Американские эксперты о президентских выборах в Алжире

Президентские выборы, призванные положить конец затяжному и крайне острому общественно-политическому кризису, пройдут в четверг в Алжирской Народной Демократической Республике (АНДР). По их итогам станет известно имя преемника экс-президента Абдельазиза Бутефлики, правившего страной 20 лет и ушедшего в отставку в апреле текущего года. По данным специально созданного Независимого национального избирательного органа (ННИО), который осуществляет общее руководство и контроль за проведением выборов, свыше 24,4 млн алжирских граждан имеют право отдать свой голос за одного из кандидатов. Для обеспечения электорального процесса на всей территории республики открыты более 61 тысячи избирательных участков. С 7 декабря уже работают участки в дипломатических и консульских учреждениях АНДР за рубежом, где могут принять участие в волеизъявлении свыше 914 тысяч алжирцев. Как отметили в ННИО, большинство внесенных в списки избирателей проживает на территории Франции. Позднее, 9 декабря, стартовало голосование в отдаленных районах на юге Алжира, где работают мобильные избирательные участки. Изначально президентские выборы в Алжире были запланированы на 4 июля, однако Конституционный совет объявил о невозможности их проведения по причине отсутствия кандидатов, которые бы подали регистрационные документы в соответствии с действующим законодательством. Функции главы государства продолжает исполнять временный президент Абделькадер Бенсалех.

Кризис в Алжире длится с 22 февраля, когда по всей стране начались не стихающие до сих пор многотысячные манифестации и митинги протеста. Их участники выступили против намерения А.Бутефлики выдвигаться на новый срок и, кроме того, потребовали немедленной смены политической элиты, обеспечения прав и свобод граждан, проведения коренных социально-экономических преобразований, нацеленных на повышение качества жизни, обеспечение роста экономики и снижение уровня безработицы, прежде всего среди молодежи. Под давлением массовых уличных акций, а также военной верхушки 2 апреля Бутефлика, находившийся на высшем посту с 1999 года, был вынужден уйти в отставку. После его ухода во властных элитах началась серьезная межклановая борьба, следствием которой стали громкие антикоррупционные дела и аресты еще недавно весьма влиятельных людей, включая экс-премьеров, членов правительства, олигархов и бывших руководителей спецслужб. Власти убеждены, что «только проведение президентских выборов позволит положить конец острому кризису, подвести черту под периодом в истории Алжира, когда правящие элиты не считались с интересами народа, и начать новый этап созидания и строительства сильного государства». Конституционный совет допустил к выборам 12 декабря пятерых кандидатов: временного генерального секретаря партии «Национальное демократическое объединение» 60-летнего Азеддина Михуби, бывшего министра туризма, председателя политического движения «Аль-Бина» 57-летнего Абделькадера Бенгрину, двух бывших премьер-министров — 74-летнего Абдельмаджида Теббуна и 75-летнего Али Бенфлиса, а также кандидата от партии «Фронт будущего» 56-летнего Абдельазиза Белаида.

С момента оглашения окончательного списка претендентов на высший пост в столице и многих других городах Алжира не прекращаются массовые уличные протесты под лозунгом «Нет выборам!». По мнению противников власти, «все пять кандидатов являются представителями действующей системы и не способны провести реальные преобразования в политической и социально-экономической областях, которых хочет народ». В преддверии дня голосования в разных провинциях АНДР прошли митинги и манифестации с требованием отменить выборы. Так, в ряде областей страны, в частности в Кабилии, противники власти призывают население устроить «полный электоральный бойкот». По мнению наблюдателей, противники правящего режима хотят добиться крайне низкого уровня явки в день голосования, чтобы дискредитировать выборы. В свою очередь влиятельный начальник штаба Национальной народной армии (ННА) заместитель министра обороны Ахмед Гаид Салах и другие представители власти призывают алжирцев «массово прийти на выборы ради будущего страны». Как подчеркнул накануне дня голосования председатель ННИО Мухаммед Шарфи, «используемая в ходе голосования информационно-вычислительная техника сделает какую-либо фальсификацию невозможной». В ННИО также заверили в «»законности и прозрачности выборов». При этом там предостерегли «все стороны от любых попыток совершения мошеннических действий и посягательства в отношении электорального процесса». В соответствии с конституцией президент является главой государства и исполнительной власти. Он назначает премьер-министра, совместно с правительством определяет общую политику государства и контролирует ее осуществление, представляет страну на международной арене, заключает и ратифицирует договоры, является верховным главнокомандующим вооруженных сил и министром обороны. Президент назначает гражданских и военных должностных лиц, дипломатических представителей; вводит чрезвычайное положение после консультаций с парламентом; назначает референдумы по вопросам, имеющим национальное значение. Согласно законам АНДР, глава государства избирается сроком на пять лет на основе всеобщего равного и прямого избирательного права при тайном голосовании. Для победы кандидат должен получить абсолютное большинство голосов (50% плюс один голос). Если ни одному из них не удается преодолеть этот барьер, через две недели проводится второй тур. В нем участвуют два претендента, набравшие наибольшее количество голосов в первом туре.

