Ситуация в Турции. Апрель 2007 г.

Внутриполитические события в Турции в апреле по своей значимости, безусловно, превалировали над действиями руководства страны в сфере внешней политики. Эти события связаны с началом предвыборной кампании по избранию нового 11-го президента Турецкой республики, вступление в должность которого должно состояться 16 мая с.г. во дворце главы государства Чанкая. О их чрезвычайной важности говорит, в частности, тот факт, что высшие руководители страны максимально сократили свои зарубежные программы, сосредоточились на решении вопросов, связанных с выборами президента республики, которые могут во многом определить развитие страны на ближайшие семь лет.

В апреле в стране резко активизировался процесс поляризации сил на внутриполитическом поле. С одной стороны действующий президент, армия, ведущие профсоюзные и общественные организации, ректоры университетов, основные оппозиционные политические партии, известные представители деловых кругов. С другой – правящая Партия справедливости и развития /ПСР/, одержавшая внушительную победу на всеобщих парламентских выборах в 2002 году и закрепившая затем этот успех на выборах в местные органы власти, ее однопартийное правительство, большинство ПСР в парламенте, позволяющее ей принимать необходимые законы и решения, несмотря на противодействие оппозиции, влиятельная часть национального бизнес-сообщества.

Основной причиной жесткого противостояния сторон было вполне реальное выдвижение нынешним премьер-министром и лидером правящей партии Реджепом Эрдоганом своей кандидатуры на пост президента страны, что, по мнению оппозиции, может привести к исламизации Турции, разрушению ее светских устоев. Именно в защиту этих устоев оппозиция организовала в Анкаре один из самых массовых в истории республики митингов, в котором приняли участие около полумиллиона человек. Ее представители заявляют также, что президент должен быть надпартийной фигурой, а не представлять интересы только одной партии.

Сторонники правящей ПСР и ее правительства, в свою очередь, говорили о подтасовке данных в ходе различных исследований общественного мнения, которые свидетельствуют о негативном отношении турецкого общественного мнения к кандидатуре их лидера на пост президента страны. Сам Реджеп Эрдоган проводил напряженные многочасовые консультации с депутатами парламента от своей партии, ее руководителями всех уровней, функционерами молодежных и женских организаций, поддерживающих ПСР и ее правительство. Тема консультаций – целесообразность «хождения Р. Эрдогана в президентскую власть». Как свидетельствуют результаты уже состоявшихся таких совещаний, парламентская фракция ПСР, руководители партии и ее организаций на местах практически единогласно выступают за кандидатуру своего лидера на пост президента. «353 депутата от ПСР, за исключением спикера парламента, который не будет голосовать, едины в вопросе выдвижения кандидатуры премьера на пост президента», — сказал в одном из интервью вице-премьер правительства Абдуллатиф Шенер .

Местные эксперты были уверены, что окончательную точку в решении вопроса о выдвижении кандидатуры Р.Т. Эрдогана на пост президента страны поставит Руководящий совет ПСР, семичасовое заседание которого состоялось 18 апреля. Однако правящая партия, заявив о полном доверии своему лидеру, предложила ему самому определить целесообразность своего «хождения в президентскую власть». Основная причина неожиданного для многих нарастания неопределенности по этому вопросу в рядах правящей ПСР – резкое укрепление позиций немногочисленной группы влиятельных функционеров партии, которые с самого начала заявляли о неминуемом ее развале в случае ухода Р.Т. Эрдогана с поста генерального председателя. Политическая история современной Турции знает два самых свежих примера, красноречиво подтверждающих такой вполне реальный прогноз. В свое время лидеры Партии Отечества и Партии Верного пути Тургут Озал и Сулейман Демирель были избраны 9-м и 10-м президентом Турции. Уход признанных лидеров привел к жесткой межпартийной борьбе, которая на многие годы существенно ослабила позиции этих партий на внутриполитическом поле страны.

Именно этот довод и стал основным для лидера ПСР, который после многочисленных консультаций со своими ближайшими соратниками назвал кандидатом от правящей партии на пост президента республики своего заместителя, министра иностранных дел Абдуллаха Гюля. Вторым кандидатом от партии был зарегистрирован депутат парламента от ПСР Эрсонмез Ярбай, который 27 апреля за десять минут до начала голосования в парламенте снял свою кандидатуру. Представленные в парламенте ведущие оппозиционные партии – Народно-республиканская партия /НРП/, Партия Отечества /ПО/ и Партия Верного пути /ПВП/ не предложили своего кандидата и бойкотировали первый тур выборов.

