Об оценках американских экспертов политической ситуации в Йемене

США приветствуют примирительное соглашение, достигнутое признанным международным сообществом правительством Йемена и сепаратистами из Южного переходного совета (ЮПС). Об этом сообщил в среду 6 ноября госсекретарь США Майкл Помпео. «Мы приветствуем подписание в Эр-Рияде соглашение между правительством Йеменской Республики и Южным переходным советом, — написал глава внешнеполитического ведомства в своем «Твиттере». — Мы благодарим наследного принца [Саудовской Аравии] Мухаммеда бен Сальмана и саудовское правительство за то, что они были посредниками [при заключении] этого соглашения». По словам Помпео, стороны, заключившие договоренности, «поставили на первое место народ Йемена, продемонстрировав важный пример по нахождению компромисса на пути к завершению конфликта и достижению мира и стабильности, которых заслуживает йеменский народ». Соглашение по Йемену предусматривает создание единого правительства в составе 24 министерских портфелей, которые в равной степени будут распределены между южными и северными провинциями. Его формирование должно завершиться не позднее чем через 30 дней. Кроме того, стороны договорились объединить все подконтрольные им вооруженные отряды и силовые структуры, подчинить их министерству обороны и МВД, а также объединить под руководством аравийской коалиции усилия с целью противодействия удерживающим Сану мятежникам-хоуситам и террористическим организациям «Исламское государство» и «Аль-Каида» (запрещены в РФ).

Оценки американского Госдепартамента США несколько расходятся с оценками экспертного сообщества США. По его оценкам, достигнутое соглашение (как и последние по времени бои в Адене, которые предшествовали этому) дает Южному переходному совету (ЮПС), поддерживаемому ОАЭ, больше политического влияния для достижения своей основной цели — получении фактической или официальной независимости юга. С 2015 года южный йеменский город Аден стал местом нескольких крупных столкновений между признанным ООН правительством президента Абд Раббо Мансура Хади и Южным переходным советом (ЮПС). Эти столкновения  впервые оставил этот портовый город в значительной степени под контролем ЮПС, продемонстрировав способность этой сепаратистской  группировки контролировать Аден на долгосрочную перспективу. Такое стремление к получению независимости будет продолжать подпитывать конфликт с поддерживаемым Саудовской Аравией йеменским правительством, еще более подвергая рискам дальнейший альянс Эр-Рияда и Абу-Даби в Йемене  (даже если их партнерство в других региональных театрах остается неизменным).  Боевые действия также дадут хоуситам и джихадистским группировкам шанс добиться ограниченных успехов в других частях страны, поскольку возглавляемая Саудовской Аравией коалиция сейчас будет сосредоточена на том, чтобы удержать ЮПС от завоевания большей территории на юге страны.  Такие угрозы безопасности со стороны общего, пусть и сиюминутного, врага могут в конечном счете побудить обе стороны отложить на время взаимную вражду, хотя южнойеменские сепаратисты будут использовать достигнутое соглашение, чтобы требовать большей автономии для Южного Йемена в будущем. Опираясь на многолетнюю военную, экономическую и политическую поддержку Объединенных Арабских Эмиратов, ЮПС теперь имеет возможность создавать теневые институты и руководящий потенциал в Адене, что приблизит группу к достижению ее конечной цели-восстановлению независимого Южного Йемена. Но это будет означать отвлечение боевых ресурсов из прямого противостояния коалиции во главе с Саудовской Аравией против повстанцев-хоуситов и джихадистских группировок. Однако ЮПС по-прежнему сталкивается со значительными препятствиями на пути осуществления своего давнего стремления к восстановлению независимости Южного Йемена. Во-первых, международная дипломатия в Йемене по-прежнему сосредоточена в основном на конфликте по линии Хади-хоуситы. Ведущие сторонники коалиции в рамках этой борьбы, а именно Соединенные Штаты, Организация Объединенных Наций и Саудовская Аравия, не проявляют никаких признаков смещения этого фокуса своих основных усилий, поскольку они исходят из того, что видят, что Южный Йемен и ЮПС в конечном итоге играют незначительную роль в рамках единого йеменского правительства. Действительно, в регионе, уже пронизанном пограничными спорами и протогосударствами, перспектива раскола Йемена остается мало реальной задачей. Во-вторых, не имея полного контроля над югом, ЮПС также еще не имеет реальных  рычагов влияния на местах, необходимых для того, чтобы позиционировать себя в качестве самостоятельной силы в формате любых международных переговоров. Решение проблемы расширения своего влияния в границах бывшей НДРЙ не является легкой задачей, поскольку ЮПС на сегодня  не представляет собой весь широкий спектр фракций, племен и движений региона. ЮПС, в состав которого в основном входят представители Адена и спорной с Севером провинции Эль-Даля, имеет идеологические и политические разногласия с внутренними провинциями Южного Йемена, такими как Хадрамаут, Абъян, Аль-Махра. При этом лидер ЮПС Айдар аз-Аль-Зубейди имеет много конкурентов  за власть на юге страны в составе самой этой структуры. Таким образом, независимый Южный Йемен остается пока далекой мечтой. Но в то же время ЮПС вполне в состоянии  добиться фактического суверенитета в границах крупнейшего города региона. Идя по такому алгоритму, ЮПС будет постепенно наращивать свой теневой управленческий потенциал, что затем позволит ему  использовать Аден в качестве тыловой  базы для распространения своего контроля на новые территории, которые сейчас формально контролируют силы администрации Хади. ЮПС мог бы также использовать рычаги контроля над Аденом для того, чтобы добиться большего влияния в новом едином национальном правительстве, что повысило бы его шансы на серьезное отношение к себе с точки зрения  международной дипломатии с участием Йемена.

