О факторах влияющих на европейскую политику в отношении Ливии

Спецпредставитель президента РФ по Ближнему Востоку и странам Африки, заместитель министра иностранных дел Михаил Богданов принял участие в международной встрече по Ливии на уровне старших должностных лиц, которая состоялась 17 сентября в Берлине. Об этом говорится в распространенном в среду сообщении МИД РФ. «Состоялся углубленный обмен мнениями с прицелом на проработку конкретных предложений по скорейшему политическому урегулированию ливийского кризиса. Было условлено провести очередную встречу в берлинском формате в начале октября этого года», — указывается в документе. Как сообщили в МИД РФ, в консультациях приняли участие также представители Великобритании, Египта, Италии, ОАЭ, США, Турции, Франции, Лиги арабских государств и Европейского союза. Основной доклад сделал спецпредставитель генсекретаря ООН по Ливии Гасан Саламе, который «представил оценки и соображения о развитии военно-политической и гуманитарной ситуации в Ливии». Таким образом, правительство Германии предложило новый консультационный механизм в рамках усилий по урегулированию ситуации в Ливии. Об этом заявила в среду на брифинге в Берлине представитель МИД ФРГ Мария Адебар. «Мы считаем, что политический процесс в Ливии требует оживления», — сказала она. «В этой ситуации Германия предложила и создала консультационный механизм. Вчера прошла первая такая встреча», — сообщила Адебар. По ее словам, МИД ФРГ считает необходимым продолжить работу в этом направлении и оказать поддержку плану, предложенному спецпредставителем генсекретаря ООН по Ливии Гасаном Саламе. Представитель кабмина ФРГ Ульрике Деммер со своей стороны подчеркнула, что «состоялся конструктивный обмен мнениями и был запущен консультационный процесс, который будет продолжен в ближайшие недели».
В этой связи немецкие дипломаты безусловно лукавят, а за их умеренно-оптимистичными реляциями стоит в общем-то мало реального прогресса. Если проще, то неформальная встреча по Ливии, организованная Ангелой Меркель 17 сентября, не принесла ожидаемых результатов. Чтобы подготовить созыв крупной международной конференции (а это была главная задача этой инициативы), которую она намерена организовать до конца 2019 года (точнее — в октябре), канцлер ФРГ приняла эмиссаров из нескольких стран вместе с представителем ООН в Ливии Гасаном Саламе. Но участники совещания не смогли даже договориться о дате проведения такой конференции. Кроме того, президент Франции Эммануэль Макрон и премьер-министр Италии Джузеппе Конте, которые до этого выступали фактически с позиций разных противоборствующих сторон в Ливии, демонстративно встретились 18 сентября в Риме, где также присутствовал премьер-министр правительства национального согласия (ПНС) Ливии Фаиз Сарадж. Тем самым, в общем-то Меркель ясно было дано понять, кто в реальности курирует в ЕС ливийское досье. Такое сближение (возможно и недолговременное) между Парижем и Римом имеет свои причины. Уход из правительства Италии министра внутренних дел Маттео Сальвини, решительного сторонника фракции Мисураты, может привести к более тесному взаимопониманию между Францией и Италией и серьезно осложнить попытку Меркель стать лидером по ливийскому вопросу. Назначение нового правительства Джузеппе Конте 5 сентября может спровоцировать трансформацию в итальянской политике на ливийском направлении. Уходящий министр внутренних дел Маттео Сальвини не скрывал своего предпочтения лагерю Ф.Сараджа и «человеку номер два» в президентском совете Триполи, ставленнику клана Мисураты Ахмеду Миитиге. Но приход Луиджи Ди Майо в Министерство иностранных дел Италии может все изменить. Этот лидер Движения «Пять звезд» (5SM) выступает за более открытый подход к Халифе Хафтару, в связи с чем даже вел в апреле с.г. переговоры на эту тему в Абу-Даби, который является главным покровителем фельдмаршала. Однако его попытки резко развернуть ситуацию в сторону отказа от поддержки правительства Сараджа, скорее всего, будет уравновешено влиянием нового министра обороны Лоренцо Герини, который хорошо разбирается в ливийском вопросе и возглавил сейчас Комиссию по безопасности итальянского парламента (COPASIR), контролирующую деятельность спецслужб. Герини близок к бывшему министру внутренних дел Марко Миннити, который является главным архитектором антимиграционного соглашения, заключенного между Римом и западными ливийскими ополченцами. При этом Рим безусловно столкнется с отсутствием прежнего уровня понимания по ливийскому вопросу в Еврокомиссии, где итальянку Ф.Могерини на ее посту главного куратора внешней политики ЕС сменит Хосеп Боррелл на фоне того, что Ангела Меркель, похоже, решила более активно включиться в ливийский вопрос. Правда, пока с сомнительным результатом. Рискнем предположить таким образом, что временное единение (или, вернее, его видимость) Парижа и Рима по ливийскому вопросу в большей степени является ситуативной реакцией на неожиданную немецкую инициативу, нежели чем предпосылка к реальному сближению позиций.
К тому же формированию единой европейской позиции по Ливии в рамках предпочтения фигуры Х.Хафтара мешают и различные позиции по этому вопросу иных международных игроков, к чьему мнению в европейских столицах вынуждены прислушиваться. Так, Объединенные Арабские Эмираты попытались использовать 152-ю сессию Лиги арабских государств 10 сентября в Каире для того, чтобы добиться признания легитимности Ливийской национальной армии (ЛНА) на уровне этой организации и потерпели фиаско. Даже несмотря на полную поддержку этой позиции Абу-Даби со стороны Каира. ЛАГ официально подтвердила, что признает правительство национального согласия (ПНС) Фаиза Сараджа, а Алжир и Доха быстро наложили вето на это предложение ОАЭ. Отставка помощника Дональда Трампа по национальной безопасности Джона Болтона, который поддерживал ЛНА, также рискует изменить существующую ситуацию, сделав позицию Соединенных Штатов по Ливии еще менее ясной. Этот момент европейцы также обязаны учитывать.

52.77MB | MySQL:104 | 0,341sec