К вопросу об участии Турции в саммите «Большой двадцатки» в Японии. Часть 2

В период с 28 по 29 июня 2019 года в Японии прошёл саммит «Большой двадцатки», где Турецкая Республика была представлена, разумеется, президентом страны Реджепом Тайипом Эрдоганом.

Продолжаем делать обзор итогов мероприятия на основе заявлений, сделанных президентом страны Р.Т.Эрдоганом для зарубежной и турецкой прессы. Часть 1 статьи доступна по ссылке: http://www.iimes.ru/?p=57483.

Разумеется, самыми важными для Р.Т.Эрдогана были его двусторонние встречи с лидерами США и РФ и другими мировыми лидерами. Вот, как об этих встречах и об их последствиях отозвался Р.Т.Эрдоган для средств массовой информации. Посмотрим на оценочные суждения турецкого лидера, которому, как воздух, для укрепления его позиций внутри страны, нужны хорошие новости из-за рубежа.

В этом смысле показательно то, как турецкий президент не комментирует откровенный хайп Д.Трампа по поводу «Голливудской команды» и пытается найти для Турции какой-то позитив между строк и слов, сказанных американским коллегой. Процитируем Р.Т.Эрдогана:

«Сам он (то есть, Дональд Трамп – В.К.), в вопросе С-400 и F-35, оказывает нам поддержку (иными словами, не Дональд Трамп – «плохой», а американская система – «несправедлива к Турции», что, собственно подтверждают следующие слова турецкого президента — В.К.). Он ясно сказал перед прессой, что, в части санкций, ими рассматриваются различные варианты и по отношению к Турции ранее не было продемонстрировано справедливого подхода».

Также Р.Т.Эрдоган указал на то, что визит президента Д.Трампа ожидается в Турцию в течение года. Говоря о встрече с В.Путиным, турецкий президент отметил, что в её ходе обсуждались и вопрос Сирии и вопрос Идлиба. Процитируем турецкого лидера:

«Кроме того, мы решили, что необходимо организовать тройственный саммит Турция – Россия – Иран и уполномочили своих коллег. Эта тройственная встреча пройдет в ближайшее время, приблизительно в начале июля месяца. Вслед за тройственной встречей, мы планируем провести встречу Стамбульского квартета. Эта встреча четверки, как и ранее, состоится при участии Турции, России, Германии и Франции. И это тоже — положительное развитие».

Посмотрим на другие ответы турецкого лидера на вопросы, заданные ему журналистским пулом:

  1. Относительно того, как комментирует президент России В. Путин атаки, совершаемые в Идлибе (на так называемую «оппозицию» со стороны проправительственных сил – В.К). Цитируем Р.Т. Эрдогана:

«Все постоянно говорят: «Нам удалось вместе решить вопрос Идлиба». Однако, правда заключается в том, что по Идлибу, на самом деле, работали и продолжаем работать мы с Путиным. В настоящее время там если и есть влияние России, то за их спиной мы видим, что стоит режим (официальный Дамаск – В.К.). Мы просим Путина предупредить режим по поводу этих атак. Одной из наиболее обсуждаемых нами тем сегодня являются свидетельства о том, что около 300 тыс. человек двигаются в направлении нашей границы. Мы хотим остановить это движение. Так или иначе, нужно это остановить.  Мы со многими об этом говорили – в первую очередь, с генеральным секретарем ООН Гутерришем и в ходе других встреч. В ходе ранее состоявшейся встречи с Трампом, обсуждалась история с «20 милями» в так называемом «террористическом коридоре» (участок вдоль турецко-сирийской границы, совместно контролируемый со стороны США и сирийских курдов и ПДС и СНС – В.К.). Иными словами, есть тот вопрос, о котором мы говорим – о зоне безопасности глубиной в 32 километра, располагающейся с севера на юг. Давайте сейчас сделаем такую зону безопасности. И там мы включимся в процесс вместе с TOKI (турецкая Администрация жилищного строительства, занимается строительством бюджетного жилья – В.К.). Но, с другой стороны, США, Россия, Германия, Великобритания, Франция, силы коалиции должны оказать нам материальную помощь, чтобы мы смогли с её помощью здесь жилье».

