Израиль: данные о новом выпуске курсов боевых офицеров ЦАХАЛа

31 октября в маленьком израильском городке Мицпе-Рамон, расположенном неподалеку от границы с Египтом, состоялась торжественная церемония завершения курсы 55-го выпуска офицерского училища БАХАД-1. В этом училище готовят младших офицеров для практических всех боевых частей Сухопутных войск ЦАХАЛа – пехотинцев, танкистов, артиллеристов, саперов (офицеров ВВС и ВМС Израиля готовят в специализированных училищах). Следует пояснить, что в ЦАХАЛе существует четкое разделение на военнослужащих, непосредственно принимающих участие в боевых действиях («кравиим»), и военнослужащих, оказывающих техническую, логистическую и прочую поддержку ведению боевых действий (на израильском армейском сленге их называют «джобниким», от английского слова job).

Стать офицером в Израиле очень престижно. Особенно боевым офицером. Даже если речь идет всего лишь о звании младшего лейтенанта («сеген-мишне» на иврите). Это предмет гордости для всей его семьи, для средней школы, в которой он учился, для населенного пункта, из которого он родом, а к тому же — очень важный пункт в биографии молодого человека, который автоматически повышает его социальный статус в еврейском государстве (не случайно израильские политики никогда не преминут упомянуть в своей биографии о полученном ими в ЦАХАЛе офицерском звании) и в перспективе послужить началом успешной карьеры не только в армии, но и «на гражданке».

Так или иначе, каждый выпуск офицерских курсов БАХАД-1 привлекает внимание израильской общественности и средств массовой информации. Именно на этом фоне следует рассматривать появление в израильских СМИ информация относительно выпускников училища БАХАД-1 последнего по времени выпуска. Общее число успешно закончивших офицерские курсы боевых частей, естественно, названо не было. Однако есть некоторые данные, характеризующие их. Часть из них скорее просто любопытны или даже забавны. Типа того, какой кофе предпочитают пить новоиспеченные офицеры боевых частей ЦАХАЛа и какие социальные сети популярны среди них. Однако есть вполне серьезная информация, позволяющая увидеть через призму службы в ЦАХАЛе в целом и молодого израильского офицерства в частности израильское общество в целом.

Различные территориальные, социальные и этнические группы населения Израиля неодинаково относятся к армейской службе и к офицерской карьере. Особенно к карьере боевого офицера. В частности, обращает на себя внимание тот бросающийся в глаза факт, что выходцы из населенных пунктов различных типов представлены среди выпускников офицерского училища БАХАД-1 непропорционально доли жителей населенных пунктов соответствующего типа в населении стран в целом:

Согласно опубликованным данным, 50% молодых офицеров, только что закончивших курс в БАХАД-1, — жители городов (в Израиле городами считаются населенные пункты с 20 тысяч жителей и более) при том, что в целом по Государству Израиле (включая израильских граждан, проживающих в еврейских поселениях Иудеи и Самарии) жители городов составляют трех четвертей всего населения.

Еще 6,4% выпускников офицерской школы БАХАД-1 составили жители «местных советов» («моаца мекомит»). Этим термином в Израиле обозначаются имеющие статус самостоятельного муниципалитета населенные пункты, как правило, городского типа, численность населения которых не достигла 20 тысяч человек и которые по этой причине не имеют статус городов. Этот показатель тоже заметно ниже, чем доля жителей «местных советов» в населении Государства Израиль в целом.

