О трудовой миграции в Саудовской Аравии

Импорт рабочей силы является важной составляющей рынка труда и экономики Саудовской Аравии, которая входит в пятерку стран по количеству привлекаемых тружеников и объемам денежных переводов, отправляемых из государства. При этом официальные данные по вопросам миграционной политике власти страны раскрывают не всегда по политическим причинам, поэтому, некоторые данные в настоящей статье приведены с учетом этого фактора.

Процесс импорта иностранной рабочей силы в королевство начался в конце 1930-х гг. в связи с развитием нефтяной промышленности. Трудовые мигранты тогда были представлены главным образом гражданами арабских и европейских стран. Уже с 1950-х гг. работодатели стали склоняться в пользу иностранных тружеников по причине их более высокой квалификации, неприхотливости и дисциплинированности, тогда как коренные жители были более склонны к забастовкам и проявлению иных форм несогласия. Это отвечало и интересам нефтяной промышленности, которая стала локомотивом экономического роста королевства. Значительный стимул для расширения трудовая миграция получила после 1973 года, когда рост доходов от экспорта энергоносителей увеличил возможности по диверсификации экономики, развитию инфраструктуры. Помимо граждан арабских стран (Египет Йемен, Сирия, Ливан, Палестина), в Саудовскую Аравии в массовом порядке стали прибывать и граждане азиатских государств (Индия, Пакистан, Бангладеш, Филиппины и др.). Тогда же саудовские работодатели быстро осознали преимущества, которые дает трудовая миграция, в виде более низкой стоимости рабочей силы, высокого трудолюбия, дисциплинированности и терпения перед угрозой быть депортированными. В государстве применяется система кафала, широко распространенная в других арабских странах Персидского залива. В 1970-х гг. появилась и новая проблема, связанная с этим процессом, а именно рост политической активности арабских экспатриантов, многие из которых были сторонниками идей арабского национализма, коммунизма, политического ислама. Уже в 1980-х гг. политика Эр-Рияда стала стимулировать приезд граждан из стран Азии (Индия, Пакистан и другие) более широко, однако пик проблемы пришелся на 1990 – 1991 гг. во время вторжения Ирака в Кувейт и последующим за этим событий. В те дни многие представители зарубежных диаспор, особенно из Йемена и Палестины, выступили в поддержку политики Багдада, что вызвало непонимание и тревогу саудовский властей и общественности. При этом регулирование рынка труда, а также его наблюдение, осуществлялось государством не так активно, как сегодня, а доступные статистические данные касательно того периода скудны и противоречивы. Однако очевидно, что в 1990-х гг. процесс замены арабских рабочих азиатскими продолжился более интенсивно. Кроме того, сокращению потока тружеников в страну способствовала и стагнация, вызванная низкими ценами на нефть в 1990-х гг.

Количество трудовых мигрантов стало вновь увеличиваться в 2000-х гг. в связи с экономическим ростом, инвестициями в развитие инфраструктуры, здравоохранение и образование, повышением уровня жизни населения (этот фактор способствовал спросу на домашнюю прислугу). Тогда же стала отчетливо обозначаться проблема безработицы среди собственных граждан, высокой зависимости от иностранной рабочей силы, отсутствия системы национальной подготовки кадров, отвечающей потребностям рынка. Хотя государство увеличивало расходы на социальную политику, расширяло штаты государственных органов, в начале 2010-х гг. доля нетрудоустроенной молодежи составляла 30 %, а общий уровень безработицы – 12 %. Правда, это было обусловлено не только особенностями экономики, но и некоторыми саудовскими традициями (в-частности, большая часть безработных была женщинами, позиции которых на рынке труда всегда были ограниченными), а также отсутствием желания трудиться в реальном секторе экономики. В некоторых оценках упоминается и о чрезмерных амбициях молодежи, имеющей широкий доступ к высшему образованию, которое оказалось частично не востребованным на внутреннем рынке. Представители бурно развивающегося в 2000-е гг. частного сектора предпочитали иметь дело с более дисциплинированными, терпеливыми, трудолюбивыми, менее амбициозными и затратными трудовыми мигрантами, нежели с соотечественниками.