  1. Какая была реакция на предложение о зоне безопасности? Цитируем Р.Т. Эрдогана:

«К сожалению, никто из них не выполнил свои обязательства. Наш замысел заключается в том, чтобы, с учетом особенностей местной застройки, сформировать команду, построить жилье, которое бы позволяло бы заниматься животноводством. Если это окажется необходимым, то мы можем, в сфере сельского хозяйства создать организованные промышленные зоны. В этом направлении, мы можем сделать шаги по профессионализации. В этом случае, 20-мильной зоны безопасности не хватит. Следует увеличить её глубину до 30 – 40 миль. Мы им (то есть, зарубежным лидерам – В.К.) говорим об этом. Они не говорят нет. Я сказал Гутерришу: «Вы должны возглавить этот процесс».».

  1. В ответ на просьбу пояснить выражение «мирный коридор», использованное турецким лидером в отношении севера Сирии. Цитируем Р.Т. Эрдогана:

«Сейчас эти люди придут туда, чтобы жить в мирной обстановке. В этой мирной обстановке, люди будут жить в мире и они скажут «Теперь для меня война закончена, я спасся от неё». Конечно, там коалиционные силы предпримут необходимые шаги для обеспечения мирной жизни. Что касается нас, то мы тоже предпримем необходимые меры. Таким образом, люди там начнут производство. То, что им необходимо для пропитания, они возьмут со своих собственных полей. Они будут работать в тех промышленных районах и в тех организованных промышленных зонах, которые мы построим. Это – очень важно».

  1. Есть ли какой-то прогресс в отношении Манбиджа?

Цитируем Р.Т. Эрдогана:

«Ранее Трамп дал указание о выводе (войск ВС США из Сирии – В.К.). Однако, к сожалению, эти слова пока не реализованы. В настоящее время, там продолжается оккупация. Некоторые говорят такие слова, как: «Туда вас, кто туда вас зовет?». Нас зовет сирийский народ. Он говорит: «Приходите и спасите нас». В сухом остатке, ни США, ни Францию, ни Великобританию, ни Германию – никто туда не приглашал» (заметим отсутствие России в этом списке «незваных гостей» турецкого президента – В.К.).

  1. Вы ввели в повестку дня такие вопросы, как подозрительную смерть законно избранного президента Египта Мурси, смертные казни в Египте, убийство Хашогги.

Цитируем Р.Т. Эрдогана:

«Когда я поставил в своем выступлении на повестку дня этот вопрос, либо когда я говорил, либо до того, как я начал говорить, Мухаммед бен Салман вышел (из помещения – В.К.). Здесь никто не хочет говорить об этих вопросах. Как Сиси, так и Мухаммед бен Салман должны это услышать от нас. Мы объяснили то, как умер Мурси. И вот вы видите, что они сюда (то есть, на «Двадцатку» — В.К.) приглашают Сиси. Исходя из чего ты его приглашаешь? Мы должны объявить на весь мир, мы должны напоминать на весь мир об этом лицемерии. И третий вопрос – это история с Хашогги. Часть глобальных игроков пытается убрать этот пункт из повестки дня. Кое-кто раздает за это очень серьезные деньги».

  1. Касательно переговоров между Эрдоганом и Макроном по ситуации в Восточном Средиземноморье. Растет напряженность в Восточном Средиземноморье, в которую все больше вовлекается Турция. По этому вопросу вы, находясь в Турции, по отношению к Макрону, использовали очень жесткие выражения. Как это отразилось на встречах здесь (то есть, на «Большой двадцатке» — В.К.).

Процитируем Р.Т. Эрдогана.