А вот доля жителей «общинных поселений» («ишув кехилати») среди выпускников офицерской школы БАХАД-1 многократно превышает долю жителей таких поселений в населении Израиля. Они составляют одну пятую (точнее – 20,2% от всех выпускников). «Общинное поселение» – это особый тип населенного пункта, возникший в ходе развития еврейского поселенческого движения в Иудее, Самарии и в секторе Газа. Поселенцы Иудеи и Самарии составляют сейчас не более 7% всего населения. А ведь далеко не все поселенцы проживают в общинных поселениях. В Иудее и Самарии есть и еврейские города (Бейтар-Илит, Модиин-Илит, Маале-Адумим, Ариэль), и еврейские местные советы (Кирьят-Арба, Гиват-Зеев, Бейт-Эль, Бейт-Арье, Элькана, Оранит, Кдумим, Карней-Шомрон, Имануэль, Алфей-Менаше, Маале-Эфраим), и кибуцы (исторически сельскохозяйственные коммуны, которые в последние годы были в значительной степени приватизированы), и мошавы (сельскохозяйственные кооперативы). Таким образом, становится очевидным, что поселенцы Иудеи и Самарии фактически становятся основой новой военной элиты еврейского государства.

В первые десятилетия независимости эту роль играли выходцы из кибуцов.  Их доля и сейчас выше среди выпускников офицерских курсов (6%) и сейчас заметно выше их доли в населении Израиля. Однако ясно, что кибуцники уже уступили первое место в молодой военной элите Израиля поселенцам. И это даже без учета того, что целый ряд кибуцов расположен в Иудее и Самарии и соответственно часть кибуцников является одновременно и поселенцами.

Доля жителей мошавов (12,6%), а также «мошавот», некооперированных еврейских населенных пунктов сельского типа, которые в прошлом называли по-русски «колониями» (4,4%), также заметно выше, чем доля жителей населенных пунктов соответствующего типа в населении Израиля в целом.

А вот доля жителей «деревень» (0,4%) неизмеримо меньше доли жителей «деревень» в населении страны. Следует пояснить, что «деревней» («кфар») в Израиле принято называть населенные пункты национальных и религиозных меньшинств – арабов-мусульман, друзов, христиан и черкесов. Национальные и религиозные меньшинства составляют порядка 20% населения Израиля. Более половины из них проживают в так называемых «деревнях», численность населения которых, как правило, составляет несколько тысяч, иногда даже более 10 тысяч человек.  Незначительная доля жителей «деревень» среди выпускников офицерской школы объясняется тем, что в обязательном порядке на службу в ЦАХАЛ, помимо евреев, призываются только друзы и черкесы, вместе составляющие менее 2% населения страны (арабы-мусульмане и христиане призываются в ЦАХАЛ только в качестве добровольцев). Можно с большой степенью уверенности предположить, что именно к этим общинам (за редкими исключениями) относятся жители «деревень», окончившие офицерские курсы.

Среди выпускников офицерской школы БАХАД-1 непропорционально много (как минимум, порядка трети) религиозных (имеются в виду религиозные сионисты). Косвенно об этом свидетельствую следующие цифры: 13% выпускников учились до призыва в армию в иешиве, а 27,5% из них окончили годовые предармейские курсы («мехина кдам-цваит»). Как правило, такие курсы предназначаются для религиозной молодежи, хотя в последнее время появились отдельные смешанные курсы такого рода, на которых светские и религиозные обучаются вместе. 0,4% — окончили «мидрашу». Поскольку «мидрашой», как правило, называются курсы для религиозных девушек, можно утверждать, что речь идет о религиозных девушках, получивших офицерское звание.

В сравнительно в недавнем прошлом сионистские молодежные движения (как светские, так и религиозные, как правые, так и левые) играли центральную роль в патриотическом воспитании израильской молодежи, что находило свое отражение в абсолютно превалировании их воспитанников среди выпускников офицерских курсов. В последние десятилетия наблюдается тенденция к ослаблению влияния молодежных движений, однако их воспитанники все еще преобладают среди тех, кто окончил курсы офицеров боевых частей, составив на этот раз 60,6% от их общего числа.

Пожалуй, самым существенным обнародованным фактом и тех, что не связаны с социальным профилем выпускников офицерской школы БАХАД-1, является то, что 74,2% из них принимали участие в «оперативной деятельности», то есть в боевых операциях того или иного масштаба, еще до поступления на офицерские курсы, в свою бытность рядовыми бойцами и, соответственно, уже имеют определенный боевой опыт.

49.43MB | MySQL:112 | 0,543sec