Иранские эксперты об отношениях с Россией в условиях внешнеполитического кризиса

Последний год демонстрирует усиление противостояния Ирана и США и стремление администрации Дональда Трампа оказать максимальное давление на Исламскую Республику и заставить ее руководство принять фактическую капитуляцию, согласившись на американские условия. Эти условия, выдвинутые госсекретарем США Майком Помпео в мае 2018 года, предусматривают помимо дальнейших ограничений на развитие иранской мирной ядерной энергетики свертывание ракетной программы, прекращение военного присутствия ИРИ в Сирии, свертывание помощи движениям «Хизбалла» и ХАМАС, прекращение поддержки шиитских партий и вооруженных формирований в Ираке, то есть фактический отказ Ирана от региональной активности. В этих условиях возрастает значение отношений ИРИ с традиционными внешнеполитическими партнерами, к которым относятся Россия, Китай, Индия, Турция.

Иранские эксперты внимательно следят за российским внешнеполитическим курсом в отношении их страны в изменившихся в неблагоприятную сторону условиях, стараясь дать прогноз развитию российско-иранских отношений. При этом их особо интересует может ли РФ заменить государства Евросоюза  в качестве политического и экономического партнера в условиях изоляции Ирана от Запада. Иранский политолог и эксперт  по российской внешней политике Шуэйб Бахман опубликовал на портале «Дипломасийе Ирани» статью под названием «Отсутствие доверия России по отношению к Ирану – причина слабого развития экономических отношений». В данной статье он отчасти полемизирует с теми экспертами, которые убеждены в том, что Россия извлекает наибольшую выгоду от экономической блокады Ирана, ведущей к тому, что иранский экспорт нефти неуклонно сокращается. Он отмечает, что у России и Ирана – разные рынки сбыта. «Если кто и получит осязаемую выгоду от экономической блокады Ирана, то это Саудовская Аравия и ОАЭ», — отмечает эксперт. По его мнению, если Россия и получит какую-то выгоду, то только от увеличения мировых цен на нефть. Это, по словам политолога, весьма вероятно, но «У каждой страны свои национальные экономические интересы, и не станет же Россия жертвовать ими ради Ирана». По убеждению Шуэйба Бахмана, нынешний период представляет собой удобное время для развития ирано-российских экономических отношений. До этого в отношения между Москвой и Тегераном вмешивалась третья сторона. До конца Второй мировой войны это была Великобритания, затем – США. Сейчас российско-американские отношения находятся в самом плохом состоянии после распада СССР. Российская экономика также находится под санкциями после присоединения Крыма к РФ. В этих условиях Иран мог бы рассчитывать и  на увеличение товарооборота с Россией и на активизацию банковских контактов. Мешает этому, по мнению Ш.Бахмана, взаимное недоверие. При этом речь идет как о недоверии Ирана по отношению к России, связанному с тем, что Москва неоднократно разыгрывала иранскую карту в отношениях с Вашингтоном, так и недоверием России по отношению к Ирану (1).

Профессор Тегеранского университета Эсфандияр Худаи опубликовал на том же портале интересную статью под названием «Действительно ли Иран является для России тем же, чем Саудовская Аравия для США?». По его мнению, ситуация КСА в стратегическом партнерстве с Ираном совершенно иная, чем у Ирана в партнерстве с Российской Федерацией. КСА занимает в альянсе с США подчиненное положение. В то же время отношения Ирана с Россией абсолютно равноправны. К тому же Саудовская Аравия является для США «дойной коровой». Своим многомиллиардным импортом вооружений она поддерживает американский военно-промышленный комплекс. Саудовская Аравия  является крупнейшим инвестором в американскую экономику, финансирует внешнеполитические авантюры Вашингтона. По мнению автора, для национальных интересов США было бы более выгодно восстановить нормальные отношения с Ираном. Это дало бы американцам новые рычаги влияния на Ближнем Востоке. Однако «усилия сионистского лобби» и безудержное желание  Трампа «выслужиться перед Израилем» заставляет Вашингтон нагнетать напряженность в отношениях с ИРИ (2). Что касается России и Китая, то их, по мнению Худаи, нельзя назвать искренними союзниками Ирана. Однако в настоящее время они находятся в напряженных отношениях с США. КНР – по причинам тарифной и экономической войны, Россия – из-за Крыма и украинского кризиса. Этим странам выгодно, чтобы Иран создавал для США дополнительные проблемы на Ближнем Востоке. Из этого, по мнению эксперта не следует, что Иран не должен развивать отношения с русскими и китайцами. Для прорыва экономической блокады сотрудничество с Москвой и Пекином пойдет Ирану только на пользу.

