Об изменениях в военно-политической обстановке на Ближнем Востоке и в Северной Африке (30 сентября – 6 октября 2019 года)

Наиболее важные события в регионе на минувшей неделе происходили в Ираке, где прошли масштабные антиправительственные выступления.

Стихийные демонстрации в связи с хронической безработицей, низким качеством общественных услуг, ухудшением условий жизни и всепроникающей коррупцией начались 1 октября в некоторых южных провинциях Ирака и в Багдаде и очень быстро переросли в широкое движение, требующее смены правительства. Отмечается, что в протестных акциях участвуют в основном молодые иракцы. Характерно, что ни одна политическая партия или парламентская фракция явно не призывали к протесту, которые были «впервые без флага, без плаката или партийного лозунга».

Столкновения между силами безопасности и протестующими проходили в Багдаде, городах Эд-Дивания, Эн-Насирия, Кербела, Эн-Наджаф и в ряде других мест. Участники протестных акций пытались штурмовать здания местных администраций в нескольких провинциях. Наиболее ожесточенный характер беспорядки приняли в Багдаде и в городе Эн-Насирия — административном центре провинции Ди-Кар, где протестующие разгромили и сожгли здание провинциального совета. Повсеместно полиция и силы безопасности использовали против протестующих слезоточивый газ, а в целом ряде случаев — оружие. Поданным МВД Ирака, число жертв протестов и беспорядков в стране составило 104 человека, в том числе 8 силовиков, пострадали 6017 человек (1200 силовиков). 540 человек были задержаны. Власти заблокировали социальные сети и интернет-ресурсы, через которые распространялись призывы к населению присоединиться к акциям протеста. Силы безопасности и армия были Ирака приведены в состояние максимальной боеготовности.

Премьер-министр Ирака А. А. Махди созвал 2 октября экстренное заседание Совета национальной безопасности для обсуждения ситуации в стране. Было заявлено, что правительство поддерживает законные требования демонстрантов, однако не допустит актов саботажа и примет необходимые меры для защиты граждан и собственности. 2 октября в Багдаде и ряде провинций был введен комендантский час. А. А. Махди 4 октября заявил, что для хронических проблем с системой управления в стране не существует «волшебного решения», но назвал требования демонстрантов расправиться с коррупцией «правильными». Премьер подчеркнул, что властям нужно время для улучшения ситуации в стране. А. А. Махди провел консультации с представителями протестного движения для рассмотрения их требований. Он выразил сожаление в связи с тем, что демонстрации и протестные акции в различных районах Ирака вышли из мирного русла, призвал манифестантов сохранять хладнокровие и пообещал предоставить пособия бедным семьям.

5 октября власти объявили об отмене комендантского часа, введенного в Багдаде, а также городах Эн-Насирия, Эль-Хилла и Эль-Амара. Тем временем демонстранты в столице и других городах вновь начали акции протеста, несмотря на призывы властей к переговорам и комендантский час, действие которого сохранилось в отдельных районах. Протестующие в Эн-Насирия начали крушить офисы политических партий.

На фоне массовых протестных акций жесткую антиправительственную позицию занял влиятельный шиитский политик и религиозный деятель М. ас-Садр, который 4 октября призвал членов своего парламентского блока «Саирун» приостановить участие в работе Совета представителей и потребовал от правительства немедленно разработать «программу, которая бы служила интересам всех иракцев». Было заявлено, что «депутаты блока «Саирун» не вернутся в парламент до тех пор, пока правительство не начнет проводить политику, отвечающую требованиям народных масс». 5 октября М. ас-Садр потребовал отставки правительства и проведения досрочных выборов под контролем международных наблюдателей.

Духовный лидер иракских шиитов А. ас-Систани 4 октября призвал протестующих и представителей служб безопасности воздержаться от применения насилия, а также заявил: «Правительство и партии не ответили на требования людей бороться с коррупцией и не достигли каких-либо результатов в этой области». Президент иракской курдской автономии Н. Барзани призвал протестующих и иракские власти к сдержанности, подчеркнув необходимость не допустить хаоса в Ираке.