Недавний военный успех ЮПС в Адене отчасти можно объяснить давним политическим расколом между Объединенными Арабскими Эмиратами и Саудовской Аравией в отношении йеменского досье. ОАЭ и КСА все еще формально объединены в борьбе против повстанцев-хоуситов в рамках восстановления  власти А.М.Хади над страной, что поддерживается  ООН. Но Абу-Даби сегодня обновляет свою региональную стратегию, которая включает в себя вывод своих сил из страны и консолидацию своего влияния через прокси-группы, такие как ЮПС и салафитские группы. В глобальном смысле это означает окончательную констатацию тезиса о вторичности угрозы экспансии хоуситов в Йемене.  Это основной момент расхождения в позициях КСА и ОАЭ. В то время как Саудовская Аравия исповедует принцип военного давления  на хоуситов, Эмираты решили в одностороннем порядке деприоритизировать эти усилия в пользу сохранения своего влияния в Южном Йемене, особенно в ключевых портовых городах, таких как Аден.

Несмотря на этот растущий раскол, Саудовская Аравия и Объединенные Арабские Эмираты стремятся поддерживать официальный публичный образ единства своих позиций на йеменском направлении. Но реальные действия Абу-Даби на местах говорят о другом. После столкеовений в Адене в августе, в которых принимали участие ВВС ОАЭ, эмиратовцы быстро и публично взяли на себя ответственность за это. Этот шаг продемонстрировал, что для Абу-Даби процветающий ЮПС в настоящее время более важен, чем законное, единое йеменское правительство, по крайней мере при администрации Хади, который лично имеет напряженные отношения с Абу-Даби. Изменение стратегии Объединенных Арабских Эмиратов является результатом нескольких факторов. Растущая угроза оказаться втянутым во все более вероятную американо-иранскую конфронтацию, например, снизила общую терпимость Абу-Даби к растущим рискам в регионе Персидского залива. Между тем, в Йемене военная ситуация с хоуситами в значительной степени застопорилась с тех пор, как Объединенные Арабские Эмираты возглавили наступление в 2018 году против портового города Ходейда. В результате, размещение сил на прямой линии фронта против хоуситов продемонстрировало отсутствие реальных военных успехов  за последний год с одновременным ростом риска попасть под прямые ракетные удары со стороны хоуситов уже непосредственно по целям в самих ОАЭ или же по объектам своей морской логистики. Это не говоря о росте недовольства такой политикой Абу-Даби со стороны других эмиратов. При этом  ключевые союзники ОАЭ, такие как Соединенные Штаты, Соединенное Королевство и Франция, большого энтузиазма в рамках прямой помощи чисто военным усилиям аравийской коалиции не демонстрируют. В том числе и по причине внутренней оппозиции в этих странах участию в военном аспекте йеменского досье. Таким образом, для Абу-Даби риски активной борьбы с хоуситами перевешивают выгоды. Но это не означает, что Объединенные Арабские Эмираты