По оценке американских экспертов, президентские выборы станут лакмусовой бумажкой того, сможет ли осмелевшая политическая оппозиция Алжира выработать новую политическую парадигму или же алжирская политическая элита сохранит статус-кво, который ей выгоден. Представители последней, включая влиятельных военных, стремятся провести на пост президента фигуру, которая поможет  сохранить ей собственный политический капитал и легитимность, в силу чего они стараются провести выборы как можно скорее.  Армия страны готова пойти на небольшие уступки, но категорически не желает перестраивать политическую систему, как того требует оппозиция, и эта динамика неизбежно вызовет новые трения в будущем году.

Президентские выборы были назначены на 12 декабря после двух предыдущих задержек, несмотря на требования оппозиции воздержаться от проведения голосования, пока  не будут проведены более глубокие структурные реформы после свержения в апреле  президента Абдельазиза Бутефлики. В этой связи предстоящие выборы, во-первых,  станут проверкой того, что именно  алжирские активисты и оппозиция готовы принять от временного правительства в плане политической реформы после 10 месяцев протестов. Во-вторых, выборы проверят, насколько далеко готовы зайти алжирские военные и силы безопасности, чтобы подчинить оппозицию, если она отвергнет результаты выборов.

Благодаря запасам  углеводородов Алжир является самой богатой страной Северной Африки на душу населения, но его экономический рост замедлился в последние годы. По мере того как в Алжире продолжается политический переход от правления бывшего президента к новому лидеру, баланс между политической элитой и осмелевшей оппозицией и активистами  меняется. Президентские выборы 12 декабря станут самым большим испытанием для устоявшейся в Алжире политической архитектуры. Результаты выборов покажут, может ли протестное движение форсировать создание  новой политической парадигмы и продолжать добиваться небольших уступок от политической элиты, или же последняя может восстановить прежний статус-кво с небольшими косметическими изменениями. Выборы в этой связи состоятся, но большая вероятность низкой явки и даже насилия может бросить тень на их легитимность и подготовить почву для обострения внутренних противоречий между властью и оппозицией в будущем году.

Основная динамика президентских выборов проста. Алжир остался без президента после вынужденной отставки А.Бутефлики в апреле, и временное правительство стремится установить нового президента после народных волнений и массовых протестов, вынудившей его отменить даты выборов в апреле и июле. На этот раз переносить их уже невозможно: такой шаг однозначно будет расценен оппозицией как признак слабости, что чревато еще большей эскалацией массовых протестов. В этой связи выборы  состоятся вне зависимости от явки или международного признания. В выборах участвуют пять кандидатов: Али Бенфлис, Абдельмаджид Теббун, Аззедин Михуби, Абделькадер Бенгрина и Абдельазиз Белаид. Каждый из них может похвастаться большим политическим опытом и собственным видением экономических реформ, но каждый из них является той фигурой, которая пользуется молчаливым одобрением армии, которая остается самой сильной политической силой в  Алжире.