5 октября депутаты парламента не смогли собраться на заседание для обсуждения требований участников акций протеста из-за бойкота работы Палаты представителей со стороны блока «Саирун» и его союзников. Тем не менее, спикер парламента М. аль-Халбуси встретился с делегацией представителей профсоюзов и демонстрантов и пытался уговорить их прекратить уличные выступления, пообещав выполнить «справедливые народные требования». Однако в ответ представители протестного движения потребовали отставки самого спикера и заявили о намерении продолжать акции протеста.

Коалиция по борьбе с «Исламским государством» (ИГ, запрещено в РФ) во главе с США выразила обеспокоенность в связи с жертвами во время протестов в Ираке, призвав все стороны «снизить напряженность и отвергнуть насилие». МИД Ирана призывал граждан Исламской Республики отложить поездки в Ирак до нормализации ситуации в этой стране.

6 октября напряженность в Ираке снизилась. Губернатор Багдада Ф. аль-Джазаири был отправлен в отставку. В столице возобновили работу школы и государственные учреждения. Премьер-министр Ирака А. А. Махди согласился с представленным ему планом своих помощников о широких перестановках в правительстве страны и реформах. План включает в себя формирование Верховного суда с широкими полномочиями, который будет специализироваться на вопросах коррупции. Предусмотрено создание национальной программы по борьбе с бедностью и безработицей. Доступ к интернету, ранее блокированный, частично восстановлен, однако власти продолжают блокировать популярные соцсети, через которые распространялись призывы к акциям протеста и велась координация между демонстрантами.

Первое заседание сирийского Конституционного комитета запланировано на 30 октября в Женеве, заявил 30 сентября спецпредставитель генсека ООН по Сирии Г. Педерсен. По его словам, повестка заседаний комитета не ограничена какими-либо фиксированными сроками.

Президент России В. Путин заявил 2 октября, что в Сирии «крупномасштабные боевые действия, действительно, закончены, и военными действиями, какой бы результат ни был достигнут, все равно окончательного решения достичь невозможно, поэтому сейчас нужно заниматься вопросами политического урегулирования, что мы настойчиво и делаем». Одновременно В. Путин заметил, что локальные очаги терроризма в САР еще сохраняются. Россия призывает Иран и Саудовскую Аравию не использовать Сирию в качестве плацдарма для противоборства с другими странами региона, сказал российский президент.

Тем временем интенсивность боев на северо-западе Сирии в значительной мере снизилась, однако на границах «Большого Идлиба» продолжаются перестрелки между сирийской армией и боевиками вооруженной оппозиции. Сирийские военные и ополченцы отразили 3 октября атаки террористов ИГ к северо-востоку от Пальмиры. Сирийские, российские и иранские подразделения провели учения в провинции Дейр-эз-Зор недалеко от позиций курдских «Сил демократической Сирии» (СДС) и американских военных на левом берегу Евфрата.

5 октября президент Турции Р. Т. Эрдоган не исключил, что операция по созданию зоны безопасности в Сирии может начаться в ближайшие дни. Курдские формирования начнут военные действия против турецких войск в случае их вторжения в северо-восточные районы Сирии, заявил представитель СДС. Несогласованная военная операция Анкары на сирийской территории может вызвать серьезную обеспокоенность и подорвать американо-турецкие интересы в республике, сообщили в Пентагоне. Турция не сможет добиться собственной безопасности путем попрания суверенитета и территориальной целостности соседней Сирии, заявил глава МИД Ирана М. Д. Зариф. Россия внимательно следит за заявлениями Анкары о возможной операции против сирийских курдов, отмечая, что Турция имеет право на самозащиту от террористов, но в то же время необходимо соблюдать суверенитет Сирии, заявил пресс-секретарь президента РФ Д. Песков

Тегеран будет сокращать свои обязательства по ядерной сделке до тех пор, пока не достигнет приемлемого результата, заявил 2 октября верховный лидер Ирана А. Хаменеи.

