберде, что тоже можно считать фактически признанием армянской трагедии в Османской империи. Депутат кнесета Юрий Штерн, член парламентской группы «Израиль–Армения», в августе 2004 г. во время визита в Армению пожелал, чтобы «90-летие геноцида армян (которое отмечалось в 2005 г. – Р.С.) было достойно отмечено в Израиле», однако этого, по сути дела, не произошло.

Исполнительный директор Лиги защиты евреев Шелли Рубин попросила армянскую общественность отличать друг от друга еврейские организации, сказав, что не все из них «служат интересам Турции» («The California Courier», март 2005 г.) и что имеются еврейские организации, которые «требуют признания геноцида армян со стороны не только Турции, но и всего мира». Лигу защиты евреев Шелли Рубин попросила считать одной из таких организаций.

В этой связи любопытной выглядит позиция главы партии Ликуд Биньямина Нетаниягу, который в ходе визита одного из лидеров украинской оппозиции Юлии Тимошенко в январе с.г. заявил, что «геноцид украинского народа был не чем иным, как проявлением внутреннего экстремизма со стороны диктатора (Сталина. — Р.С.)» и пообещал полную поддержку своей партии по поводу признания Голодомора геноцидом украинцев. Спикер кнесета Далия Ицик, с которой также встретилась Тимошенко, оптимистически пообещала решить этот вопрос и заявила, что кнесет примет соответствующую резолюцию по этой проблеме.

Почему признание армянского геноцида не находит такой поддержки у израильского истеблишмента в отличие от украинского геноцида, вполне объяснимо: Россия, хотя и болезненно относится к этому, считая, что международное признание Голодомора может впоследствии привести к требованию Украины выплатить компенсации жертвам коллективизации 1930-х гг., однако не будет изменять вектор внешней политики в отношении Израиля, чего нельзя ждать от Турции, которая может пойти на ревизию отношений с Израилем. Ярким подтверждением этого является отмеченная реакция Анкары на рассмотрение законопроекта о наказании за отрицание геноцида армян во французском парламенте, что отрицательно сказалось на французско-турецких отношениях. Но если Франция как член Евросоюза может смело пойти на такой шаг, поскольку уверена, что вскоре произойдет потепление отношений с Турцией, заинтересованной во вступлении в ЕС, то Израиль резонно опасается потерять хрупкое партнерство Анкары, которая в последнее время и так чувствует себя «отягощенной» сотрудничеством с еврейским государством, если учитывать желание турецкого премьер-министра Тайипа Эрдогана видеть свою страну влиятельным игроком в мусульманском мире.

Помимо политической подоплеки у непризнания геноцида армян есть и другая причина. Еврейские организации опасаются, что признание геноцидом событий Первой мировой войны, произошедших с армянским народом, приведет к тому, что Холокост перестанет восприниматься как уникальное явление. Аргументируя свою точку зрения, сторонники этой концепции приводят тот факт, что принятие ислама армянами во время войны позволяло избежать смерти, поскольку турки вырезали последних только потому, что считали их как христиан «ненадежными» и ориентирующимися на Российскую империю, с которой Османская империя вела войну. Уникальность и отличие Холокоста от геноцида армян заключается в том, что у евреев в годы Второй мировой войны не было возможности спастись путем принятия иной религии или еще каким-либо образом. Однако, по словам Нира Айзинковица (интернет-еженедельник «In the national Internet», 1 сентября 2004 г.), такая «монополия на боль и страдание» не принесла выгоды Израилю, поскольку турецкий премьер-министр не раз нелестно отзывался об Израиле и «Израиль напрасно продал свою нравственную беспристрастность».

Как нам кажется, опасения сторонников того, что признание геноцида армян приведет к потере уникальности Холокоста, беспочвенны. Израильский профессор Яир Орон на страницах своей книги «Скорбь познания. Вопросы преподавания Катастрофы и геноцида» задается вопросом: «Разве не должен сам факт, что мы — народ, уцелевший, несмотря на попытку его уничтожения, побудить нас к большому сочувствию несчастьям других народов?» (А. Локшин. Скорбь познания // Лехаим, 2006, № 5 (169), с.72). Между тем, что произошло с евреями, и тем, что произошло с другими народами, «нет противопоставления», — считает израильский историк и заканчивает свою книгу словами: «Фундаментальный принцип… состоит в том, что жизнь всех людей равноценна».

В Старом городе Иерусалима есть армянский квартал (наряду с мусульманским, еврейским и христианским). В нем имеется очень скромный музей армянского народа. Его очень редко посещают туристы, указания о нем отсутствуют в туристических буклетах. В этом музее есть экспонаты, посвященные трагедии армян в годы Первой мировой войны, в том числе и относящиеся к событиям, имевшим место на территории современного Израиля, входившей тогда в состав Османской империи. По своей инфраструктуре он намного уступает музею-мемориалу «Яд ва-Шем», посвященному памяти жертв Холокоста, однако его наличие позволяет говорить о том, что постепенно в Израиле будут и дальше происходить изменения в отношении признания геноцида армян. Тем более что армяне, проживающие в Израиле, являются его гражданами. И хотя политическое руководство страны будет скорее всего по-прежнему придерживаться линии на непризнание резни армян в 1915–1916 гг. как преступления против человечества из-за нежелания портить и без того «хромающие» отношения с Турцией, еврейская общественность Израиля понимает и признает трагедию своих сограждан-армян как геноцид, чему есть многочисленные подтверждения как в Израиле, так и в других странах.

28.45MB | MySQL:67 | 0,721sec