Об очередных бесперспективных попытках ООН, США И ФРГ урегулировать конфликт в Ливии

Канцлер Германии Ангела Меркель намерена обсудить с госсекретарем США Майклом Помпео конфликт на Украине, отношения с Россией, будущее Сирии, ситуацию в Афганистане и Ливии. Об этом она заявила журналистам в пятницу перед переговорами в Берлине. «Мы по-прежнему являемся союзниками и партнерами и посвящаем себя решению проблем в мире. Конфликт в Афганистане, конфликт Украины и России, вопрос будущего Сирии, вопрос установления мира в Ливии — это все темы, которыми мы сегодня займемся», — сказала она. По словам Меркель, «Германия намерена играть активную роль в решении этих проблем».  Помпео прибыл в Германию в четверг и уже провел переговоры с главой МИД ФРГ Хайко Маасом и министром обороны Аннегрет Крамп-Карренбауэр. Нас в этом перечне тем прежде всего интересует Ливия, поскольку на сегодня США и ФРГ тесно координируют свои усилия на этом направлении. Речь в данном случае прежде всего идет о созыве новой мирной конференции по Ливии под эгидой Берлина, о чем не так давно заявила канцлер А.Меркель, и подготовительных мероприятиях на этом направлении под зонтиком ООН, в которых активное участие принимают американцы. Во время предстоящей немецко-американское встречи стороны собираются обменяться мненями и впечатлениями по итогам двух мероприятий: нового раунда переговоров по ливийскому кризису под эгидой ООН и результатам визита министра иностранных дел ФРГ Х.Мааса в Ливию. О последнем ниже, а пока об усилиях ООН.
Спецпредставитель Организации Объединенных Наций Г.Саламе осторожно и без лишней афиши открыл 1-2 ноября новый раунд переговоров о выходе из ливийского кризиса в Монтре, Швейцария. По нашей информации, Центр по гуманитарному диалогу (центр HD), который имеет мандат миссии Организации Объединенных Наций по поддержке в Ливии (МООНПЛ), собрал в Монтре около 50 ливийских высокопоставленных лиц со всех сторон. Интересно, что формально курировал это мероприятие глава МООНПЛ Гасан Саламе, но основную часть работы и кураторство над происходящими там процессами выполняла его заместитель, бывший временный поверенный в делах США в Ливии Стефани Уильямс. Именно по ее наущению Мустафа Абдельджалиль принял участие в переговорах. Этот бывший председатель Национального переходного совета (НПС), который в последние годы отошел на задний план, был там не только для того, чтобы дать хорошую статистику представительства на переговорах «всех заинтересованных сил». С учетом того, что у Абдельджалиля есть связи как на Востоке, так и на Западе Ливии, Уильямс пытается переориентировать переговоры вокруг ливийского досье вокруг сил, которые возглавили «революцию 2011 года», и которые, даже несмотря на свою разношёрстность и разрозненность, сумели на какое-то время относительно мирно существовать в рамках НПС. Таким образом, американцы на сегодня ставят во главу угла своей деятельности в рамках ливийского досье поиск не новых центров силы или акцентирование своей поддержки какой-то одной из двух основных противоборствующих сейчас на поле боя сторон, а на выделение достойной компромиссной фигуры из числа бывших «революционеров», что помогло бы минимизировать накал существующего противостояния между Халифой Хафтаром и главой правительства национального согласия (ПНС) Фаизом Сараджем. Если еще проще, то за счет позиционирования такой фигуры сделать переговоры между сторонами конфликта реальной опцией, когда вместо Хафтара его точку зрения на переговорах выражал бы более приемлемый для Триполи и Мисураты политический деятель. Помимо участия в переговорах в Монтре, Мустафа Абдельджалиль уже