Глава МИД России С. Лавров заявил 1 октября, что попытки США изолировать Иран и принудить его к «капитуляции» недальновидны, а неспособность Евросоюза противостоять политике США в отношении Ирана вынуждает Тегеран снимать с себя обязательства по выполнению ядерной сделки. В то же время «Иран до сих пор не нарушил никаких своих обязательств по юридически обязывающим документам — Договору о нераспространении ядерного оружия, Соглашению о гарантиях и по добровольно исполняемому им дополнительному протоколу к Соглашению о гарантиях. Все, что он делает, делается под контролем МАГАТЭ. Это важнейший момент. Мы также отмечаем, что Иран подчеркивает, что в любой момент готов вернуться к выполнению этих добровольных обязательств по СВПД, как только все остальные страны сделают то же самое», — заявил С. Лавров. Руководство Ирана настроено на нормализацию отношений с США, считает президент России В. Путин. Он подчеркнул, что санкции в отношении ИРИ «вредят всей мировой экономике». Только Тегеран и Эр-Рияд могут решить проблемы в отношениях двух стран, Россия может лишь способствовать этому, считает В. Путин.

Иранские силовики предотвратили покушение на командующего силами специального назначения «Аль-Кудс» КСИР генерала К. Сулеймани.

Иран наладил взаимодействие со специалистами МАГАТЭ по вопросам, касающимся его ядерной программы, считает и. о. гендиректора Агентства К. Феруцэ. В то же время он подчеркнул, что такое взаимодействие «не означает, что все проблемы полностью решены».

В Алжире легально действующая исламистская партия «Движение общества за мир» отказалась поддерживать какого-либо из кандидатов на президентских выборах, которые пройдут в стране 12 декабря.

4 октября десятки тысяч алжирцев в очередной раз провели массовые демонстрации в столице и других городах страны. Манифестанты требовали смены политического режима и немедленного ухода от власти представителей нынешнего руководства АНДР, осуществления коренной реформы политической системы, проведения честных и прозрачных выборов, решительной борьбы с коррупционерами, обеспечения демократических прав и свобод. Участники акций протеста также отвергли предложенный властями вариант проведения президентских выборов 12 декабря.

На минувшей неделе делегация радикального афганского движения «Талибан» (запрещено в РФ) встретилась в Исламабаде со спецпредставителем США по Афганистану З. Халилзадом. Переговоры носили неофициальный характер и были нацелены на «создание доверия между сторонами». Это была первая встреча между представителями «Талибана» и З. Халилзадом после того, как президент США Д. Трамп в сентябре приостановил переговоры с талибами. В американской администрации не квалифицируют эту встречу как возобновление мирных переговоров. В то же время атаки вооруженных сил США на позиции движения «Талибан» в Афганистане усилились по приказу Трампа после приостановки переговоров талибов с вашингтонской администрацией. Об этом 5 октября сообщил министр обороны США М. Эспер.

Эфиопия отвергла новое предложение Египта, касающееся использование воды Голубого Нила из-за строительства плотины «Возрождение» (ее сооружение близко к завершению) на том основании, что они затрагивают суверенитет страны в части разработки собственных природных ресурсов. В Аддис-Абебе считают, что в случае реализации египетского плана, водохранилище «невозможно будет заполнить водой». Каир призвал 5 октября Вашингтон вмешаться в ситуацию с эфиопской плотиной в целях разрешения спора.

 

Приложение

О суданском политическом и военном деятеле

Мухаммеде Хамдане Дагало (Хамдити)

Бен Ауф Мухаммед Хамдан Дагало (Хамдити) родился в 1975 г. в Чаде в арабском кочевом племени махамид, которое разводило верблюдов. Его дядя Д. Донголо был лидером клана, члены которого живут в Судане и Чаде. Семья Дагало перебралась в Судан в 1997 г. Систематического образования не имеет. Бросил школу в 16 лет, чтобы заняться торговлей верблюдами в Судане, Ливии и Чаде.

