К итогам международной конференции по Сирии, организованной Народно-республиканской партией Турции. Часть 1

28 сентября 2019 года в Стамбуле состоялось мероприятие, организованное со стороны главной оппозиционной Народно-республиканской партии Турции. Оно получило название Международная конференция по Сирии, которая проходила под заголовком «Дверь, открывающая мир для Сирии».

Сразу отметим, что мероприятие изначально планировалось проводить в начале лета этого года. Но, как стало ясно из пояснений представителей Народно-республиканской партии (НРП), проведению конференции летом воспрепятствовали перевыборы мэра Стамбула в июне месяце (в которых, в итоге, повторно одержал победу кандидат от НРП Экрем Имамоглу, но с заметной большим, чем в первый раз, отрывом – И.С.).

Вообще, ещё до проведения этой Конференции она вызвала заметное раздражение у турецких властей. До проведения мероприятия в различных проправительственных СМИ пестрели заголовки относительно того, что мероприятие получилось непредставительным с точки зрения спикеров. После мероприятия проправительственные СМИ – ТВ и пресса – очевидным образом, попытались найти и вывести на первый план различные недоработки и ошибки организаторов. А также выдать реплики отдельных выступающих (к примеру, представительницы американской стороны – И.С.) за официальную позицию организаторов.

Собственно, это понятно – Народно-республиканская партия имеет отличную от действующего руководства страны позицию по внешней политике страны на Ближнем Востоке, а также о путях урегулирования сирийского конфликта. Более того, особняком стоит попытка Народно-республиканской партии подменить собой официальный МИД и организовать альтернативную площадку для встреч и переговоров по Сирии.

Разумеется, это – игра на грани фола со властью. Поскольку, нравится это оппозиции или нет, но в стране есть президент, Кабинет министров, МИД, Министерство национальной обороны, Национальная разведывательная организация (MIT) и прочие структуры, которые и формируют стратегию и тактику по всем вопросам, в которые пытается, так или иначе, вмешаться Народно-республиканская партия.

Причем, заметим, что НРП не ставит вопрос в классической формулировке оппозиционного движения («мы придем ко власти и тогда мы изменим …» И.С.), пытаясь заручиться симпатиями избирателей и заработать очки. НРП именно что предпринимает попытку создать свою площадку для диалога по ближневосточным проблемам. А, говоря конкретнее, по сирийскому конфликту. Тут НРП пытается оседлать достаточно резонансную для страны тему и предстать в глазах избирателей мирными миротворцами.

Впрочем, об оценках события со стороны турецкой власти мы поговорим чуть ниже.

Теперь же — о самом мероприятии, в котором автор статьи принял непосредственное участие в качестве панелиста, единственного российского выступающего.

Для начала – общая оценка: мероприятие с точки зрения организационных вопросов (гостиница, зал, встречи, проводы, раздаточные материалы и проч.) было организовано Народно-республиканской партией на высоком уровне. Оно проходило в стамбульской гостинице The Grand Tarabya. Помимо непосредственно программы мероприятия с биографиями выступающих, участникам Конференции бесплатно раздавалась книга коллектива авторов, называющаяся «Между границ: от гуманитарной драмы к гуманитарному экзамену». Понятное дело, что эта книга посвящена проблеме сирийских беженцев и тому, какую политику в этом вопросе стоит проводить Турции.

Как мы и условились, о медийных оценках проведенного мероприятия мы поговорим в самом конце обзора. Однако, отметим, что мероприятие вызвало самое пристальное внимание со стороны центральных СМИ страны – как телевидения, так и прессы, которые аккредитовали на конференцию своих представителей. О Конференции, так или иначе, в той или иной тональности, сказали, без преувеличения, все ведущие СМИ страны.

Докладчики мероприятия – это тот вопрос, где проправительственные СМИ и обозреватели нашли повод для критики в сторону организаторов. В первую очередь, речь шла о некотором диссонансе между словом «международная» в заголовке Конференции и составом и статусом её зарубежных докладчиков. С точки зрения местных участников мероприятия проблем не было, поскольку в составе самой Народно-республиканской партии – немалое количество бывших дипломатов, военных, судейских, которые могут авторитетно рассуждать о сирийской проблематике.

Более того, Народно-республиканская партия – в состоянии привлекать представителей научного сообщества, а также различных обозревателей, в том числе, из числа журналистского оппозиционного корпуса, которые также занимаются сирийской проблематикой, как за пределами страны, так и внутри неё (допустим, в том, что касается проблемы нахождения в Турции сирийских беженцев – И.С.).

Но вот в том, что касается зарубежной части конференции – наличия видных зарубежных спикеров – Народно-республиканская партия действительно «просела». В этом смысле, в критике Конференции со стороны проправительственных СМИ не было натянутости. К примеру, на международной панели, среди докладчиков, не было ни одного видного представителя дипломатического корпуса иностранных государств.

