К отношениям между Пакистаном и Турцией

Одним из первых государств, признавших независимость Пакистана, была Турция, которая сразу взяла курс на развитие и углубление контактов с этой страной как в сфере политики, так и в военной области. Базовым документом, заложившим прочную основу отношений между двумя государствами, стал подписанный в 1954 году Договор о дружбе и сотрудничестве. Он включал политическую, экономическую и культурную сферы, в документе содержались положения о сотрудничестве в области обороны и производства вооружения и военной техники. В марте 1958 года Пакистан, Турция и Иран подписали «Соглашение о сотрудничестве», явившееся предтечей блока СЕНТО, а также соответствующих структур созданного несколько позже СЕАТО.

В рамках этих двух организаций зачастую затрагивались и вопросы третьих стран. Темами двусторонних пакистано-турецких переговоров, в частности, стали внутриполитическая обстановка в Ираке, курдская проблематика и т.д. Идя навстречу пожеланиям Пакистана, Турция в 1963 году предпринимала усилия с целью воспрепятствовать поставкам из США и европейских стран в Индию тяжелого вооружения, которое планировалось задействовать против пакистанской армии.

Июль 1964 года ознаменовался созданием организации «Региональное сотрудничество ради развития», получившей еще одно название – «Стамбульский пакт». В Пакт вошли Пакистан, Турция и Иран, его целью было развитие экономической интеграции, проведение общей торговой политики и осуществление совместных проектов в области развития коммуникаций между этими странами.

Между Пакистаном и Турцией в 60-х годах происходил интенсивный делегационный обмен, активизировался политический диалог. По арабо-израильскому конфликту и деятельности в Организации Исламская Конференция взгляды сторон были практически идентичными, по другим вопросам международной жизни подходы также были близки или полностью совпадали. В 1968 году лидеры Пакистана и Турции выступили с инициативой создания Общего рынка мусульманских государств по примеру ЕЭС.

После исламской революции в Тегеране оба блока и СЕАТО и СЕНТО прекратили свое существование, что, впрочем, никоим образом не отразилось на дальнейшем развитии двусторонних связей между Исламабадом и Анкарой. В 80-х годах руководство обоих государств придерживалось в целом аналогичного подхода к событиям вокруг Афганистана, настаивая на скорейшем выводе из страны советских войск и помогая вооруженной афганской оппозиции.

Определенный спад в политической области произошел в середине 90-х годов, однако и тогда Турция, опасаясь похолодания традиционно дружественных отношений с Пакистаном, без всякого энтузиазма, «со скрипом» поддержала инициированную США идею эмбарго на поставку вооружений Исламабаду и постоянно настаивала на необходимости его скорейшей отмены. С конца прошлого и начала века нынешнего контакты вновь активизировались, свидетельством чего может служить хотя бы факт постоянных поездок главы Пакистана в Турцию: президент Пакистана П.Мушарраф пять раз посетил Турцию, в то время как высшие руководители Турции нанесли визит в Исламабад дважды (президент А.Сезер – октябрь 2001, премьер-министр Р.Эрдоган – июнь 2003 года). Более частыми были визиты глав внешнеполитических ведомств, которые помимо встреч и переговоров в ходе визитов практиковали также проведение консультаций «на полях» различных международных форумов.

Немаловажное место в двусторонних связях занимает сфера военно-технического сотрудничества. Так, с 2003 года в соответствии с достигнутой договоренностью в обеих странах функционируют т.н. военные консультационные советы, которые осуществляют координацию контактов в сфере военно-технического сотрудничества. Тогда же было подписано соглашение об обучении пакистанских курсантов в военных учебных заведениях Турции.