Военная и политическая карьера Хамдити началась в 2003 г., когда в Дарфуре, на западе Судана местные негроидные племена выступили против правительства в Хартуме. Правительственным войскам было сложно справиться с местными повстанцами, и армия стала нанимать арабских ополченцев. Эти полувоенные формирования стали известны как «джанджавид» («вооруженные джинны на лошадях»). Взамен те могли мародерствовать и контролировать определенные территории.

В первые годы конфликта в Дарфуре Хамдити обеспечивал безопасность караванов в этом регионе и постепенно разбогател. Как и многие другие люди в Дарфуре, он считал участие в войне как «возможность заработать деньги». Конфликт в Дарфуре пошел на пользу Хамдити, у которого обнаружился политический талант – «маневрировать в системе, вознаграждающей беспощадность». Эксперты отмечают: «По сути, он является причиной того, что восстание в Дарфуре было побеждено, потому что он был способен набрать эффективную боевую силу, которая хорошо знала местный ландшафт, хорошо знала географию, и у которого был топор, чтобы сражаться с фермерскими общинами в Дарфуре». При этом подчиненные Хамдити совершили многочисленные военные преступления в Дарфуре, но сам он дистанцировал себя от них. И даже Международный уголовный суд в 2014 г. не выдвинул обвинений против Хамдити.

В 2013 г. Хамдити стал во главе созданных суданскими властями Сил быстрого реагирования (СБР), численностью примерно в 10 тыс. человек. В значительной степени их личный состав был укомплектован за счет бывших бойцов «джанджавид». Под командованием Хамдити СБР провели две крупные и в целом успешные кампании по борьбе с повстанцами в Дарфуре в 2014 и 2015 гг.

Создание СБР «было в некотором роде попыткой повысить дисциплину среди арабских ополченцев». При этом с подачи тогдашнего президента Судана О. аль-Башира эти формирования стали «фактически третьим полюсом силы наравне с регулярной армией и спецслужбами. Если первоначально они подчинялись спецслужбе, то вскоре были переподчинены непосредственно главе государства». Отмечается, что опасаясь переворота, О. аль-Башир стал ослаблять армию и давать все больше полномочий спецслужбам и ополченцам, что еще больше ухудшило его отношения с вооруженными силами. Бывший президент доверил СБР функции своей личной охраны и поддержание контроля центрального правительства на местах. Формирования Сил быстрого реагирования получали лучшую технику и больший приоритет в плане денежного довольствия, чем армия. Под руководством Хамдити, получившего воинское звание бригадного генерала, они фактически превратились в одну из наиболее мощных силовых структур страны. По различным оценкам, численность СБР к концу 2018 г. составляла от 40 до 50 тыс. человек.

Хамидти при прямой поддержке президента О. аль-Башира сумел ликвидировать всех своих оппонентов в «джнаджавид». Прежде всего, это относится к его руководителю, лидеру ополченцев М. Хилалу, который был арестован и заключен в тюрьму.

Кроме того, Хамдити использовал свое положение главы СБР для установления контроля над золотоносными рудниками в Дарфуре и таким образом стал крупнейшим торговцем золота в Судане. Помимо этого он участвует и в других видах бизнеса. В апреле 2019 г. Хамдити отнесли к числу «богатейших людей Судана».

Формирования СБР составили костяк суданского военного контингента, направленного в Йемен для участия в войне против местных шиитских мятежников–хоуситов в составе сил арабской коалиции во главе с Саудовской Аравией. Благодаря этому Хамдити, а также нынешний глава Суверенного совета Судана генерал А. Ф. Бурхан, познакомились с видными военными и политиками из КСА и ОАЭ, которые увидели в них возможных преемников О. аль-Башира, «идеальных арабских лидеров, которые не являются исламистами и друзьями Катара, Ирана и египетских «Братьев-мусульман»».

События конца 2018 г. – начала 2019 г., связанные с массовыми антирежимными протестными выступлениями и отстранением от власти президента О. аль-Башира, вывели Хамдити на первые роли в суданской политике.