Можно лишь предполагать, что зарубежные дипломаты справедливо задались вопросом относительно статуса данной площадки, а также наличия практического результата от их там выступления, включая и реакцию турецких властей на выступление на оппозиционной платформе. Кроме того, нет повода не вспомнить классическое «все, что сказано, может быть использовано против вас». Спрос с тех, кто выступает на оппозиционной площадке, со стороны власти – особый. Короче, риски – велики, а эффект – до конца не понятен. Отсюда, надо понимать, и нежелание зарубежных дипломатов участвовать в оппозиционной Конференции в качестве выступающих. Зато, как заметил автор статьи, они охотно отправили своих представителей поприсутствовать, чтобы уловить текущие тренды в Турции.

Кроме того, в турецких СМИ прошла информация о том, что НРП пытались привлечь к Конференции представителей официального Дамаска (республиканцы ратуют за немедленное и официальное установление отношений с режимом Башара Асада – И.С.), однако, турецкий МИД отказал им в выдаче виз.

От общих рассуждений переходим непосредственно к самому мероприятию.

Во вступительной части конференции с речью выступили (в порядке перечисления): Вели Агбаба – заместитель председателя Народно-республиканской партии, Экрем Имамоглу – мэр Стамбула, а также Кемаль Кылычдароглу – председатель НРП. При этом если Э.Имамоглу покинул Конференцию практически сразу после своего выступления, то председатель партии К.Кылычдаоглу находился там значительную часть времени (лишь только к ближе к середине он ушел, но, как всегда бывает, зал, вообще, опустевает к концу дня работы любой конференции – И.С.). Понятно, что К.Кылычдароглу надо было поддерживать эту Конференцию «лицом», потому как она имела для партии важное имиджевое значение.

В ходе конференции раздавалось немало слов жесткой критики в адрес внешней политики Партии справедливости и развития.

В частности, заместитель председателя НРП Вели Агбаба в своем выступлении характеризовал её как «пустую».

Выступавший с приветственным словом новый мэр Стамбула Экрем Имамоглу отметил, что если не все турки раньше знали о том, где находится Сирия (что есть, разумеется, преувеличение – И.С.), то, в результате гражданской войны, о стране узнал уже чуть ли не каждый житель Турции. Как отметил стамбульский мэр, чей город принял на своей территории немалую долю сирийских беженцев, миллионы сирийцев не верят в тот процесс (мирного урегулирования – И.С.), который реализуется в стране и поэтому не хотят возвращаться на свою Родину.

Здесь Э.Имамоглу выразил намерение защищать права беженцев не только в Стамбуле и, вообще, в Турции, но и, в целом, по всему миру. При том, что, по его словам, развитые государства мира исповедуют откровенный расизм. Э.Имамоглу отметил, что защита прав беженцев – это для него не пустые слова. В подтверждение этого тезиса он указал, что на 14-й день своего вступления в должность, было им, как новым градоначальником, собрано совещание с участием крупнейших НКО для того, чтобы определить состояние, нужды и проблемы находящихся в городе сирийских беженцев.

Вслед за Э.Имамоглу, по протоколу (как самое высокое официальное лицо на мероприятии — И.С.) — последним, выступал председатель Народно-республиканской партии Турции К. Кылычдароглу.

В своей речи лидер кемалистов коснулся международной обстановки вокруг Турецкой Республики, отметив, в частности, что «Турции нужен мир. Турции нужны друзья». Ситуацию в регионе лидер республиканцев охарактеризовал как «глобальный кошмар». При этом, по словам, К. Кылычдароглу, «Турция может положить этому кошмару конец» (разумеется, если согласится с предложениями, выдвигаемыми Народно-республиканской партией).

Далее, К.Кылычдароглу перечислил по датам и по шагам те мероприятия, которые его Народно–республиканская партия предпринимала в ходе «арабской весны» и в связи с сирийской гражданской войной. Большая часть этих мероприятий подразумевала проведение различных конференций, круглых столов, отправку петиций и запросов, в том числе, в адрес различных международных институтов. Также при участии НРП была разработана отдельная платформа диалога, включающая представителей таких стран, как Ирак, Иран, Сирия и Турция. Именно они, по мысли руководства НРП, включая председателя К.Кылычдароглу, должны решать региональные проблемы, а не внешние игроки. Понятно, что, тем самым, К.Кылычдароглу продемонстрировал желание, чтобы из региональной системы уравнений были исключены не только США, но и Россия. Вообще, нельзя сказать, чтобы на турецкой политической арене, в её нынешнем состоянии, Национально-республиканская партия Турции была бы настроена… Обычно, в таких случаях пишется «пророссийски». Употребим более конкретный оборот – была бы настроена на дальнейшее углубление связей между Турцией и Россией. Иными словами, реализуемые в настоящее время проекты между Россией и Турцией, так или иначе, будут развиваться. Но вот что касается новых проектов – как торгово-экономических, так и интеграционных – то тут НРП считает, что Турция чересчур увлеклась восточным вектором своей политики и нуждается в развороте на Запад. Такая позиция, помимо идеологических воззрений НРП, имеет простую логику: оппозиция на то и оппозиция, чтобы оппонировать действующей власти.

Первая, международная панель Конференции была озаглавлена как «Международные измерения сирийского вопроса» и она состояла, за исключением одного человека, из иностранных участников. Впрочем, каждый из них не преминул отметить, что представляет свою личную точку зрения, а не официальную позицию своей страны.

