Об изменениях в военно-политической обстановке на Ближнем Востоке и в Северной Африке (2 – 8 декабря 2019 года)

В регионе на минувшей неделе сохранялась сложная, а в ряде стран напряженная и нестабильная обстановка. Конфликты, в том числе вооруженные, различной степени интенсивности продолжаются в Сирии, Афганистане, Йемене, Ливии Ираке и Сомали.

Сложная обстановка сохраняется в Ираке. В Багдаде, а также в центральных и южных провинциях страны продолжаются акции протеста и забастовки, однако серьезных столкновений с полицией не отмечено. По-прежнему закрыты многие государственные учреждения, университеты и школы. Дополнительную напряженность в стране привнесло нападение группы вооруженных людей на демонстрантов, совершенное 6 декабря в Багдаде и приведшее к гибели 25 (по другим данным — 50) человек. Еще около 130 человек получили ранения. Кто стоит за этой провокационной акцией, до сих пор не установлено. В то же время сообщается, что правительственные силы находились примерно в одном километре от происходившего и не вмешивались. 3 декабря в городе Эн-Наджаф протестующие подожгли здание иранского консульства, а 7 декабря в этом же городе подверглась атаке беспилотника резиденция видного шиитского политика М. ас-Садра. Сам М. Ас-Садр не пострадал, здание получило серьезные повреждения

Тем временем президент Ирака Б. Салих начал 3 декабря консультации с парламентскими блоками и политическими лидерами по вопросу назначения нового главы правительства после отставки бывшего премьера А. А. Махди.

Между тем США не исключают введения санкций против руководств Ирака в связи с нарушениями прав человека на фоне идущих в стране протестов, заявили 6 декабря в Госдепартаменте. При этом американцы уже ввели санкции в отношении трех иракских граждан, ответственных, по мнению Вашингтона, за гибель участников акций протеста и коррупцию в Ираке. Рестрикции вводятся в рамках так называемого Глобального акта Магнитского — инструмента, с помощью которого США пресекают нарушения прав человека во всем мире. Попадание в санкционный список означает заморозку активов в США и запрет для американских граждан или компаний вести бизнес с его фигурантами.

На севере и северо-востоке Сирии не прекращается вооруженное противостояние курдских формирований с турецкими войсками и их союзниками из числа сирийской оппозиции. Военно-политические наблюдатели говорят даже о резкой активизации партизанской войны со стороны курдов. Тем временем продолжается совместное российско-турецкое военное патрулирование в провинциях Алеппо и Хасеке. 2 декабря трое российских военных полицейских получили легкие травмы и ушибы в результате подрыва самодельного устройства рядом с бронемашиной на северо-востоке Сирии в провинции Алеппо во время разведки маршрута для совместного российско-турецкого патруля.

США отказываются называть сирийские курдские «Силы народной самообороны» террористической организацией, заявил 2 декабря глава Пентагона М. Эспер. Он призвал Турцию «сосредоточиться на более серьезных проблемах».

На полях саммита НАТО в Лондоне 4 декабря прошла встреча президентов США и Турции Д. Трампа и Р. Т. Эрдогана. По ее итогам Д. Трамп заявил: «Мы обсудили Сирию, обсудили курдов. Границу и зону безопасности [на северо-востоке Сирии] сработали очень хорошо, я очень ценю Турцию».

Турецкие войска не уйдут из северо-восточной Сирии, пока этот район не будет очищен от курдских сил, заявил 5 декабря президент Р. Т. Эрдоган, а 7 декабря он уточнил, что Турция не уйдет из Сирии, «пока об этом не попросит народ этой страны».

На юге провинции Идлиб продолжаются бои между правительственными войсками и силами террористической группировки «Хайат Тахрир аш-Шам» (запрещена в РФ). Действия правительственных войск поддерживает авиация российских ВКС и ВВС САР. 5 декабря сирийская армия отбила у боевиков базу ПВО у селения Умм ат-Тин на юго-востоке «идлибской зоны».

Объекты, принадлежащие иранскому КСИР, подверглись 4 и 8 декабря ракетным ударам на северо-востоке Сирии.