Закономерно, что требования улучшить ситуацию на рынке труда в виде обеспечения всех желающих работой, причем, «достойной», были одним из самых распространенных лозунгов в ходе протестов населения в 2011 году. В целях снижения уровня социальной напряженности правительство заявило о принятии социальных и экономических проектов, таких, как масштабное финансирование программ по строительству жилья для граждан королевства, расширение системы социальных пособий, повышение минимальной заработной платы (коснулось только саудовских граждан), создание новых рабочих мест в государственном секторе и стимулирование активности частного бизнеса.

Вместе с тем, при всей важности принятых мер с точки зрения аспектов социальной политики, они могли поспособствовать решению проблемы безработицы в очень ограниченном и краткосрочном масштабе. По всей видимости, в начале 2010-х гг. правительство Саудовской Аравии осознало острую необходимость реформирования рынка труда, в том числе в виде более активного вовлечения в него собственных граждан и укрепления национального кадрового потенциала. Основные направления этой реформы – стимулирование работодателей привлекать на работу коренных жителей путем административных мер (в том числе регулирование финансовой нагрузки), а также стимулирование собственных граждан вступать в трудовые отношения.

Ответственным за эту политику является Министерство труда и социального страхования.

В 2011 году законодательно введена система Nitaqat, в соответствии с которой компании с персоналом более чем 10 человек обязаны нанимать коренных жителей в количестве, которое зависит от отрасли и общей численности работников, средней заработной платы на предприятии. В случае несоответствия определенным критериям компании обязаны уплачивать дополнительные сборы, а при достижении определенных показателей они имеют право на льготы (доступ к кредитным ресурсам, субсидиям, приоритет при заключении госконтрактов и т.д.). Также расширяется практика запрета для работодателей нанимать иностранцев на некоторые должности, списки которых периодически обновляются. В 2017 году принят закон, согласно которому лицам, являющимся детьми от смешанных браков, разрешено занимать все должности наравне с полноправными подданными королевства (в настоящее время количество людей, рожденных от брака гражданки Саудовской Аравии с мужчиной из другого государства составляет не менее 30 тыс.). Использование национальных кадров в качестве рабочей силы планируется в секторе туризма (до 100 %), торговли (наибольший успех достигнут в магазинах по продаже женской и детской одежды и принадлежностей).

При этом многие из этих нововведений вызвали негативную реакцию представителей частного бизнеса, выразивших недовольство вмешательством государства в процесс регулирования рынка труда, которое не учитывает все аспекты и создает препятствия. По-прежнему широко распространено нежелание принимать на работу собственных граждан по причине более высоких затрат на них и слабого уровня квалификации.

В 2019 году введена так называемая «зеленая виза», проект которой был одобрен правительством еще в 2016 году. В соответствии с этим нововведением впервые иностранный работник может находиться в стране без разрешения спонсора и в более высоком статусе. Под последним подразумевается возможность получения разрешения на постоянное место жительства в королевстве, владения недвижимостью (за исключением Мекки и Медины), получения кредитов, доступа к системе здравоохранения наравне с гражданами Саудовской Аравии, открытия собственного бизнеса, проживания с семьей и оформления гостевых виз для родственников. Обязательным условием для получения такой визы является уплата государственной пошлины (3 800 долл. США), а также одобрения со стороны специальной комиссии Министерства торговли и инвестиций. Лица, которые рассматриваются для получения такой визы, являются только обладатели определенных профессиональных навыков (в основном в сфере информационных технологий, здравоохранения и некоторых иных областях, специалисты которых отсутствуют в стране). Они также должны соответствовать определенным критериям (хорошее состояние здоровья отсутствие судимости и т.д.). Подобный шаг сделан в целях стимулирования процесса экономической диверсификации и развития высокотехнологичных отраслей, а также сокращения оттока денежной массы из страны в виде переводов на родину. При этом владельцы «зеленой визы» обладают широкими правами, однако не являются подданными и не соответствуют им по своему статусу.

Создание новых рабочих мест для подданных королевства указывается в качестве одного из приоритетных направлений в стратегическом документе «Видение 2030».