Модератором сессии был заместитель председателя Народно-республиканской партии Турции Юнал Чевикёз.

Турецкую точку зрения на Сирийский конфликт высказывал бывший спикер Великого национального собрания (Меджлиса) Турции Хикмет Четин. Европейскую точку зрения озвучивал член делегации ЕС в Турции Стивен де Вильде. Свой российский взгляд на сирийскую проблему изложил автор этой статьи. От Ирана выступил доктор Голам Али Чегини Заде (Allameh Tabataba University). От Ирака – ассистент профессора, Акил Аббас (The American University of Iraq). И, наконец, от США докладывала ассистент профессора Эми Остин Холмс (приглашенный профессор Гарвардского университета).

На предмет работы СМИ в ходе этой сессии были введены жесткие правила: были выключены все телекамеры, слушатели были попрошены не записывать выступления на телефон, можно было записывать «руками» за выступающими докладчиками, однако, при цитировании в дальнейшем в СМИ журналисты были убедительно попрошены не указывать кому конкретно принадлежала та или иная реплика. Надо ли говорить о том, что это правило (в части, цитирования выступающих — И.С.) в итоге выдержано не было. Оно продержалось «в неприкосновенности» весьма непродолжительный срок, после чего в сети начали появляться цитаты выступивших и, разумеется, с указаниями их ФИО.

Зачем было введено подобное правило (которое, опять же, повторимся было обречено на то, чтобы быть немедленно нарушенным — И.С.)? – По всей видимости, устроители исходили из того, что с трибуны будут выступать действующие дипломаты и лица, вовлеченные в работу с нынешней властью страны, и им будет потом некомфортно, если какие-то их слова будут опубликованы. Особенно те, на которые рассчитывали представители НРП. Впрочем, как было заметно, отключенные телекамеры никого из выступавших не настроили на какой-либо особый, откровенный лад и все придерживались своей «официальной» точки зрения.

Если кратко резюмировать слова выступающих, то представитель ЕС говорил о том, как когда и сколько европейскими институтами было выделено на гуманитарную помощь пострадавшим от сирийского конфликта, в том числе, на тех сирийцев, кто проживает на территории Турции. Понятно, что ЕС не являются де-факто сколь-нибудь влиятельной стороной сирийского конфликта, однако, воспринимаются всеми в качестве «социально ответственной» стороны, которая должна вносить свою финансовую лепту в преодоление последствий конфликта. Впрочем, как можно заметить, ЕС в таком качестве выступают крайне осторожно. Во-первых, как с той точки зрения, в каком объеме предоставлять средства. Так и в смысле того, кому предоставлять деньги. Перечислять деньги в турецкий бюджет ЕС особо не хотят, говоря о непрозрачности для них бюджетных трат и говорят лишь о готовности финансировать конкретные проекты (это коренным образом отличается от того, о чем говорит турецкое руководство – о компенсации уже понесенных трат на сирийских беженцев, для начала, а не о каких-то проектах – И.С.). О чем, так или иначе, и сказал представитель ЕС Стивен де Вильде. Понятно, что такой «месседж» относительно непонятности цифр и непрозрачности трат должен был быть собравшейся оппозиционной публике «созвучен».

Следующим в порядке очереди выступал автор статьи. Суть выступления, если отбросить слова — призывы к дружбе и сотрудничеству между Россией и Турции, можно свести к трем тезисам.

Тезис первый: Россия и Турция создали прочный фундамент торгово-экономических отношений, стратегических проектов и, в итоге, взаимных интересов. Что, в итоге, буквально заставило стороны слушать друг друга по тем вопросам, где точки зрения России и Турции заметным образом отличаются. К одному из таких вопросов относится сирийский конфликт. Россия и Турция показывают пример как можно за счет наличия взаимных интересов балансировать их с расхождениями.

Тезис второй: Россия и Турция, при участии Ирана, создали важный прецедент урегулирования конфликта, впервые после Ирака и Ливии – Астанинский процесс. Работа стран вот в таком микроформате позволила значительно продвинуться и дала надежду на то, что Сирия сохранит свою целостность и конфликт будет урегулирован. Впрочем, выступавшим было подчеркнуто, что, вопреки заявлениям политиков, «бегущих вперед паровоза», считать гражданскую войну в Сирии завершенной – неправильно. Предстоит ещё большая и кропотливая работа. Очевидным образом, тройка стран Астанинского формата пытается «ковать железо пока горячо» — новая встреча должна состояться уже в октябре месяце.

Тезис третий заключался в том, что мир переходит к многополярной системе, в которой работают именно «микроформаты», такие как Астанинский процесс. И этот опыт должен быть и может быть использован для решения других проблем. При этом роль крупных международных институтов – лишь утверждающая решения, принятые на месте. Речь идет о легитимации международными учреждениями принятых решений, но, повторимся, достигаться эти решения должны непосредственно на месте и теми странами, чьи интересы тот или иной вопрос непосредственно затрагивает.

52.81MB | MySQL:112 | 0,346sec