По информации СМИ, на минувшей неделе была атакована база ВС США на северо-востоке провинции Дейр-эз-Зор, в районе одного из крупнейших нефтегазовых месторождений «Аль-Омар».

США взяли под контроль месторождения сирийской нефти, чтобы победить «Исламское государство» (ИГ, запрещено в РФ) «и теперь могут делать с этой нефтью все, что захотят», — заявил 3 декабря Д. Трамп.

США завершили процесс сокращения и передислокации своего военного контингента на северо-востоке Сирии. Министр обороны США М. Эспер заявил, что всего в Сирии останутся 600 военнослужащих ВС США. При этом он не исключает отправки дополнительных военных в Сирию в случае необходимости.

3 декабря в Лондоне во время саммита НАТО прошла встреча лидеров Турции, Германии, Франции и Великобритании Р. Т. Эрдогана, А. Меркель, Э. Макрона и Б. Джонсона. Обсуждалась преимущественно борьба с ИГ и ситуация в Сирии. «Мы согласны в том, что борьба против ИГ должна быть продолжена и завершена», — сказала канцлер Германии А. Меркель. По ее словам, стороны планируют оставаться в контакте по этому вопросу. Было заявлено о поддержке политического процесса в Сирии и его урегулировании через Конституционный комитет. Кроме этого, участники встречи обсудили ситуацию в Ливии. Стороны «договорились и дальше работать в этом формате, пока на уровне советников. В феврале следующего года мы снова встретимся в этом формате».

Президент Турции Р. Т. Эрдоган заявил 3 декабря: «Россия является одним из главных партнеров Турции. Но наши отношения с Россией не являются альтернативой отношениям с другими союзниками, они наоборот являются взаимодополняющими [друг друга]». Он заявил также, что Анкара не согласится поддержать план НАТО по защите стран Балтии и Польши, если союзники по блоку не признают террористическими те организации, которые представляют угрозу для национальной безопасности республики. Однако 5 декабря Эрдоган сообщил, что Турция одобрила на саммите в Лондоне план НАТО по защите Польши и балтийских стран по просьбе лидеров Польши, Франции и Германии, а также генсека альянса Й. Столтенберга. В то же время глава МИД Турции М. Чавушоглу 6 декабря заявил, что НАТО не сможет обнародовать свой план защиты Балтии, пока не будет обнародован план, касающийся угрозы для Турции со стороны сирийских курдов.

Президенты США и Турции Р. Т. Эрдоган и Д. Трамп на встрече в Лондоне 4 декабря на полях саммита НАТО обсудили важность выполнения Турцией своих обязательств в альянсе, дальнейшее укрепление торговых отношений и увеличение торгового оборота до 100 млрд долларов, а также вопросы региональной и энергетической безопасности». В Анкаре сообщили, что переговоры прошли «очень продуктивно».

По словам Д. Трампа, после приобретения у России ЗРС С-400 Турция получила «огромные проблемы». Она заказала много истребителей F-35, но теперь США будет трудно их поставить. «Возможно, им придется теперь обращаться за самолетами к России или Китаю. Турки этого не хотят, они хотят самые лучшие самолеты, но это будет трудно сделать». Государства НАТО после саммита в Лондоне сохраняют озабоченность в связи с приобретением Турцией С-400, заявил генеральный секретарь альянса Й. Столтенберг. По его словам, «С-400 останутся независимыми системами и не будут интегрированы в сеть ПВО НАТО». На саммите в Лондоне не обсуждался вопрос покупки Турцией С-400, заявил премьер-министр Великобритании Б. Джонсон. Официальные лица Турции и США продолжат поиск решения ситуации вокруг покупки Анкарой ЗРС С-400 и истребителей F-35, заявил Р. Т. Эрдоган.

Турция должна немедленно предоставить Евросоюзу текст заключенного с Правительством национального согласия Ливии двустороннего меморандума о взаимопонимании по демаркации морских зон. ЕС также призвал Турцию соблюдать международное право и уважать суверенитет стран восточного Средиземноморья, в том числе Кипра и Греции.