«В противоположность этому, наши встречи здесь прошли очень положительно. Уважаемый Макрон не заявил: «Что же ты мне это сказал» и т.д. На нашей двусторонней встрече я ему сам лично сказал: «Смотри», говорю, «Ты не можешь ни разу говорить о ситуации на Кипре. Ты не имеешь никакого отношения к Кипру. Здесь я говорю, Греция говорит, Великобритания говорит, ЕС говорит, но ты говорить не можешь».» (это к вопросу о том, что считать положительной тональностью переговоров по мнению Р.Т. Эрдогана – В.К.).

  1. Говорится о соглашении, которое называют «Столетним планом» и которое, как считается, несет намерение по урегулированию Палестинской проблемы. Какова ваша позиция по этому соглашению, каковы ваши взгляды?

Цитируем Р.Т. Эрдогана.

«По этому вопросу наш положительный подход не является возможным. Мы сказали: «Палестинские земли не продаются». Мы этого, ни при каких обстоятельствах, не допустим, мы не откроем этому дорогу. За кулисами этой проблемы стоит другой важный вопрос – в особенности, сделать так, чтобы забылся план от 1967 года. Хотя США и ЕС в 1967 году были сторонниками заключаемого соглашения. Новая администрация (США – В.К.) – очень сильно отличается (от предыдущих – В.К.). Есть проблема, заключающаяся в том, что это — евангелистская администрация. Однако, и они не достигли своей цели. Все видят то, сколько у них сторонников по вопросу Иерусалима (проще говоря, ничтожно мало – В.К.).».

  1. Правда ли, что вы — настолько «жёсткий», как об этом говорит Д. Трамп? (явное желание потрафить самолюбию Р.Т. Эрдогана и его рейтингам в Турции – В.К.).

Цитируем турецкого президента.

«Если я тот, кто жесток в вопросе торга, а я это люблю, это – хорошо. Трамп, когда говорит о чем-то, то он не скрывает ничего. К примеру, по вопросу С-400 они использовал очень открытые, ясные, честные выражения. Я же сказал: «Я тоже вас люблю со всеми вашими особенностями». Он говорит Обаме: «Этот процесс ты привел к такому состоянию. Если бы ты дал (Турции – В.К.) «Пэтриоты», то сегодня такой ситуации не было бы. Однако ты не дал. Ты довел ситуацию до этого. В настоящее время, мы должны вести себя справедливо». По вопросу F-35 мы достигли определенной точки, это намного более важно. Он (то есть, Д. Трамп) заявил: «Они выделили 1,4 млрд долл. Ты не поставляешь свои компоненты. Чтобы так тебя запомнили – в этом нет ничего хорошего». Сказать это столь ясно и откровенно – это является свидетельством честности. В этой связи мы уполномочили своих коллег, они обеспечат отслеживание хода вопроса. Конечно, по вопросу С-400, когда рядом со мной был Путин, были шуточки с их стороны. Это тоже было хорошо».

Дальше у Р.Т. Эрдогана попросили уточнить суть этих шуток между лидерами государств, что он делать отказался.

  1. Вы сказали: «Мы стратегические партнёры с США. Между такими странами не может быть санкций». Мы не можем сказать «вероятность санкций исключена», однако какой «средний путь» можно найти?

Цитируем турецкого президента.

«Говоря о санкциях: вплоть до настоящего времени мы не слышали что-либо из серии «Санкции в этом вопросе». Трамп, как в ходе моих с ним телефонных разговоров, так и когда мы встречались с ним лицом к лицу, до настоящего времени, не произнес слов «Мы к вам применим вот такие санкции». В связи с С-400, он прямо сказал: «Ты прав!». Сегодня мы этот вопрос очень сильно продвинули вперед. На этом продвинутом уровне Трамп уже сказал: «Это несправедливость!». Это очень важно. Когда мы встречались втроём, с ним и с Путиным, он также сказал логичные и хорошие вещи. Путин нам объяснил суть своих переговоров с Трампом. То есть, и в тех переговорах этот вопрос продвигается в правильном направлении. Полагаю, что мы преодолеем этот период, не пережив никаких трудностей. Кстати, мы у них, как «Турецкие авиалинии», покупаем сто самолётов Boeing».