В результате демарша оппозиции единственным кандидатом на пост президента Турции стал А. Гюль. По итогам тайного голосования он не набрал 367 голосов в 550-местном меджлисе, необходимых для победы в первом туре. За него проголосовали 357 депутатов. По турецкой конституции, для победы в первом, а также во втором туре выборов, кандидату на пост главы государства необходимо заручиться конституционным большинством. В турецком парламенте 353 депутатских мандата принадлежат правящей ПСР. Это не позволяет партии самостоятельно обеспечить конституционное большинство.

НРП сразу же потребовала отменить результаты состоявшегося в первом туре голосования, направив соответствующий запрос в Конституционный суд страны. НРП считает процесс выборов в первом туре главы государства противоречащим конституции, в соответствии с которой в нем должны были принять участие не менее 367 депутатов. Свое право голоса в первом туре использовал всего лишь 361 депутат, что, по мнению НРП и ее юристов, дает основание аннулировать результаты первого тура. Глава правительства и лидер ПСР Р. Эрдоган, комментируя итоги первого тура, выразил удовлетворение и отметил, что партия получит во втором туре, запланированном на 2 мая, необходимые для победы 10 голосов.

Армия, пристально наблюдающая за процессом избрания президента страны, также сразу отреагировала на результаты первого тура. Генштаб вооруженных сил Турции в ночь с 27 на 28 апреля выступил с резким заявлением в адрес руководства страны. «Не следует забывать, что турецкие вооруженные силы являются решительным защитником лаицизма /светского строя – автор/. Турецкие вооруженные силы при необходимости открыто и четко проявят свою позицию в вопросе защиты светского строя. Ни у кого не должно быть сомнений в этом», — подчеркивается в заявлении генштаба ВС Турции, распространенном на его официальном интернет-сайте. В документе также отмечается рост попыток «определенных кругов, направленных против Турецкой республики, ее светского характера и ставящих целью свержение действующего строя».

Турецкая оппозиция охарактеризовала заявление Генштаба как призыв к всеобщим досрочным парламентским выборам и демарш в адрес правительства Р. Эрдогана. «Совершенно очевидно, что армейское руководство беспокоит перспектива занятия высшего государственного поста в Турции представителем происламских сил», — отметил в интервью телекомпании NTV заместитель генерального председателя основной оппозиционной Народно-республиканской партии (НРП) Мустафа Озюрек. Турецкие эксперты напоминают в связи с этим, что армия трижды совершала военные перевороты в Турции (в 1960, 1971 и 1980 годах). Кроме того, под давлением военных в 1997 году от власти был отстранен глава правительства, лидер исламистов Неджметтин Эрбакан. Накануне нынешних выборов начальник Генштаба армейский генерал Яшар Бююканыт заявил12 апреля, что новый президент страны должен быть привержен светскому строю «не на словах, а по своей сути».

Об угрозе исламизации страны 13 апреля предупредил действующий президент Турции Ахмет Недждет Сезер, срок полномочий которого истекает 16 мая. «Политический режим в Турции сталкивается с самой серьезной угрозой за время ее существования. Впервые основополагающие ценности светской Турции стали предметом открытых посягательств. Внутренние и внешние силы действуют сообща в достижении единой цели», — эаявил турецкий президент. По мнению Сезера, внешние силы вынашивают планы по преобразованию светской Турции в так называемую «республику либерального ислама» с тем, чтобы представить ее в качестве модели для мусульманских стран. «Однако Турция может быть моделью для окружающего ее региона лишь как светское, демократическое и правовое государство, и в этом отношении она готова поделиться своим опытом государственности», — констатировал президент республики.

Действующий президент и руководство вооруженных сил неоднократно предупреждали правительство Эрдогана о недопустимости попыток исламизации страны. Однако нынешнее заявление военных расценивается как самое жесткое за последние десять лет. Премьер и возглавляемая им правящая партия эти обвинения отвергают.

