Оценки китайских специалистов некоторых технических и тактических моментов удара по объектам компании Saudi Aramco

Китайские специалисты с опорой на источники в Королевстве Саудовская Аравия, Объединенных Арабских Эмиратах и сопредельном Йемене пристально наблюдают за действиями хоуситов, которые по мере продолжения вооруженного противостояния применяют все более эффективные образцы ударных беспилотных летательных аппаратов (т.н. беспилотники-камикадзе), реактивных боеприпасов большой дальности, а также оперативно-тактических ракет и крылатых ракет наземного базирования. Указанные типы вооружения поставляют предприятия ОПК Исламской Республики Иран через порт Ходейда, который подразделения регулярных ВС стран-участниц аравийской коалиции не смогли взять под контроль даже с учетом применения многочисленных профессиональных наемников.

В материалах китайских специалистов отмечено, что за прошедшие два года йеменские хоуситы более 100  раз применяли ракетное вооружение для обстрела мирных и военных объектов Королевства Саудовская Аравия. Достоверно известно, что баллистические ракеты иранского производства поражали некоторые из аэропортов в приграничных саудовских городах, а также другие объекты инфраструктуры.

Кроме того, хоуситам удавалось с высокой эффективностью использовать ракетное вооружение против стационарных военных объектов (батальонных опорных пунктов и полевых лагерей) Вооруженных сил КСА. В результате таких обстрелов саудовские военные несли серьезные потери в личном составе и технике, что было обусловлено эффективным срабатыванием дистанционных взрывателей в головных частях ракет типа Badr-F, что приводило к созданию высокой плотности осколочного поражения в радиусе 350 м.

Основной особенностью всех известных до 14 сентября 2019 г. случаев применения хоуситами ракетного вооружения является дальность пуска, которая не превышала 700 км. Именно это обстоятельство являлось ложным успокаивающим моментом для Командования ПВО КСА, которое за прошедший год не предприняло никаких мер для пересмотра национальной и объектовой систем ПВО/ПРО. Причиной пассивного состояния органов управления Командования ПВО КСА стали оценки специалистов военной разведки королевства, по которым хоуситы не обладают ракетами, позволяющими нанести эффективный удар по объектам, расположенным в  северо-западных промышленных районах страны.

Китайские специалисты внимательно наблюдают за процессом обновления ракетного арсенала йеменских хоуситов и зафиксировали, что еще в августе 2018 г. иранские военные начали подготовку передачи партии новых крылатых ракет в Йемен.  Данные боеприпасы получили обозначение «Кудс-1», а специалисты разведки ВС КСА присвоили новым крылатым ракетам наземного базирования (КРНБ) обозначение «Я Али».

По данным китайских источников, КРНБ «Кудс-1» это модифицированная версия аналогичного продукта предприятий оборонно-промышленного комплекса Исламской Республики Иран, который известен военным обозревателем под обозначением «Сумар». В отношении КРНБ «Сумар» известно, что она создана на основе КР советской разработки Х-55 – иранские разработчики и конструкторы ракетного вооружения получили шесть таких боеприпасов из Украины в 2001 г. и затратили 10 лет для их изучения и налаживания серийного выпуска.

Впервые КРНБ «Сумар» была представлена военно-политическому руководству ИРИ на закрытой презентации в 2012 г.  По оценкам китайских специалистов, максимальная дальность пуска КРНБ «Сумар» (шифр НИОКР «Машкат») составляет не более 2000 км, однако конструкторы ОПК ИРИ продолжают работать над совершенствованием данного боеприпаса и модифицированная версия данной ракеты получила обозначение Hoveyzeh.

Согласно оценкам западных аналитиков, ее максимальная  дальность пуска увеличена до 2500 (по некоторым оценкам 3500) км, что позволяет уверенно поражать любые крупноразмерные, стационарные военные/гражданские объекты во всех странах Ближнего Востока. Следует отметить, что Х-55 — это КР воздушного базирования, предназначена для пуска с дальних/стратегических бомбардировщиков. Иранским конструкторам удалось создать адекватную мобильную контейнерную пусковую установку, которая обеспечивает пуск рассматриваемой КР с грузового колесного шасси с формулой 8х8 или даже 6х6 при наличии гидравлических опор-стабилизаторов.

