О секретной «армии» ЦРУ в Афганистане. Часть 2

Об афганской «армии» ЦРУ известно немногое. Тем не менее журналисты, заинтересованные аналитики и правозащитники собрали воедино основные положения секретной программы. Данная «армия» состоит из двух типов подразделений: первые – старые подразделения, чьи отношения с ЦРУ восходят к наступательным операциям, проводимым сразу после вторжения 2001 года. Они тесно сотрудничают с ЦРУ. Наиболее известным и мощным из них являются «Силы защиты Хоста» (KPF), действующие из лагеря «Чепмен» ЦРУ в северо-восточной провинции Хост. ​​Важно отметить, что KPF является незаконной вооруженной группировкой в ​​том смысле, что, как подчеркивает ООН, ее существование не имеет никаких оснований согласно афганскому законодательству и для нее не выделено никакого официального места в аппарате государственной безопасности или статьи в его бюджете. Вторым типом подразделения являются официально назначенные специальные силы Афганского разведывательного управления – Национальное управление безопасности (NDS). Оно состоит из четырех основных блоков, пронумерованных от 01, и у каждого из них есть регион действия: NDS-01 работает в центральном регионе, NDS-02 в восточном регионе, NDS-03 в южном регионе и NDS-04 – в северном. Спецназ NDS существует в так называемой «серой зоне» [по американской терминологии, аналогично «прокси-элементам» – Л.А.]. NDS в значительной степени финансируется ЦРУ, а его спецназ имеет тесные рабочие отношения с оперативными сотрудниками Управления – согласно большинству отчетов, они обучаются и спонсируются непосредственно ЦРУ. В результате информация об их численности, операциях, финансировании и структуре командования публично не разглашается. По информации Миссии ООН по содействию Афганистану (МООНСА), похоже, что операции специальных подразделений NDS, таких как «Силы защиты Хоста», координируются с международными военными субъектами, то есть находятся вне обычной правительственной цепочки подчинения. В докладах МООНСА термин «военные субъекты» обычно относится к ЦРУ, в отличие от термина «военные силы США». Институциональный контроль Афганистана над спецназом NDS также представляется незначительным. В 2018 году миссия ООН пришла к выводу, что «эти силы, по-видимому, действуют за пределами обычной цепочки командования NDS, что приводит к отсутствию четкого надзора и подотчетности». Публичного раскрытия информации о численности  подразделений, поддерживаемых ЦРУ, не существует, но оно, вероятно, более чем удвоилось после оценки, приведенной Вудвордом в 2010 году. Информированные аналитики утверждали в 2017 году, что только в NDS-02 было около 1200 человек. Говорят, что среди более старых подразделений «Сил защиты Хоста» насчитывалось 4000 человек в 2015 году. Три года спустя, в 2018 году, оценки численность KPF были «от 3000 до более 10000».  Кроме этого, все, что известно, это то, что силы, спонсируемые ЦРУ, имеют обмундирование и хорошо оснащены, иногда работают совместно с американцами во время рейдов, используют английские фразы. Военизированные формирования также очень хорошо оплачиваются, что может быть главной причиной, по которой высококвалифицированные и способные афганцы захотят присоединиться к этим подразделениям. Секретность программы ЦРУ в значительной степени усугубляет трудности установления фактов о жертвах среди гражданского населения и связанного с этим насилием, а также участия в мероприятиях проправительственных сил Афганистана. Однако, несмотря на эти проблемы, ООН, правозащитным организациям и аналитикам удалось задокументировать некоторые случаи злоупотреблений и возможных военных преступлений, которые являются символом военизированных формирований, действующих безнаказанно, без ограничений политической или судебной ответственностью. Военизированные подразделения в основном привлекаются к участию в так называемых ночных «поисковых операциях» против жилых районов, в которых проживают подозреваемые боевики. Операции обычно приводят к большим жертвам среди гражданского населения. МООНСА, которая с 2009 года ежегодно сообщает о жертвах среди гражданского населения в Афганистане, в настоящее время отмечает операции военизированных формирований, связанных с ЦРУ, как вызывающие серьезную обеспокоенность. В отчете миссии ООН в 2019 году говорилось о продолжающих поступать сообщениях о том, что «Сил защиты Хоста» совершают нарушения прав человека, преднамеренно убивают мирных жителей, незаконно задерживают отдельных лиц, наносят умышленный ущерб и сжигают гражданское имущество во время поисковых операций и ночных рейдов. ООН использовала аналогичные выражения, чтобы описать поддерживаемые ЦРУ силы специальных операций Афганского разведывательного управления, NDS, в своих отчетах за 2017 и 2018 годы.

Относительно общего числа зарегистрированных жертв среди гражданского населения, существует информация об около 11тысяч убитых и раненых в 2018 году, в свою очередь, потери, вызванные «армией» ЦРУ, невелики. Несмотря на это, ООН выражает глубокую озабоченность по поводу увеличения числа жертв со стороны тайных проправительственных сил. В 2018 году число жертв среди гражданского населения в так называемых ООН «поисковых операциях», составило 353 (погибших и раненых) – таким образом, количество жертв увеличилось на 185% по сравнению с предыдущим годом. Фактически цифры даже выше, поскольку миссия ООН рассматривает только данные об инцидентах, которые она может документировать с достаточной степенью достоверности и, следовательно, может недосчитывать определенное количество погибших мирных жителей. Большинство поисковых операций выполняются спонсируемыми ЦРУ военизированными формированиями. Согласно данным ООН за 2018 год, в результате действий спецназа NDS и «Сил защиты Хоста» количество жертв среди гражданского населения приравнялось к общему числу погибших военнослужащих афганских национальных сил безопасности в этот же период, а именно, жертвам среди Афганской местной полиции, Афганской национальной полиции, армии и военно-воздушных сил. Кроме того, военизированные формирования гораздо чаще, чем афганские регулярные вооруженные силы, именно убивали мирных жителей, а не ранили их. В докладе ООН отмечается, что высокий уровень смертности и травматизма свидетельствует о намеренном убийстве и чрезмерном применении силы.

Стоит отметить, что резкое увеличение жертв среди гражданского населения последовало за данным в 2017 году Майком Помпео обещанием, что ЦРУ начнет в Афганистане «агрессивную», «неумолимую» и «неустанную» кампанию. Также можно полагать, что данная тенденция соответствует общей эскалации насилия в 2018 году, поскольку все стороны, по-видимому, стремятся активизировать свои усилия с целью получить те преимущества, которые могут перерасти в политическую силу во время переговоров о мирном урегулировании.

52.77MB | MySQL:104 | 1,545sec