фактически присягнул на верность Халифе Хафтару, что, по крайней мере, следует из интервью, которое транслировалось 4 ноября на ливийском телеканале «Аль-Хадат», и в котором он в целом поддержал линию ЛНА. Абдельджалиль, бывший министром юстиции режима Муаммара Каддафи с 2007 по 2011 год, в этом интервью резко критиковал «Братьев-мусульман», обвинял Турцию и Катар в поддержке исламистских ополченцев Триполи и выступал в поддержку осады столицы силами Хафтара. Хотя Абдельджалиль родом из Эль-Бейды в Восточной Ливии, его поддержка Хафтара на первый взгляд парадоксальна. До сих пор он никогда публично не примыкал к лагерю Хафтара, как и к лагерю Сараджа. Более того, когда он возглавлял НПС, то без всяких колебаний и сомнений открыто принял поддержку исламистского движения, в том числе «Братьев – мусульман», поскольку тогда он тщетно пытался преградить путь к власти «либералу» Махмуду Джибрилю. Последний, кстати, также начал в последний месяц пытаться позиционировать себя как некую «третью силу». Но парадоксальность нынешней активности Абдельджалиля является таковой только на первый взгляд: на него сделали ставку США, что и объясняет его действия. По оценке американцев, Абдельджалиль мог бы помочь Хафтару заручиться поддержкой по большому счету исламистских группировок НПС, которые сейчас в какой-то степени дезориентированы трудностями ПНС в Триполи. Если грубее, то помочь ему перекупить их и быть посредником в переговорах на эту тему. Кроме того, он долгое время был близок к сыну бывшего Ливийского лидерв  Сейф аль—Исламу, который служит живым символом для немногих каддафистов, которые все еще активны, и который имеет связи в ряде ливийских колоний за рубежом. При этом Вашингтон видимо не учитывает ряд важных нюансов. Абдельджалиль уже не имеет большого влияния на ливийское население, и что самое основное — на основные племенные кланы. Так что попытки слепить из него компромиссную для всех фигуру в общем-то бесперспективны: такая фигура должна иметь либо много свободных финансов для покупки лояльности полевых командиров, либо много штыков. А в идеале — и то, и другое. У Абдельджалиля все эти принципиальные моменты отсутствуют.
Кто еще из ливийцев присутствовал в Монтре? Бизнесмен из Мисураты Абдельхамид Дабайба, бывшие премьер-министры Халед аль-Гвель (исламист) и Али Зейдан, а также бывший министр внутренних дел Ашур Шувайль. Феццан был представлен военным лидером тубу Али Рамаданом Сидой, бывшими представителями президентского Совета Киренаики и Феццана Фатхи аль-Меджбари и Муссой аль-Кани, а также южным ливийским лидером Абдельмаджидом Сейфом аль-Насром. В конце встречи участники сошлись во мнении о необходимости введения режима прекращения огня под наблюдением международного сообщества, роспуска ополченцев и формирования нового правительства. При этом все эксперты сошлись во мнении, что эти переговоры на берегу Женевского озера в очередной раз выглядят пустой тратой сил. Еще не назначена дата международной конференции, к которой они должны были быть прелюдией и которую канцлер Германии Ангела Меркель хочет провести в следующем году. Согласно нашим источникам, «международная конференция по выходу из кризиса» теперь уже перенесена на неопределенный срок «в начале 2020 года». Министерство иностранных дел ФРГ также планирует организовать предварительную встречу стран, непосредственно вовлеченных в кризис, но без самой Ливии. И сам по себе этот факт свидетельствует только о том, что у Берлина нет никакой уверенности в том, что на этой конференции без уговоров внешних спонсоров противоборствующих сторон можно будет добиться какого-то ощутимого прогресса.
