Об активизации отношений Израиля и Республики Кипр в связи с турецкой угрозой

Турецкая операция на севре Сирии стала триггером, запустившим в регионе процесс переоценки значимости союзов, в разной степени связанных с США. При этом тот факт, что израильские опасения распространяются и на Средиземноморье из-за растущего риска построения т.н. иранского коридора туда, что вызвано как положением курдов, так и открытием погранпереходов между Сирией и Ираком, заставляет Иерусалим задуматься и над укреплением контактов с тамошними партнерами. Особенно это касается Никосии, поскольку для Республики Кипр турецкая угроза более актуальна.

Прежде всего, содействие распространяется, разумеется, на газовый сектор, где отношения накалились после того, как в начале месяца Анкара направила буровое судно на месторождение, находящееся в исключительной экономической зоне (ИЭЗ) Кипра, что Никосия расценила как нарушение своего суверенитета. В связи с этим посол Израиля на Кипре С.Ревел написал в твиттере, что страна «пристально и с озабоченностью следит за турецкими намерениями бурить в кипрской ИЭЗ. Друзья должны держаться друг друга». Вместе с тем от выражения более решительной позиции на высшем уровне Иерусалим пока отказался.

В этой связи интересна мысль, высказанная ранее экспертом Кембриджского университета Б.Озчелик. Заключается она в том, что, несмотря на политическую конфронтацию, перспектива взаимовыгодного взаимодействия именно в газовой сфере удерживает государства от серьезного конфликта, поскольку стороны хотят сохранить возможность для переговоров по энергетической проблематике. К такому же мнению пришел и эксперт Центра энергетики и устойчивого развития Университета Kadir Has в Стамбуле Дж.Боулс. Он считает, что проект подводного газопровода EastMed слишком дорогостоящий, а отправка израильского газа на египетские заводы СПГ стала затруднительной после того, как Каир обнаружил собственные значительные по объемам запасы газа. В связи с этим, эксперт полагает, что Турции и Израилю было бы целесообразно сотрудничать друг с другом в сфере СПГ.

Впрочем, мысль эта кажется пока, как минимум, далекой от воплощения, а Израиль, если не слишком афиширует политическую поддержку, то старается оказать содействие в сфере безопасности. Так, стало известно о покупке Кипром 4 израильских беспилотников на сумму 13 млн долларов, которые он планирует использовать для мониторинга ситуации на своем шельфе. По данным кипрского источника Kathimerini, речь идет о дронах Aerostar Tactical UAS производства Aeronautics Ltd, который сама компания называет «одной из самых эффективных и экономичных систем своего класса». Впрочем, израильская сторона покупку все же не подтверждает, ссылаясь на анонимность сделок.

Наконец, в этом сотрудничестве есть и серьезный идеологический компонент, имеющий взаимосвязь с ныне обострившейся курдско-турецкой проблемой. Еще в апреле нынешнего года на сайте Центра стратегических исследований Бегин-Садат был размещен материал, в котором утверждалось, что Турция представляет собой долгосрочную угрозу для всего региона главным образом из-за своей политики «неоосманизма». Для борьбы с ней эксперт Д.Шуфутински предлагал создать альянс, состоящий из Израиля, Греции, Кипра и курдов. Примечательно, что в работе автор отмечал, что привлечению курдов должен способствовать их значительной поддержки со стороны США в Сирии. С другой стороны, Вашингтон стал активнее интересоваться энергетическим диалогом Иерусалима, Афин и Никосии. Таким образом, оставалось только соединить два компонента будущего альянса, который должен был работать не только во благо названных региональных игроков, но и США.

Более того, в статье в целом предлагалось выстроить систему многоуровневой защиты от турецкой угрозы. Она должна была включать продажу Греции по сниженной цене истребителей F-35, размещение противоракетных комплексов THAAD на Крите с перспективой в дальнейшем установить их на Кипре на британских базах Акротири и Декелия, с разрешения Лондона, разумеется. Туда же предполагалось в будущем отправить и израильские системы ПРО «Хец», «Железный купол» и «Праща Давида». При этом любопытно, какую именно угрозу прогнозировал эксперт со стороны Турции, если учитывать, что «Хец-3» рассчитана для перехвата баллистических ракет за пределами атмосферы. Так Израиль готовится обороняться разве что от Ирана, да и то не хотел бы, а использует эти компоненты главным образом как компонент сдерживания.

Как бы там ни было, по форме и по содержанию в целом эта идея выглядит трудно выполнимой. Да и ситуация с курдами и США ставит крест на части плана. Однако рациональное зерно и гипотетическая возможность реализации у некоторых идей все же есть. И основываться они могут на том, что Турция оспаривает лидерские позиции в мусульманском мире у Саудовской Аравии. С ней и другими умеренными режимами Израиль хотел бы заключить пакт о ненападении, но в случае иранской агрессии. И если такой договор, предполагающий нормализацию отношений в целом, случился бы, то он неплохо мог бы быть дополнен альянсом трех государств в Средиземноморье. А основой для сближения стала бы не одна, а две общие угрозы.

Примечательно также, что укрепление отношений Израиля и Кипра на фоне турецкой активности стало привлекать к себе внимание европейских государств, которые ранее не слишком интересовались инициативой EastMed, из-за которой США могли усилить давление по вопросу диверсификации поставок газа в Европу. Теперь же, например, Германия, как показал состоявшийся в четверг телефонный разговор федерального канцлера А.Меркель и президента Кипра Н.Анастасиадиса, призывает следовать нормам международного права и выражает обеспокоенность действиями Турции в кипрской исключительной экономической зоне. Включение в решение проблемы европейских игроков, в свою очередь, неплохой шанс для EastMed. Если европейцы неохотно выделяют деньги на проект по соображениям высокой стоимости строительства и последующей транспортировки газа, то могут начать развивать его с большим рвением как элемент сдерживания турецких амбиций в регионе.

52.82MB | MySQL:115 | 0,551sec