И, в развитие этого вопроса:

«За F-35 мы, к настоящему моменту, осуществили платежи на общую сумму в 1 млрд 400 млн долларов. К примеру, на прошлой неделе осуществлен платеж в размере 50 млн долл. Он (то есть Д. Трамп — В.К.), совершенно справедливо, раскритиковал подобный подход к стране, которая не задерживает выплат. Он сказал: «Они производят платежи, а мы не поставляем самолеты». Кроме того, была остановлена программа подготовки пилотов, которых мы командировали.

А Россия, совершенно противоположным образом, к настоящему времени осуществила серьезную программу подготовки использованию С-400. Те, кто приняли участие в этой программе подготовки, одновременно, являются и преподавателями. То есть, после своего возвращения, в качестве преподавателей, они начнут осуществлять подготовку кадров. Мы ступили на этот путь. Здесь, возможно в течение одной недели, возможно, в течение 10 дней первая серия приземлится (как можно понять из контекста, речь идет о первых поставках частей С-400 – В.К.). Я это предельно открыто сказал Трампу, Путин это подтвердил».

Итак, как мы видим, турецкий президент демонстрирует полную уверенность в том, что США не будут применять к Турции никаких санкций. Впрочем, журналист задал Р.Т.Эрдогану довольно правильный вопрос, когда спросил про «средний путь», который следует понимать так, что США, все же, как-то отреагируют на закупку Турцией систем С-400. Однако, эта реакция, удовлетворив американские амбиции и послужив демонстрацией того, что с США шутить не надо, должна быть, в большей степени, показательной и не наносящей серьезного ущерба турецкой экономике.

Ещё можно заметить, что к делу помощи Турции избежать американских санкций, турецкий президент пытается как-то «пристегнуть» президента РФ В.Путина. Рискнем предположить, что последнее, чем хочет заниматься российская дипломатия – это оказывать «гуманитарную помощь», направленную на то, чтобы два «стратегических партнёра» — США и Турция – не рассорились бы. Согласимся, что такая российская позиция смотрелась бы довольно странно. На самом деле, называя вещи своими именами, раздор, чем больше, тем лучше, между Америкой и Турцией находится, целиком и полностью в российских интересах.

Ключевым же индикатором того, куда продвигаются турецко-американские отношения должны стать поставки Турции истребителей F-35 с возвратом турецких пилотов к программе подготовки, которую они проходили в США. Мало того, что Турция на прошлой неделе перевела предусмотренные соглашением 50 млн долларов. Она же, как мы видим, на высшем президентском уровне пообещала закупку 100 самолетов Boeing для нужд флагмана турецких перевозчиков – полугосударственной компании «Турецкие авиалинии». Если взять за основу среднюю цену этого гражданского лайнера, скажем в 80 млн долларов, то мы получим сумму в 8 млрд долл., которые, по мнению турецкой стороны, должны удовлетворить США настолько, что те откажутся от применения санкций к Турции.

Итак, подводя черту под переговорами на «Большой двадцатке» для Турции, можно сказать, что Турция озвучила предложение разменять вопрос с С-400 на покупку ей в США 100 самолетов Boeing. Разумеется, при этом турки учитывали ментальность Трампа как бизнесмена. Однако, вопрос заключается в том, сможет ли Трамп, как президент, остановить запущенный уже в США процесс введения санкций, после всего сделанного в этом направлении, или хотя бы ввести его в какие-то приемлемые для Турции рамки. Это – большой вопрос. Равно как и вопросом остается поставка Турции истребителей F-35.

42.36MB | MySQL:87 | 0,716sec