Еще в декабре 2018 г., когда в Судане только вспыхнули народные волнения, Хамидти поддержал требования протестующих, назвав их справедливыми, критиковал политику правительства. Он был первым высокопоставленным военным, который отказался выполнить приказ О.аль-Башира по подавлению протестного движения. В то же время Хамдити заявлял, что в ряды протестующих «проникли жулики и наркоторговцы». Политические наблюдатели отмечают: «Протестующие признают его отказ от применения силы против них, но в Дарфуре его считают военным преступником».

Решающее значение в развитии ситуации в Судане имело то, что формирования СБР, как и регулярная армия, отказались выполнить приказ О. аль-Башира разогнать сидячую забастовку возле штаба суданских вооруженных в Хартуме. После чего 11 апреля 2019 г. военные отстранили О. аль-Башира от власти. При этом отмечается, что генерал М. Х. Дагало (Хамдити) сыграл одну из главных ролей в этом деле. По имеющейся информации, задержка первого заявления армии после смещения О. аль-Башира была вызвана тем, что Хамидти, «который никогда не являлся кадровым военным, диктовал в это время свои условия командующим ВС Судана, поскольку именно его спецназ в тот момент контролировал все жизненно важные районы Хартума».

После совершения переворота Хамдити 13 апреля становится заместителем главы взявшего власть в Судане Переходного военного совета (ПВС), главой которого стал генерал А. Ф. Бурхан. В то же время многие политические наблюдатели полагают, что фактическим руководителем ПВС являлся Хамдити. Руководимые им СБР выступили с программой политических преобразований в стране, призвав ограничить переходный период в Судане 3-6 месяцами, пересмотреть конституцию и провести выборы. Предлагалось также создать переходный совет из военных и гражданское правительство.

Здесь же отметим, что у участников протестного движения и лидеров гражданской оппозиции было противоречивое мнение о Хамдити. С одной стороны, «не было широко распространенных призывов к отставке Хамдити». Отмечалось, что «многие люди, в том числе некоторые из лучших демократов Судана, считают его противовесом исламскому движению. Многие люди в Хартуме будут готовы терпеть его некоторое время». В тоже время в Хамдити видели «наиболее вероятного лидера контрреволюции».

Находясь на посту заместителя главы ПВС, генерал неоднократно выступал с предупреждениями к протестующим против любого «дальнейшего хаоса», намекая, что военные могут применить силу, если беспорядки продолжатся. И действительно, формирования СБР применили силу, в результате чего в начале июня погибли более 100 человек. Одновременно Хамдити пытался представить себя «в качестве спасителя, а не разрушителя Судана», заявляя: «Если бы я не занял эту должность, страна была бы потеряна». Генерал выступал с призывами к гражданской оппозиции с призывами к диалогу и созданию правительства технократов. 17 августа 2019 г. он от имени Переходного военного совета Судана поставил свою подпись под Конституционной декларацией. Этот документ определяет основные принципы переходного периода в стране, который должен завершиться передачей власти от ПВС гражданским силам. Хамдити вошел в состав Суверенного совета Судана – высшего органа власти в стране на переходный период, созданного по договоренности между военными и гражданской оппозицией.

Хамдити активно поддерживает контакты по внешнеполитической линии. Так, в мае 2019 г. он посетил Саудовскую Аравию, где встречался с наследным принцем КСА Мухаммедом бен Сальманом, получив от него заверения в политической и финансовой поддержке. Свою поддержку Хамдити выразили ОАЭ. В ответ генерал заверил КСА и ОАЭ, что Судан продержит две монархии в противостоянии угрозам со стороны Ирана, продолжит участие в войне против йеменских хоуситов, не пойдет на улучшение отношений с Катаром, а также зачистит суданскую армию от «Братьев-мусульман». Хамдити неоднократно встречался с руководителями дипмиссий США и Великобритании в Хартуме. Именно с ним Евросоюз договорился об охране границ Судана с Ливией и Египтом в рамках минимизации каналов нелегальной миграции.

В целом, как видится М. Х. Дагало (Хамдити) еще не сказал своего последнего слова в суданской политике.

39.89MB | MySQL:93 | 1,037sec