В последние годы правительство также активизировало работу по ужесточению контроля соблюдения миграционного законодательства путем проведения масштабных мероприятий в 2013 и 2017 гг. по проверке наличия необходимых документов и соблюдения иных требований иностранцами, которые находятся на территории страны. В 2017 году власти заявили, что после этих мероприятий более 700 тыс. человек покинули страну, в 2018 году было депортировано еще 400 тыс. за нарушение миграционного и трудового законодательства. Около 120 тысяч человек в 2018 году были задержаны за незаконное пересечение границы (в основном, граждане Йемена).

Помимо большого количества депортированных, согласно статистике, представленной Министерством труда и социального страхования, количество выданных рабочих виз сократилось с 3 043 тыс. в 2015 году до 1 617 тыс. в 2018 году. Однако это обусловлено не столько мероприятиями по стимулированию процесса «саудизации», сколько общими тенденциями в экономике, а именно сокращением инвестиционных проектов, а, следовательно, и количества рабочих мест, удорожанием стоимости жизни, снижением активности частного сектора. Все это повлекло снижение привлекательности рынка труда Саудовской Аравии в глазах трудовых мигрантов. Снижение уровня безработицы за последние годы в королевстве не наблюдается.

По состоянию на конец II квартала 2019 года, согласно государственной статистике, общее количество занятых лиц составляет 12 857 тыс. человек, в том числе 3 090 тыс. человек – подданные Саудовской Аравии, в 9 767 тыс. человек – граждане других стран. Всего же численность иностранцев на территории королевства составляет около 12,2 млн человек. Наибольшая диаспора представлена гражданами Индии (оценки от 2,3 до 3,2 млн), Пакистана (от 1, 4 до 2,7 млн), Бангладеш (от 1,2 до 2,1 млн), Египта (от 0,8 до 2,9 млн), Сирии (около 0,7 млн), Йемена (до 0,7 млн), Филиппин (от 0,6 до 1,5 млн), Индонезии (от 0,5 до 1,5 млн человек), Афганистана (от 0,3 до 0,4 млн), а также Иордании, Палестины, Ливана. Официальные государственные органы Саудовской Аравии не предоставляют статистику по гражданству иностранных рабочих мигрантов, поэтому, данные существенно различаются. При этом исходя из материалов в государствах-донорах, более близко к максимальному значению количество мигрантов из Египта, Индии, Пакистана и Бангладеш. Эти же страны лидируют по объемам доходов в виде денежных переводов, получаемых за счет трудовых мигрантов из королевства. Что касается Сирии, то в 2015 году руководство Саудовской Аравии, а также других государств-членов ССАГПЗ, подвергалось критике со стороны европейских политиков и чиновников ООН за отсутствие действий по приему беженцев из арабской республики. В ответ саудовские чиновники в 2015 году заявили о намерении принять 2,5 млн сирийских беженцев, однако, информация о фактическом количестве сирийцев на территории страны отсутствует. Упоминается о значительном присутствии сирийских граждан на территории ОАЭ (до 500 тыс.) и Кувейта (от 100 до 200 тыс.). При этом данные как в масштабах ССАГПЗ, так и в рамках каждой отдельной страны существенно расходятся. Однако почти все сирийцы, за редкими исключениями, были приняты там не в качестве беженцев, а в-основном в виде трудовых мигрантов. Арабские монархии Персидского залива предпочитали оказывать гуманитарную помощь сирийским беженцам, нежели принимать их у себя.

Таким образом, как и во всех странах ССАГПЗ, в Саудовской Аравии в течение последних лет обостряется проблема высокой зависимости от иностранной рабочей силы, ухудшается ситуация с безработицей для собственных граждан. Необходимость преодоления этих вызовов повлекла более активное вмешательство государства в регулирование рынка труда. Делать выводы относительно эффективности принимаемых мер пока преждевременно, так как реформы находятся в начальной стадии. Однако очевидно то, что быстрого и однозначно положительного эффекта за счет принятия административных мер добиться сложно. При этом процесс «саудизации» потребует реформирования законодательства, системы образования, миграционной политики, а также может оказать существенное влияние на инфляционные процессы и стоимость жизни. Ситуацию усугубляет то, что столь сложные реформы начались в относительно неблагоприятный экономический период, а сроки их проведения ограничены. Однако уровень вмешательства государства в эти процессы, скорее всего, будет углубляться, а рынок труда будет постепенно трансформироваться, хотя менее активными темпами по сравнению с планами.

52.78MB | MySQL:104 | 0,367sec