1 мая Конституционный суд Турции вынес решение об аннулировании результатов первого тура президентских выборов, которые состоялись 27 апреля. Таким образом, иск Народно-республиканской партии был удовлетворен. В истории Турецкой Республики такое произошло впервые. Решение было обнародовано заместителем председателя Конституционного суда Хашимом Кылычем, который заявил, что в первых двух турах президентских выборов должны принимать участие 367 депутатов. Ситуация, возникшая на выборах 1 тура была расценена судом как попытка изменить внутренний устав, и 9-ю голосами против 2-х Конституционный суд принял решение аннулировать результаты первого тура. Это решение существенно затруднило, а по мнению ряда экспертов практически блокировало дальнейшее проведение выборов президента и сделало главным вопросом внутриполитической ситуации в Турции подготовку к досрочным парламентским выборам. Их проведения потребовали 29 апреля и участники массовой манифестации в Стамбуле в защиту светского строя, в котором приняли участие более 1 млн. человек.

Из внешнеполитических событий в апреле особый резонанс в Турции вызвала информация о сепаратных переговорах представителей США в Северном Ираке с функционерами Рабочей партии Курдистана /РПК/ и рядом оппозиционных Тегерану иранских группировок, базирующихся на иракской территории. Ее опубликовала близкая к правящей в Турции Партии справедливости и развития газета New Anatolian. Между участниками переговоров идет торг. Газета заявляет о стремлении Вашингтона заручиться поддержкой боевиков РПК и иранских оппозиционеров в реализации плана США по дестабилизации ситуации в Иране. В качестве платы за такую услугу американцы воспрепятствуют проведению военной операции турецких вооруженных сил против боевиков РПК, базы которых расположены в Северном Ираке. Кроме того, отмечает газета, Вашингтон пообещал вообще «не замечать наличия этих баз на иракской территории». Местные политологи напоминают в связи с этим, что речь идет об РПК – организации, которую Вашингтон сам официально признал террористической.

Необходимо отметить, что это далеко не первый случай обнародования фактов переговоров американской стороны с представителями различных группировок на территории Ирака с целью склонить их к диверсионным действиям для подрыва нынешнего режима в Иране. Кроме этого, в Анкаре указывают на тот факт, что уже длительное время Вашингтон игнорирует и саботирует предложения турецкой стороны по налаживанию конкретного взаимодействия с целью нейтрализации боевиков РПК в Северном Ираке.

Турецкие эксперты заявляют о двойных стандартах Вашингтона в вопросе борьбы с терроризмом и похоже, что Анкара уже не верит пустым обещаниям американцев. Начальник генштаба ВС Турции армейский генерал Яшар Бююканыт заявил о необходимости силового варианта решения проблемы. Почувствовал это и специальный координатор Белого дома по налаживанию взаимодействия США, Турции и Ирака в борьбе с терроризмом отставной генерал Джозеф Ралстон, который расценил возможность начала в ближайшее время военной операции турецких ВС на иракской территории как вполне реальную.

Судя по реакции Ирана, в Тегеране также обратили серьезное внимание на вышеуказанные действия американцев в Северном Ираке. В Анкаре со срочным однодневным рабочим визитом побывал глава внешнеполитического ведомства Ирана Манучер Моттаки. Один из основных вопросов его переговоров с турецким коллегой касался совместных действий по нейтрализации планов США, реализация которых напрямую угрожает безопасности Турции и Ирана. Между Анкарой и Тегераном достигнута договоренность об обмене разведывательной информацией по этому вопросу.

В апреле в Турции обратили особое внимание на повышение активности американских вооруженных сил в районе Персидского залива, что дает основания местным экспертам говорить о подготовке к проведению как воздушной, так и наземной операции против Ирана. Естественно, что в такой острой ситуации США планируют задействовать расположенную на Средиземноморском побережье Турции крупнейшую в регионе военно-воздушную базу Инджирлик, от которой до иранской границы чуть более 900 километров. По статусу база натовская, но главную скрипку на ней играют США. В соответствии с турецко-американским соглашением 48 самолетов американских ВВС постоянно базируются на Инджирлике.

Впервые после окончания активной фазы военной операции против Ирака парк боевых американских самолетов на Инджирлике в апреле был пополнен самолетами, ранее базировавшимися на базах США в Европе. При этом американская сторона обратилась к Анкаре с предложением разрешить этим самолетам использовать дополнительное воздушное пространство Турции, включая район Средиземного моря, для отработки ночных тренировочных полетов.