Во избежание обвинений в оказании содействия хоуситам иранские конструкторы хотя и использовали КР «Сумар» при создании КРНБ «Кудс-1», однако они уменьшили длину и диаметр корпуса (до 34 см), а также максимальную стартовую массу. Кроме того турбовентиляторный двигатель был перемещен на верхнюю плоскость. При изготовлении корпуса и крыльев (размах 3 м) применяются композитные материалы, снижающие радиолокационную заметность боеприпаса. Для старта облегченной КР иранские специалисты применяют твердотопливный ускоритель, который скопирован с противокорабельной ракеты С-802 китайского производства.

В отношении силовой установки «Кудс-1» известно, что официальный Вашингтон ввел жесткие ограничения на поставку за рубеж компактных турбовентиляторных двигателей соответствующей мощности, а американские специальные службы пристально наблюдают за любыми подобными поставками по всему миру.

В целях поддержания секретности производственного процесса иранские специалисты через подставные компании в Польше и Украине приобрели несколько партий компактных турбовентиляторных двигателей TJ-100 производства чешской компании PBS Velka Bites, которые традиционно используют предприятия ОПК некоторых государств при  создании ракет-мишеней, применяемых в подготовке расчетов ПВО и истребителей-перехватчиков. Вполне вероятно, именно это обстоятельство позволило иранским специалистам обойти американские спецслужбы.

Небольшая мощность двигателей TJ-100 не стала препятствием для иранских конструкторов, перед которыми стояла задача обеспечить КР с уменьшенными размерами и массой необходимой дальностью пуска – более 1000 км. Высокая скорость для КР, которая выполняет полет на малых и предельно малых высотах в «слепых зонах ПВО» не является ключевым свойством.

Китайские аналитики указывают, что хоуситы постепенно осваивали применение КРНБ «Кудс-1», а именно успешно использовали данные ракеты в ходе удара по аэропорту г. Абха (12 июня 2019 г.) и опреснительной станции г. Аль-Шукайк (19 июня 2019 г.). Именно эти удары позволили саудовской разведке собрать некоторые элементы корпуса ракет, хвостовое оперение и даже твердотопливные ускорители. Однако небольшая удаленность указанных населенных пунктов от границы с Йеменом ввела саудовских военных в заблуждение при оценке истинной дальности пуска КРНБ «Кудс-1».

Анализ спутниковых снимков пораженных объектов НПЗ Abqaiq показывает, что все КРНБ «Кудс-1» были запущены в направлении на северо-запад. Преодоление рубежей ПВО стало возможным благодаря тому, что разведчики хоуситов собрали необходимую информацию, а иранские программисты смогли создать трехмерные карты местности, которые управляющий компьютер сравнивал с данными с телевизионной системы наведения. Фактически, иранские конструкторы смогли скопировать американский модуль TERCOM, применяемый в КР серии «Томагавк». Высокую точность поражения обеспечила система спутниковой навигации (круговое вероятное отклонение около 5 м), принимающая сигнал от космических аппаратов GPS и  ГЛОНАСС.

Подводя итог вышесказанному, отметим, что после ракетного удара по объектам компании Saudi Aramco от 14 сентября 2019 г. ВВС КСА задействовали самолет дальнего радиолокационного дозора и наведения SAAB-2000 в попытке обнаружить пуск новой волны крылатых ракет, однако хоуситы свернули свои пусковые установки и покинули стартовые позиции. Китайские специалисты указывают, что возможностей самолетов ДРиН SAAB-2000 недостаточно для организации круглосуточного наблюдения за воздушной обстановкой на южном направлении.

52.53MB | MySQL:104 | 0,303sec