Тегеран не видит проблем в налаживании сотрудничества с соседними странами и готов к нормализации отношений с Саудовской Аравией, заявил 3 декабря президент Ирана Х. Роухани. Он выразил надежду, что «власти в Эр-Рияде изменят свои подходы», так как «политика Саудовской Аравии в Сирии, Ираке и Ливане не принесла им никаких успехов». Иран готов пойти на переговоры с США «в течение одного часа», если Вашингтон отменит санкции в отношении Тегерана, заявил 4 декабря Роухани.

МАГАТЭ продолжит работать над урегулированием вопросов, связанных с ядерной деятельностью Иран, заявил 2 декабря новый гендиректор агентства Р. Гросси. По его словам, на своем новом посту он будет поддерживать сотрудничество с властями Ирана по вопросу ядерного соглашения.

Представители Франции, Великобритании и Германии сообщили генеральному секретарю ООН А. Гутерришу информацию и аналитические выводы относительно баллистической ракетной деятельности Ирана, нарушающей резолюцию Совета Безопасности международной организации 2231. Тегеран не намерен ограничивать свою ракетную программу, поскольку она не нарушает резолюции ООН, заявил глава МИД ИРИ М. Д. Зариф в письме, адресованном Совбезу ООН.

Заседание Совместной комиссии по выполнению иранской ядерной сделки (Россия, Великобритания, Германия, Китай, Франция и Иран) в Вене завершилось 7 декабря фактически без сколько-нибудь существенного результата. Стороны подтвердили приверженность сохранению соглашения, однако для спасения договоренности этого может быть уже мало.

Израиль считает бомбардировку Ирана возможным вариантом действий, направленных на то, чтобы Тегеран прекратил производство ядерного оружия, сказал 7 декабря глава МИД Израиля И. Кац. Вместе с тем он пояснил, что военный удар вероятен только тогда, когда не останется других возможностей воздействия на Иран.

Представители США возобновили 7 декабря столице Катара Дохе переговоры с афганским движением «Талибан» (запрещено в РФ). Сообщается, что «основой дискуссии станет [поиск путей] к сокращению масштабов насилия, что приведет к началу межафганских переговоров и прекращению огня».

Катар ведет переговоры с Саудовской Аравией для восстановления отношений, сообщил глава МИД эмирата М. Аль Тани. «Мы надеемся, что они приведут к положительным результатам». Министр указал, что сторонам удалось продвинуться «от тупика в кризисе вокруг Катара до разговора о будущем видении отношений». При этом, по его словам, переговоры не ведутся вокруг выдвинутых КСА и тремя ее союзниками 13 требований к Дохе, в числе которых было и закрытие телеканал «Аль-Джазира». Министр подчеркнул, что Катар проводит независимую политику, и его «внутренние дела не будут предметом переговоров с какими-либо сторонами».

Массовые мирные протестные демонстрации прошли 6 декабря в столице Алжира и ряде других крупных городов страны перед намеченными на 12 декабря президентскими выборами. Их участники, включая активистов молодежных движений, профсоюзных и правозащитных организаций, в очередной раз выступили против проведения выборов, назвав их «маскарадом во имя сохранения существующего политического режима» в стране. По мнению оппозиции, «все пятеро кандидатов являются ставленниками правящей системы и неспособны провести какие-либо реальные реформы в интересах населения».

7 декабря Палата представителей Конгресса США большинством голосов проголосовала в поддержку резолюции, подтверждающей принцип «двух государств» в качестве основы палестино-израильского мирного урегулирования и исключающей реализацию идеи аннексии Израилем любой «спорной» территории.

