Посол Ирана в Великобритании о перспективах Договора о нераспространении ядерного оружия и Совместного всеобъемлющего плана действий

Посол Ирана в Великобритании Хамид Бэйдинеджад заявил, что правительство Ирана находится под давлением внутриполитических сил, которые призывают выйти из Договора о нераспространении ядерного оружия до обзорной конференции по ДНЯО в 2020 году. По его словам, в стране все чаще звучат призывы о выходе из Договора, поскольку он требует от Ирана выполнения обязательств в одностороннем порядке. Хамид Бэйдинеджад говорит, что сторонники выхода из Договора о нераспространении настаивают на том, что Иран не должен подчиняться проверке его ядерной программы Международным агентством по ядерной энергии (МАГАТЭ), пока другие страны не признают право Тегерана развивать «мирный атом». Речь идет, в частности, о не подписавших Договор и при этом обладающих ядерным оружием Индии и Пакистане, которые являются соседями Ирана, а также о главном противнике  страны – Израиле, который также не участвует в Договоре и, возможно, обладает ядерным вооружением. «Некоторые круги, некоторые деятели придерживаются мнения, что Иран не извлек выгоду из членства в Договоре, и настало время выйти из него», – заявил посол, добавив, что Иран по-прежнему привержен религиозным мотивам отказа от разработки ядерного оружия и что правительство страны хотело бы сохранить Договор.

При этом в минувший вторник был сделал очередной шаг по сокращению обязательств, взятых на себя Ираном в соответствии с Совместным всеобъемлющим планом действий. Иран объявил о введении уранового газа в центрифуги на заводе в Фордо, что резко увеличивает возможности по обогащению. Данный шаг свидетельствует о продолжающемся снижении приверженности лидеров государства ядерной сделке, подписанной в 2015 году. Это уже четвертый этап сокращения обязательств со стороны Ирана. Хамид Бэйдинеджад подтвердил, что политика Ирана заключается в поэтапном  сокращении обязательств по соглашению. Тегеран планирует претворять в жизнь новый этап каждые два месяца и, таким образом, сделать еще 10 шагов по сокращению обязательств до следующих президентских выборов в США в ноябре 2020 года.

Президент Франции Эммануэль Макрон уже заявил, что обогащение урана в Фордо является самым серьезным нарушением сделки. Франция, Германия и Великобритания проводят консультации о допустимой реакции на данный шаг Тегерана и о возможности задействования механизма урегулирования споров по соглашению, который может привести к возвращению санкций ООН.

Соглашение «разваливается» с тех пор, как в прошлом году Дональд Трамп объявил о выходе из него США и введении санкции. Теперь же госсекретарь США Майк Помпео выразил недовольство Вашингтона инертностью Европы в отношении выхода из Совместного всеобъемлющего плана действий, заявив, что «всем странам пора противостоять ядерному вымогательству со стороны Тегерана и предпринять серьезные шаги для усиления давления».

Однако предупреждение Хамида Бэйдинеджада о требованиях сторонников жесткой линии в Иране может быть воспринято в Европе как сигнал к тому, чтобы не реагировать на поэтапное сокращение обязательств со стороны Ирана путем полного отказа от соглашения 2015 года. Напротив, Бэйдинеджад призвал Европу сделать больше для расширения торговли с Ираном, несмотря на возможность введения дополнительных санкций со стороны США. «Мы не можем продолжать реализацию сделки в одностороннем порядке», – сказал он. – «Последняя мера принята как предупреждение о том, что мы находимся в кризисе. Наша цель и задача – осуществить ядерную сделку, а не привести к ее провалу». По мнению иранского посла, Европе не стоит показывать международному сообществу, что «она не имеет контроля над политикой в ​​области торговли, экономики и национальной безопасности, и что эта политика не может быть осуществима из-за давления со стороны США».

Хамид Бэйдинеджад высказал свое мнение на фоне публикации доклада британского Международного института стратегических исследований (IISS) под названием «Сети влияния Ирана» (Iran’s Networks of Influence). В исследовании IISS утверждается, что так называемые «сети влияния», к важнейшим их которых можно отнести «Силы народной мобилизации» в Ираке, ливанскую «Хизбаллу», йеменских хуситов, иранские и поддерживаемые Ираном формирования в Сирии, «Палестинский исламский джихад» и ХАМАС, более важны для реализации Тегераном региональной внешней политики, чем его ракетная программа или предполагаемые ядерные планы. По словам представителей IISS, даже развитие обычных вооруженных сил не так сильно влияет на изменение военного и политического баланса, как создание, обеспечение ресурсами и развертывание Тегераном «третьих сил» в качестве основного средства противодействия региональным противникам и международному давлению. По мнению авторов исследования, это вызвано тем, что большинство конфликтов на Ближнем Востоке не являются войной между государствами в классическом понимании, а значит, не предполагают поддержания паритета вооруженных сил и не попадают под действие международного права. В докладе утверждается, что данная политика не только «последовательно обеспечивала Ирану преимущество без риска прямой конфронтации с противниками», но и до сих пор не встретила большого международного сопротивления. Такие выводы, вероятно, могут укрепить позиции западных дипломатов, которые утверждают, что любая новая ядерная сделка с Ираном должна будет включать не только обновленные ограничения на ядерную программу страны, но и обязательства в отношении ее регионального поведения, в частности, в вопросе поддержки «третьих сил».

47.47MB | MySQL:107 | 0,812sec