Отмена американского эмбарго высветила новые перспективы сотрудничества в области ВТС. В частности, достаточно активно стали развиваться двусторонние связи по линии военно-воздушных сил двух стран. Пакистанская сторона пообещала Анкаре, что турецкие фирмы будут иметь предпочтительные шансы на участие в проведении работ по модернизации находящихся на вооружении пакистанских ВВС F-16 «Локхид Мартин». Весьма крупной сделкой представляется и установка турецкого бортового радиолокационного оборудования на произведенных совместно с Китаем 150 многоцелевых истребителях JF-17 «Тандер», в чем Исламабад очень сильно заинтересован. Военные летчики пакистанских ВВС в 2004 и 2006 гг. участвовали в проходивших в Турции международных учениях «Анатолиан игл», проведение которых запланировано и в этом году. В стадии реализации находится соглашение (июнь 2006 года) о сотрудничестве в производстве тактических беспилотных летательных аппаратов (на Пакистан возложена задача по сборке корпусов, а на Турцию – комплектов специального электронного оборудования).

Вместе с тем несмотря на достаточно крепкие наработки по линии двустороннего ВТС, в Анкаре без особого энтузиазма смотрят на обладание Исламабадом ядерным оружием, поскольку сам факт наличия подобного оружия даже у дружественного государства вызывает в Турции (находящейся географически достаточно близко к Пакистану) заметное беспокойство. В Исламабаде к этому относятся с пониманием, при этом пакистанской стороной в ходе всех контактов постоянно проводится мысль о том, что создание данного оружия и его наличие вызваны исключительно оборонительными интересами, давая гарантии безопасности Пакистану в его противостоянии с соседней Индией.

Во время своего последнего (февраль 2007г.) визита в Анкару пакистанский президент поблагодарил за предоставленную Турцией значительную гуманитарную и иную помощь жертвам октябрьского 2005 года землетрясения, а также за ощутимую моральную поддержку братьев по вере. Он выступил с идеей подписания соглашения о совместном участии в антитеррористической деятельности, борьбе с незаконным оборотом наркотиков и нелегальной иммиграцией. Турецкое руководство выразило беспокойство в связи с ростом числа пакистанских граждан, незаконно находящихся в стране или использующих ее территорию с целью дальнейшего транзита в Западную Европу. Однако несмотря на предпринимаемые правоохранительными структурами усилия в этой области, видимо, преждевременно говорить о каких-либо положительных результатах в этой области. Стороны подчеркнули, что поддерживают позиции друг друга в борьбе против сепаратизма. В обеих странах существует общность взглядов на эту тему. Так, пакистанцы неизменно поддерживают Турцию по проблеме Кипра, принимая у себя руководителей турецкой общины острова. Турция же занимает благоприятную для Пакистана позицию по Кашмиру

Стоит отметить, что хотя сфера политического и военно-технического взаимодействия между двумя государствами достаточно развита, того же нельзя сказать в отношении двусторонних торгово-экономических связей. Объем двусторонней внешней торговли остается незначительным: так, в 2006 г. он составил всего лишь 416 млн. долл., и это при том, что и в Пакистане и Турции активно действуют совместные деловые советы. Намеченная цель – довести цифру товарооборота в ближайшее время до 1 млрд. долл., однако значительный дисбаланс в пользу Турции сильно затрудняет эту задачу. Пакистанцы неоднократно обращались с просьбами о предоставлении им более широких возможностей для экспорта своих товаров, однако пока не добились позитивного ответа, поскольку турки, по всей видимости, опасающиеся конкуренции товарам местных производителей со стороны более дешевых и зачастую более качественных пакистанских, стараются всячески затянуть решение этого вопроса. Традиционный набор пакистанских экспортных товаров во многом напоминает турецкий, что создает серьезные барьеры к активизации взаимной торговли. В Пакистане в настоящее время функционирует более ста совместных предприятий, большая часть из них специализируется в строительной, транспортной, текстильной и пищевой отраслях промышленности. Ведутся переговоры о развитии сотрудничества в области туризма. Что касается пакистанского присутствия на турецком рынке, то оно незначительно, число совместных предприятий не превышает десятка.

По-видимому в ближайшее время или в среднесрочной перспективе не стоит ожидать каких-либо существенных подвижек в области пакистано-турецкой торговли. Но в то же время просматриваются хорошие перспективы углубления политического диалога. Определяющим фактором в сближении двух режимов является роль военных и их влияние на проведение внутренней и внешней политики обеих стран. Это обстоятельство, как представляется, может привести в том числе и к дальнейшему расширению сотрудничества в области ВТС.

29.27MB | MySQL:67 | 0,881sec