Приложение

О некоторых проблемах обеспечения национальной безопасности Объединенных Арабских Эмиратов

Основные угрозы национальной безопасности ОАЭ на современном этапе носят внешний характер и вызваны перманентно сложной и нестабильной обстановкой в регионе Персидского залива и на Ближнем Востоке в целом. В значительной степени это связано с нестабильностью в ряде арабских стран, вооруженными конфликтами в Сирии, Ираке и Йемене, активностью исламистских экстремистских и террористических группировок, особенно «Исламского государства» (ИГ, запрещено в РФ). Серьезное опасение в ОАЭ вызывает наличие ядерного оружия у Израиля, Индии и Пакистана, ядерная программа Ирана. Большое внимание уделяется противодействию политическому исламу во всех формах, особенно движению «Братьев-мусульман». В целом, как полагают эксперты, «стратегическая проблема» Эмиратов заключается в том, что эта «маленькая страна находится в ловушке между гораздо более крупными и, чаще всего, доминирующими в военном плане региональными державами». Внутри страны наблюдается стремление отдельных княжеств, входящих в Федерацию, к большей экономической, а в ряде случаев и политической самостоятельности. Опасение руководства ОАЭ вызывает и постепенный рост влияния в стране радикальных исламистских группировок.

В Абу-Даби считают, что сохраняется угроза безопасности государства со стороны Ирана, что объясняется политической экспансией Тегерана в регионе, а также нерешенной застарелой территориальной проблемой о принадлежности трех стратегически важных островов в восточной части Персидского залива (Большой и Малый Томб, Абу-Муса). В эмиратах полагают, что их превращение в иранские военные базы представляет реальную опасность как для страны, так и для судоходства в Заливе. В целом спор с Ираном по вопросу о принадлежности островов не имеет перспективы быстрого решения, и в течение длительного времени продолжит негативно сказываться на эмиратско-иранских отношениях и общей ситуации в зоне Персидского залива. Сказывается и тот факт, что «значительное число иранцев и потомков иранцев в ОАЭ предоставляют Тегерану широкие возможности для распространения своего влияния в стране». Особое опасение в эмиратах вызывает наращивание военной мощи ИРИ, что расценивается как очень серьезная угроза безопасности в районе Персидского залива, для парирования которой необходимы эффективные региональные или международные оборонительные механизмы. В Абу-Даби поддержали восстановление Вашингтоном масштабных антииранских санкций. В то же время США настаивают на полном отказе эмиратов «от оффшорной зоны торговли с Ираном и более жесткой политики по блокированию «отмыва» денег и осуществления транзакций иранских компаний через банки ОАЭ».

Военная доктрина ОАЭ носит оборонительный характер и основывается на военно-политическом союзе государств-членов ССАГПЗ, а также гарантиях безопасности со стороны ведущих стран Запада – США, Франции и Великобритании. Эмираты в 1994-1996 гг. подписали соглашения о сотрудничестве в области обороны и безопасности с США, Великобританией и Францией. В Абу-Даби считают, что до тех пор, пока регион Персидского залива остается в зоне повышенного внимания США, объектом долгосрочных политических, экономических и военных интересов Вашингтона, это будет гарантировать обеспечение безопасности эмиратов. Политические наблюдатели считают, что поддержка США «является достаточной гарантией безопасности для ОАЭ в течение десятилетий, что обязывает Абу Даби постоянно демонстрировать Вашингтону свою стратегическую ценность. Однако на этом фронте страна должна идти по тонкой линии: даже если Абу-Даби стремится оставаться полезным для американцев, но не может позволить себе стать плацдармом для региональных действий США, которые могут привести к ввязыванию страны в широкомасштабную войну». ОАЭ сотрудничают с НАТО в рамках Стамбульской инициативы (2004г.), которая предполагает взаимодействие в борьбе с терроризмом, подготовку военных кадров, участие в миротворческих операциях, обеспечение безопасности границ, предотвращение распространения ОМУ.

Необходимо отметить, что военная доктрина ОАЭ не предусматривает инициирование военного конфликта с Ираном. Аравийские монархии, в том числе эмираты, «категорически не желают возникновения какого-то широкомасштабного регионального конфликта, прежде всего в силу реальности фатального разрушения их основного бюджетного накопителя в лице нефтяной инфраструктуры. Это является главным препятствием для начала серьезного конфликта». Так, «когда речь заходит о Тегеране и американо-иранской конфронтации, ОАЭ работают над тем, чтобы минимизировать возможность любого вовлечения в возможный конфликт путем дистанцирования от открытых враждебных действий». Именно так случилось летом 2019 г., когда Иран «начал активно выступать против санкций США у берегов ОАЭ, Абу-Даби стремился уменьшить риски, с которыми он сталкивается, и восстановить двусторонние отношения с Тегераном».