На этом фоне бесплодных переговоров, Халифа Хафтар укрепляет свои позиции вокруг столицы. После захвата лагеря Ярмук, он близок к получению контроля над ключевым районом Салах-эль-Дин, в 8 км от площади Мучеников, и при этом его авиация все еще подвергает регулярным бомбардировкам район Айн-Зара. Боевые действия продолжаются и в Азизии, оплоте координатора военных операций ПНС Усамы аль-Джоули. ВВС Ливийской национальной армии (ЛНА) фельдмаршала Халифы Хафтара полностью контролируют пространство от Сирта до границы Туниса. Об этом заявил в среду 8 ноября на пресс-конференции в Бенгази официальный представитель сил Хафтара генерал Ахмед аль-Мисмари.  «Военно-воздушные силы ЛНА сумели взять под полный контроль район, простирающийся от Сирта до тунисской границы», — сообщил он.  Говоря о ситуации в районе столицы, где уже несколько месяцев продолжаются бои между армией Хафтара и формированиями Правительства национального согласия (ПНС премьера Фаиза Сараджа), аль-Мисмари рассказал, что «сухопутные войска армии провели несколько операций в пригородах ливийской столицы по уничтожению руководителей террористических группировок». «Боевики выводят свои подразделения под ударами вооруженных сил», — отметил он, добавив при этом, что ополченцы пытаются завербовать молодежь в свои ряды, «но им это плохо удается».  Кроме того, по словам официального представителя ЛНА, к противостоянию с армией подконтрольные ПНС формирования «привлекают боевиков из террористической организации «Исламское государство» (ИГ, запрещено в РФ)». Упоминание генералом «угрозы ИГ» в данном случае надо расценивать как дань моде и универсальной пропагандистской «пугалке», но по сути он впервые за много месяцев в целом верно оценил ситуацию на фронтах. Прежде всего с той точки зрения, что после уничтожения 22 октября последнего турецкого беспилотника Bayraktar TB-2, ВВС ЛНА действительно получили серьезное преимущество в воздушной поддержке. Вкупе с активными переговорами о покупке лояльности местных полевых командиров все это может дать ЛНА преимущество в рамках нового наступления на столицу. Таким образом, у Хафтара (и его основных спонсоров в лице АРЕ и ОАЭ) сейчас нет причин ослаблять свою чисто военную хватку. Тем более, что Берлин по-прежнему отказывает ему в праве принять непосредственное участие в предполагаемой Берлинской конференции. Это условие участия в этом мероприятии Фаиза Сараджа, который категорически против встречи на ней со своим оппонентом в лице Халифы Хафтара. Вторым условием участия в ней Сараджа является обязательность присутствия на конференции Катара, который его поддерживает. При этом Абу-Даби и Каир уже добились у Берлина обещаний того, что Доха будет исключена из числа участников встречи. Египет и Турция также проигнорировали просьбы Германии прекратить оказывать военную поддержку соответственно Хафтару и ПНС.  Все эти моменты делает всю эту затею Берлина мало осуществимой.
В этой связи совершенно очевидно, что Хафтар и его спонсоры взяли курс на новый штурм столицы, то ли путем блицкрига, то ли путем ползучей экспансии за счет подкупа триполитанских полевых командиров. Для этой цели суданские «джанджавиды» уже переброшены в Феццан из Йемена, что позволило Хафтару высвободить свои силы и передислоцировать их под Триполи. Все международные переговоры, таким образом, ОАЭ и АРЕ хотят вести уже по своим условиям и только после установления контроля ЛНА над Триполи. И позиция Берлина по участию в таких переговорах их креатуры в лице Хафтара их категорически не устраивает. Соответствующий сигнал был послан министру иностранных дел ФРГ Х.Маасу во время его визита в Ливию в конце октября. Он был серьезно напуган во время своего визита в Триполи 27 октября. Ему пришлось прервать свою встречу со своим ливийским коллегой из ПНС) Мухаммедом Тахером Сиалой и Гасаном Саламе в Зваре и срочно эвакуироваться на своем бронетранспортере после того, как один из истребителей-бомбардировщиков ЛНА Халифы Хафтара демонстративно на малой высоте пролетел над городом. Хафтар тем самым очень четко дал понять Берлину, что он очень рассержен тем фактом, что он исключен из дискуссий. Это вообще в практике Хафтара: достаточно вспомнить, как он без колебаний начал наступление на ливийскую столицу 4 апреля, когда генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш находился в Триполи, чтобы попытаться возобновить мирные переговоры.

52.78MB | MySQL:104 | 0,304sec