Алжирская элита, которая управляет страной в рамках полудемократической системы, которая была основана на консенсусе (сейчас он явно нарушен в рамках дележа власти, отсюда и протесты) хочет провести выборы  для восстановления стабильности и заполнения вакуума власти. Поскольку президент является технически самым важным постом в структуре исполнительной власти Алжира, все политические заинтересованные стороны — партия  Фронт национального освобождения (ФНО), бизнес-элита,  спецслужбы, государственная нефтегазовая компания Sonatrach и самая мощная из всех в лице военных — должны сейчас выбрать президента, чтобы помочь сохранить общую легитимность лояльной себе системы. Будущий  президент должен содействовать принятию давно отложенных политических решений, которые накопились за последний год, тем самым углубляя и без того ощутимое недоверие между алжирцами и правительством. Действительно, армия надеется, что выборы приведут к формированию нового правительства без резкого изменения существующего баланса сил среди политических заинтересованных сторон Алжира на фоне опасений возможной фракционизации. Из-за этого многие протестующие будут продолжать сопротивляться усилиям правительства по проведению таких поверхностных выборов. Для многих алжирцев кандидатуры всех пяти  претендентов,  которые имеют благословение военных и предыдущий опыт работы в недавних алжирских правительствах, подчеркивают, как  временное правительство фактически не выполнило свои обещания реформировать политическую архитектуру страны. Фактически, поскольку существующий политический класс одобрил их, ни один из кандидатов никогда не получит полного доверия разнородной алжирской оппозиции. В этой связи выборы покажут, достаточное ли для сохранения внутренней  стабильности количество  алжирцев готовы доверять политикам, связанным с эпохой Бутефлики.

В целом алжирское правительство обладает силой и способностью форсировать выборы и поддерживать жесткий контроль над процессом консолидации правительства в предстоящем году. Военные способны контролировать митинги и разгонять протестующих, если они того пожелают, тем более что они получили больше контроля над полицией с тех пор, как Бутефлика покинул политическую сцену. Тем не менее, Вооруженные силы АНДР будут осторожны в использовании силовых методов, опасаясь спровоцировать народное восстание, обострить внутреннее противостояние между элитами или навлечь иностранную критику. Протесты были в основном мирными в течение последних 10 месяцев, хотя аресты большего числа активистов, а также резкие заявления начальника   штаба ННА и министра внутренних дел сигнализируют о том, что военные и временное правительство выражают все большую обеспокоенность динамикой протестов и могут быть  готовы к проведению репрессий против общественности с использованием прямой силы. В конечном счете, они хотят, чтобы алжирцы участвовали в политическом процессе в его нынешнем виде и прекратили настаивать на реформах. В то же время военные не хотят эскалации напряжения, насильственно манипулируя выборами. Военные очень не хотят повторения сценария 1992 года, когда им пришлось пойти на отмену выборов и введение чрезвычайного положения, что спровоцировало гражданскую войну, в результате которой погибло свыше 200 000 человек. Этот хрупкий баланс между купированием  эскалации крупномасштабных беспорядков и фактическим отсутствием желания идти на существенные изменения объясняет, почему временное правительство сосредоточилось на тактике умиротворения, предлагая небольшие политические уступки в течение всего года. Одним из примеров такой тактики стали попытки  правительства привлечь  необходимые инвестиции для технически отсталого, но очень важного энергетического сектора страны. Несмотря на отчаянную потребность в инвестициях, правительство действовало осторожно, чтобы не стимулировать новый этап протестов. Правительство только недавно приняло обновленный (и непопулярный) закон об инвестициях в сферу добычи углеводородов, только чтобы заблокировать продажу активов французской Total, возможно, из-за опасений, что это стимулирует тем самым новый всплеск протеста националистов против  французского контроля над алжирскими запасами углеводородов.