В последние годы ОАЭ стали непосредственным участником региональных вооруженных конфликтов: в Ливии, в коалиции во главе с США против ИГ в Сирии и Ираке, в Йемене. Эмираты предоставили свои базы для военных контингентов стран-участниц антитеррористической коалиции. Эмиратские войска изначально принимали активное участие в боевых действиях в Йемене против шиитских мятежников-хоуситов в составе сил коалиции во главе с КСА, «выступив в ней «вторым номером» и наиболее значимым союзником Эр-Рияда». Однако в силу того, что войска могут понадобиться для обороны страны в возможном региональном конфликте, а также с целью снижения недовольства внутри Эмиратов, где болезненно воспринимают военные потери, в июле 2019 г. ОАЭ приступили к выводу основной части своих войск из Йемена.

Постоянное внимание руководство страны уделяет укреплению национальных ВС (63 тыс. человек). В условиях ограниченности людских ресурсов главный упор в военном строительстве делается на оснащение армии самыми современными видами оружия и военной техники. Неуклонно растут военные расходы страны. Так, если в 2014 г. они составляли 22,755 млрд долларов, то в 2018 г. – 30 млрд долларов. ОАЭ являются одним из крупнейших в мире импортеров военной продукции. В 2016-2019 гг. объем импорта продукции военного назначения составил 23,74 млрд долларов. При содействии ведущих зарубежных компаний быстрыми темпами развивается национальная военная промышленность. Особый упор здесь делается на создание отдельных видов высокотехнологичных производств, в том числе высокоточного оружия и беспилотных летательных аппаратов. Вместе с тем, эмиратские ВС не в состоянии самостоятельно решать задачи по защите страны от масштабной внешней агрессии. Значительные трудности имеются в деле освоения сложной военной техники, что вынуждает привлекать в страну больше число иностранных военных технических специалистов.

Внутренняя политика руководства ОАЭ направлена на дальнейшее укрепление монархического строя, в том числе путем сохранения ограничений на политическую и общественную деятельность, ужесточения контроля, как за гражданами Федерации, так и иностранной колонией. Значительные средства выделяются на укрепление полицейского аппарата и развитие сотрудничества в области безопасности в рамках ССАГПЗ.

Кибербезопасность относится к числу важнейших национальных приоритетов, так как ОАЭ являются одной из наиболее интернет-активных стран в мире. В эмиратах создана специальная организация: Национальное агентство электронной безопасности.

Внутриполитическая обстановка в ОАЭ остается стабильной. Власти уверенно контролируют положение дел в обществе и государстве. Реальных сил, способных угрожать существованию правящего режима в стране, на сегодняшний день нет. Вместе с тем, деятельность исламистских группировок в ОАЭ приобретает все более ощутимый характер.

Между членами Федерации сохраняются противоречия и трения по отдельным экономическим и политическим вопросам, которые вряд ли будут полностью разрешены в ближайшем времени. Сохраняются и сепаратистские настроения, особенно в Дубае.

«Вода — это проблема, которую можно назвать главной угрозой ОАЭ», — считают в Абу-Даби. Страна не обладает крупными постоянными ресурсами пресной воды, которые к тому же сокращаются. Еще одна серьезная проблема – зависимость от импорта продовольствия: в настоящее время ОАЭ ввозит из-за рубежа до 90% необходимых продуктов питания. Особую озабоченность властей вызывает приток иностранной рабочей силы (в основном из Индии, Пакистана, стран ЮВА). В настоящее время число иностранцев достигает 85% общей численности населения ОАЭ и 90% рабочей силы. Для регулирования миграционных процессов действуют жесткие законы. Периодически происходят чистки от нелегальных иммигрантов.

50.39MB | MySQL:89 | 0,847sec