Иранский политический аналитик Саид Ахмад Хосейни опубликовал статью под названием «Напряженность в отношениях между Москвой и Тегераном – цель врагов Ирана». По его мнению, нынешний политический момент предоставляет уникальный шанс для развития ирано-российского стратегического партнерства. Он выделяет  три фактора, благоприятных для развития двустороннего экономического и политического сотрудничества. Во-первых, в отличие от Турции, Саудовской Аравии и Пакистана Иран поддерживает дружественные отношения с Россией с 1990-х годов. В то время Россия была очень слаба, но Тегеран даже тогда не предпринимал в ее отношении враждебных действий. В отличие от Турции и Саудовской Аравии, стремившихся на определенном этапе даже к расколу России (конфликт в Чечне). Сейчас эти государства стремятся наверстать упущенное в отношениях с Москвой. Во-вторых, обе страны имеют сходные или близкие позиции по внешнеполитическим проблемам в трех регионах: на Ближнем Востоке, в Афганистане и на Южном Кавказе. Это показали совместные действия двух стран по спасению правительства Башара Асада в Сирии. В-третьих, оба государства находятся в настоящее время под прессингом США и Запада. По мнению С.А.Хосейни, Россия в последнее время зарекомендовала себя и в качестве надежного экономического партнера Ирана, что доказала реализации сделки «Нефть в обмен на товары». Актуальной задачей для ИРИ в этих условиях является развитие экономического сотрудничества с Россией, особенно по торговым путям, идущим через Центральную Азию и Каспий. В условиях экономической блокады, объявленной ИРИ Западом, иранское правительство должно шире и полнее использовать российский потенциал. Конечно, и в отношениях с Россией иногда возникают проблемы, но иранскому руководству, по убеждению Хосейни, не надо их раздувать, а тем более конфликтовать с Москвой. Это сразу же будет использовано недругами Ирана.

Бывший иранский посол в Малайзии, генеральный консул в Мазари-Шарифе, Кандагаре и Пешаваре, бывший руководитель Афганского департамента МИД Ирана Мохсен Рухани Сафт в интервью порталу «Дипломасийе ирани» отстаивает идею скорейшего присоединения ИРИ к Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). По его мнению, это позволит не допустить внешнеполитическую изоляцию Ирана, укрепит отношения Исламской Республики с такими влиятельными сверхдержавами как Россия и Китай. Он положительно оценивает участие иранского президента Хасана Роухани в саммите ШОС в Бишкеке 13 июня с.г., но при этом говорит о том, что в течение четырех последних лет иранская дипломатия, сосредоточившись на цели подписания СВПД, не уделяла должного внимания интеграции в рамках ШОС. По его мнению, полноправное членство Ирана в ШОС даст новый импульс торгово-экономическим отношениям ИРИ  с Россией, КНР, Индией, а также позволит увеличить политическое влияние в постсоветских государствах Центральной Азии. Он отмечает, что в санкционный период 2012-2013 годов вступление Ирана в ШОС блокировали такие центральноазиатские государства как Узбекистан и Таджикистан. Сейчас после прихода к власти в Ташкенте нового президента отношения с Узбекистаном радикально улучшились. Качественный прорыв произошел и в отношениях с Таджикистаном, куда с визитом отправился Х.Роухани по окончании саммита ШОС (4).

  1. http://www.irdiplomacy.ir/fa/news/1983062
  2. http://www.irdiplomacy.ir/fa/news/1979573
  3. http://www.irdiplomacy.ir/fa/news/1979010
  4. http://www.irdiplomacy.ir/fa/news/1984104
44.65MB | MySQL:110 | 0,841sec