Выборы станут критическим испытанием того, куда движется политический процесс в Алжире: сможет ли протестное движение навязать новую политическую парадигму, или же прежний статус-кво укрепится? Явка избирателей будет иметь большое значение для определения той степени, насколько политическая элита Алжира сумела заставить население участвовать в политическом переходе на своих условиях. Широкое или даже умеренное участие поможет придать легитимность переходному правительству, а также даст военным и другим заинтересованным сторонам политический мандат. Но одновременно этот момент  не отменяет сценарий того, что насилие между силами безопасности и протестующими будет нарастать. Будь то Абдельмаджид Теббун, Аззедин Михуби, Али Бенфлис, Абдельазиз Белаид или Абделькадер Бенгрина, избранный  президент будет обладать очень ограниченными реальными полномочиями и самостоятельностью.  Он возьмет на себя управление государством, которое уже в значительной степени находится под контролем реального хозяина страны, начальника штаба ННА Ахмеда Гаида Салаха, который решительно настроен диктовать условия политического «перехода» страны. В этой связи следующий президент вряд ли будет иметь какой-либо выбор, кроме как позиционировать себя в качестве переходного президента. Все кандидаты призывали к «разрыву» с прошлым, и, согласно ряду источников, Ахмед Гаид Салах и его советники уже приняли этот принцип. Если победит Михуби, который является фаворитом, он может преподнести сюрприз, объявив о формировании переходного правительства, назначив досрочные парламентские выборы и открыть доступ к политической жизни в беспрецедентных масштабах. При этом это будет последнее уступкой со стороны военных. Ахмед Гаид Салах не намерен ослаблять свой контроль за властью, по мнению тех экспертов, которые хорошо знают алжирский военный аппарат. После 10-месячного междуцарствия, последовавшего за падением Бутефлики, глава штаба ННА нажил себе много врагов, которых он теперь хочет окончательно дистанцировать от центров принятая решений. Ядро клана Бутефлика, в том числе брат бывшего президента Саид Бутефлика, бывшие руководители разведки Ахмед Медьен и Атман Тартаг, бывшие премьер-министры Ахмед Уяхья и Абдельмалек Селлаль и бизнесмены, такие как Али Хаддад и братья Кунинеф, уже получили серьезные тюремные сроки. Но они все еще могут обжаловать свои приговоры, и Ахмед Гаид Салах по-прежнему убежден, что их сторонники продолжают работать в подполье, стимулируя массовые протесты и дестабилизируя ситуацию.  Между тем десятки военных офицеров и бывших сотрудников спецслужб все еще ждут суда, а другие, как генерал Халед Неззар, предпочли эмигрировать. Для борьбы с этими оппонентами, как реальными, так  и воображаемыми, Ахмед Гаид Салах может полагаться на аппарат безопасности, который полностью им сейчас контролируется. По  инициативе начальника штаба ННА недавно были назначены новые начальники Департамента безопасности армии (DCSA) Набиль Бенхамза,   Департамента  внутренней безопасности (DSI) Уассини Буасса  и  таможни Мухаммед Уарет. Корпус местных администраций в провинциях также был радикально реорганизован по приказу генерала. С другой стороны, технократы, работающие в действующем правительстве — руководители департаментов, генеральные секретари министерств и т.п. —  сохранили свои рабочие места. Прежде всего в силу необходимости вывода экономики из кризиса.

Для возрождения экономики страны, которая близка к краху, уже составлена дорожная карта будущего нового правительства. Временное правительство Ахмеда Гайда Салаха и Абделькадера Бенсалыха в ноябре прошлого года поспешно пересмотрело закон о нефти в надежде вернуть на местный рынок  мировые нефтяные гиганты. Уже объявленные планы по демонтажу принятого в 2009 году закона «51/49», предусматривающего мажоритарную долю Алжира в любом новом бизнес-проекте, также направлены на возвращение иностранных инвесторов. Но детали реформы должны быть определены указами о применении, которые вряд ли будут приняты в течение нескольких месяцев. Отсутствие политической предсказуемости также обескураживает инвесторов, которые уже были напуганы инцидентами с рядом крупных промышленных групп, в том числе штрафами, наложенными на Sanofi; трудностями PSA Peugeot Citroën group в создании своего завода в Оране и препятствиями, созданными на пути проектов ведущей частной группы страны Cevital. И здесь Ахмед Гаид Салах снова открыто  влияет на события, выдвинув своих кандидатов на два ключевых поста в стране. В середине ноября Камель-Эддин Шихи был назначен главой Sonatrach при активной поддержке главы DSI Уассини Буасса. В то же время Аймен Бенабдеррахман, до этого скромный заместитель директора генеральной финансовой инспекции, стал управляющим алжирского Центрального Банка, занимая ключевую должность в рамках стабилизации инфляции и сокращения объемов бегства капитала за границу.

55.9MB | MySQL:105 | 0,473sec