Турция, проанализировав это требование союзника по НАТО, отвергла его, мотивировав свой отказ тем, что подобные ночные полеты не входят в перечень договоренностей, зафиксированных в турецко-американском Соглашении о сотрудничестве в области обороны и военно-технического обучения. Эксперты, оценивая отказ Анкары предоставить американским ВВС на Инджирлике более широкие полномочия, отмечают, что это связано с обострением ситуации вокруг Ирана. Ведь в случае начала военной операции США против Ирана, встанет вопрос о задействовании в ее рамках и этой базы, которая является важнейшим американским плацдармом и перевалочным пунктом для проведения военных и гуманитарных операций в регионе. Например, на сегодняшний день 60 процентов всех американских грузов различного назначения поступает в Ирак именно через Инджирлик. В связи с этим, Анкара дает понять Вашингтону, что не допустит использования Инджирлика в боевых действиях против Ирана.

Примечательным апрельским событием в российско-турецких отношениях стали результаты исследования общественного мнения в России по вопросу российско-турецких отношений. Ведущие средства массовой информации Турции Анатолийское агентство, телеканал CNN Turk, газета «Джумхуриет» и другие обратили особое внимание на Совместное анкетирование 1600 человек, которое было проведено в 153 населенных пунктах России Всероссийским центром изучения общественного мнения /ВЦИОМ/ и турецким информационным интернет-порталом «Turkrus.com». Участникам опроса был задан, в частности, вопрос: «Что, по вашему мнению, олицетворяет Турция для России?».

52,8 процента опрошенных россиян ответили, что рассматривают Турцию как союзника и партнера, а 11,5 процента участников анкетирования видят в Турции дружественное государство. Влиятельная в Турции газета «Джумхуриет» поместила эти результаты опроса в России на своей первой странице под заголовком «Русские видят в Турции союзника и партнера». А один из руководителей турецкого интернет-портала «Turkrus.com» Суат Ташпынар охарактеризовал полученные результаты опроса как потрясающие. Ведь всего лет пятнадцать тому назад Россия и Турция рассматривали друг друга как противника, — подчеркнул главный редактор турецкого информационного портала.

Турецкие эксперты обращаю внимание на тот факт, что за эти пятнадцать лет вся структура российско-турецких отношений и их практическая наполненность претерпели существенные изменения. Так, если в 2001 году общий товарооборот между Россией и Турцией 3,8 млрд. долларов, то в 2006 году этот показатель превысил 20 млрд. долларов. Москва и Анкара наладили стабильный политический диалог, которого ранее вообще практически не было. Сегодня в Турции зафиксирован небывалый всплеск интереса к русскому языку. Тысячи турок изучают русский в университетах, частных школах и лицеях, и это говорит о стремлении к совместной работе, общению и познанию народов двух стран. Знание именно русского языка дает реальный шанс получить престижную, хорошо оплачиваемую работу в крупнейших турецких холдингах, а также в государственных ведомствах. Это в условиях наличия проблемы безработицы в стране, в т.ч. и среди выпускников вузов, стимулирует повышение роста интереса к русскому языку.

Наряду с этим, по официальным данным, Россия только в 2006 году приняла более 24 тысяч турецких рабочих. По этому показателю Россия заняла первое место, как наиболее привлекательная страна для турецкой рабочей силы. А 2 млн. российских туристов, ежегодно посещающих турецкие курорты, говорят о растущем желании россиян провести свой отпуск в Турции. Эксперты, анализируя эти факты, констатируют, что данные опроса вполне достоверно отражают нынешнюю действительность в отношениях между Россией и Турцией, развивающихся в формате взаимовыгодного многопланового партнерства.

Одним из подтверждений такого вывода стало и заявление заместителя председателя правления российской компании «Газпром» Александра Медведева. Он отметил, что «по газопроводу «Голубой поток» в Турцию будет поставлен весь объем газа, договоренность о котором достигнута между Москвой и Анкарой. Будет несколько изменен график поставок, однако никаких сокращений в их объемах не будет». По его словам, в 2006 году в Турцию по этому трубопроводу было поставлено 7,5 млрд. куб. метров голубого топлива. А всего с начала эксплуатации «Голубого потока» этот показатель составил 17 млрд. куб. метров. В соответствии с контрактом, с 2010 года российский концерн будет поставлять на турецкий энергетический рынок 16 млрд. куб. метров газа ежегодно, — подчеркнул Александр Медведев. В турецких деловых кругах обратили особое внимание на это заявление одного из топ-менеджеров «Газпрома» и расценили его как еще одно свидетельство надежности России в реализации поставок голубого топлива своим партнерам.

43.5MB | MySQL:87 | 0,740sec