просто так полностью откажутся от Йемена и утратят достигнутые там успехи. Их постоянная поддержка ЮПС предполагает, что они планирует оставаться там, как минимум, на среднесрочную перспективу. Этот сдвиг эмиратских усилий чисто на Южный Йемен создает свой собственный набор рисков для безопасности, поскольку базирующиеся на севере хоуситы будут извлекать выгоду из активизации борьбы  между ЮПС и Хади, чтобы настаивать на своих требованиях. Поскольку правительство Йемена и Саудовская Аравия в настоящее время частично сосредоточены на смягчении проблемы южнойеменского сепаратизма  в Адене, соответственно меньше военных ресурсов будет задействовано для сдерживания экспансии хоуситов. При этом само соглашение между ЮПС и Хади тему противостояния с хоуситами не нивелирует. Как не создает и предпосылок для начала внятного диалога с ними.  Соглашение между правительством Йемена и сепаратистами из ЮПС, подписанное во вторник в Эр-Рияде, не поспособствует урегулированию кризиса в стране. Такое мнение выразил в среду 6 ноября официальный представитель МИД Ирана Аббас Мусави.  «Подписание такого документа никак не поможет решить проблемы Йемена», — цитирует его пресс-служба МИД Ирана. По словам Мусави, «эта мера направлена на закрепление оккупации страны Саудовской Аравией и ее союзниками». Мусави подчеркнул, что «первым шагом урегулирования кризиса является прекращение кровопролитной войны и снятие осады Саны, а вторым шагом — начало внутрийеменского диалога». «Если намерения Эр-Рияда по решению проблемы в стране серьезны, то вместо привлечения группировок, которые не обладают никакими полномочиями, надо положительно ответить на инициативу [главы Высшего политического совета движения «Ансар Аллах» (хоуситы)] Мехди аль-Машшата», — добавил он.

Но хоуситы — это не единственная сила, кому выгоден очевидный раскол в силах аравийской коалиции. ЮПС также является мощным противником йеменских джихадистов, в том числе связанных с «Аль-Каидой» и «Исламским государством». И, как и фронт против хоуситов, озабоченность ЮПС прямым противостоянием с силами Хади сейчас перевешивают все соображения по  борьбе с  экстремистами. На фоне  новых внутренних столкновений есть шанс, что некоторые разочарованные йеменцы могут поддаться искушению присоединиться к джихадистам, чья  исламистская идеология подразумевает  восстановление твердого порядка.

В связи со сказанным, американские эксперты отмечают, что эти риски, связанные как с сохранением экспансии хоуситов, так и с возрождением экстремизма в Йемене, однако, не смогут вынудить Объединенные Арабские Эмираты рекомендовать  ЮПС прекратить свое противостояние с Хади. Таким образом, любое соглашение по сути будет только клочком бумаги в рамках временного перемирия  на фоне сохраняющейся  перманентной  напряженности между Севером и Югом,  которая носит  структурный и исторический характер.

55.84MB | MySQL:105 | 0,677sec