К вопросу о возможной отправке Турцией своих военнослужащих в Ливию

В последнее время мы регулярно пишем про обстановку в регионе Восточного Средиземноморья. И это не случайно – в регионе уже идет полноценная холодная война за обладание обнаруженными там крупными месторождениями природного газа. Особняком стоит вопрос последующей транспортировки добытого газа на европейский рынок сбыта.

Турция на протяжении всей своей республиканской истории оставалась нетто-импортером энергоносителей. Тот факт, что Турецкая Республика на момент своего провозглашения в 1923 году являлась, по большому счету, аграрной страной, сильно отстающей в промышленном отношении от мировых держав, в известной степени, предопределил и дальнейший вектор, и скорость развития страны.

Заметим, что М.К.Ататюрк отказался от принятия мер по интенсивному развитию страны по образцу Советского Союза. Хотя опыт СССР у него был перед глазами и некоторые практики из него он перенял, включая то же 5-летнее планирование, как элемент плановой экономики. Равно как и серьезный уклон в социальность государства и в государство, как основного актора в турецкой экономике, хотя, в отличие от советской модели, и с элементами частного предпринимательства и без запрета на частную собственность на средства производства.

Опять же, повторимся, что СССР Турцию, особенно в первые годы её становления, пытался направить на социалистический путь развития. Однако, М.К.Ататюрк решительно его отверг. Кроме того, М.К.Ататюрк (умер в 1938-м году — В.К.) уже в последние годы жизни говорил о приближающейся большой, мировой войне и его главным постулатом было не допустить, ни при каких обстоятельствах, участия в ней Турецкой Республики. Помимо всего прочего, страна была к ней не готова ни с военной точки зрения, ни с экономической, ни с политической. Кроме того, не стоит забывать, что М.К.Ататюрк видел Турецкую Республику в качестве нейтрального государства, равноудаленного от ведущих мировых держав и не присоединяющегося к конфликтам.

Итог того, что Турция избежала участия во Второй мировой войне (вступив в неё только в феврале 1945 года по стороне победителей — В.К.): страна сохранила свое население и не допустила разорения своей экономики (и без того слабой, впрочем – В.К.) войной. Опять же, не произошло ни рывка экономики, но и не случилось надрыва населения, который неизбежно происходит, когда предпринимаются сверхусилия для того, чтобы перевести страну на новый уровень развития (как случилось при превращении «экстерном» СССР в промышленную сверхдержаву – В.К.).

Турецкая Республика сегодня – это достаточно развитая и диверсифицированная экономика. Однако, в технологическом отношении она только-только выходит на подступы к самым развитым государствам мира. Значительную часть высокотехнологичной продукции страна, все-таки, закупает за рубежом. В первую очередь из США и Европы. Однако, в состав этих поставщиков постепенно начал входить и Китай.

Компенсировать свой импорт экспортом у Турции пока не получается. Тем более, что Турция, к тому же, является нетто-импортером энергоносителей и их закупка составляет приблизительно половину отрицательного сальдо турецкой внешней торговли.

В свое время, Турецкая Республика отстояла свой контроль над Черноморскими проливами, что обеспечило ей серьезный политический вес в регионе на долгие годы вперед – эффект, который продолжается и сейчас. Однако, ей не удалось оставить за собой Северный Ирак с его нефтеносными месторождениями, включая Мосул и Киркук. Это – основная претензия тех, кто оппонирует М.К.Ататюрку, что он, дескать, не решил этой задачи и сегодня Турция находится в ресурсной зависимости от зарубежных стран. В противном случае, была бы у Турции нефть и страна находилась бы в принципиально другом экономическом положении.

Сегодня у Турции возникает уникальная возможность по тому, чтобы эту ситуацию кардинальным образом изменить через получение в свое распоряжение газовых месторождений Восточного Средиземноморья.

Для этого страна пытается действовать в связке с Турецкой Республикой Северного Кипра (прочность этой связки представляется открытым вопросом – В.К.) и против мощного газового консорциума, в составе которого Греция – Республика Кипр – Израиль – Египет. Этот консорциум пользуется поддержкой США, ЕС и международных энергетических корпораций.

Способна ли Турция противопоставить себе такому оппоненту?

Если рассматривать вариант «лоб в лоб», то, со всей очевидностью, можно сказать, что «нет, не способна».

Однако, нынешнее турецкое руководство считает, что страна достигла достаточного уровня военной, экономической и политической мощи, который и позволил принять решение о вступлении в эту игру. Впрочем, турецкое руководство понимает, что прямая проекция военной силы на регион ей не позволит достичь нужного результата. Нужны союзники и асимметричные действия.

Наличие здесь недоиспользованного ресурса турецкое руководство продемонстрировало, когда подписало Меморандум о демаркации морской границы с Правительством национального согласия ПНС) Ф.Сарраджа в Ливии. Это соглашение, по аналогии с названием операции в Сирии «Щит Евфрата», в Турции уже назвали «Щит Восточного Средиземноморья». В том смысле, что идея Меморандума заключается в том, чтобы отрезать газовые месторождения региона от рынков сбыта и посадить участников газового консорциума за стол переговоров с Турцией.

При всех своих слабых местах, надо признать, что идея подписания подобного Меморандума с Ливией является весьма продуктивной «дебютной идеей». В Турции этот шаг получил широкую поддержку. Турецкие обозреватели уже назвали Турцию game changer, то есть, стороной, изменяющей «игру» в Ливии. Очевидно, что тут просматриваются даже некоторые аналогии с той стратегией, которую взяла за основу Российская Федерация, вступившая в гражданскую войну в Сирию по приглашению официального Дамаска осенью 2015-го года.

Вопрос заключается теперь в следующем шаге. А следующим шагом, как ожидается, должна стать отправка турецких военнослужащих в Ливию.

Что же по этому поводу говорят турецкие обозреватели? Обратимся к некоторым сделанным ими комментариям. Резюмируем их ниже:

  1. Турция – страна, изменившая ход процессов в Ливии. Под таким заголовком, в частности, вышла статья в газете Daily Sabah авторства обозревательницы Нагехан Алчи. Как напоминается автором, соглашение, подписанное между Анкарой и законным Правительством национального согласия, дает возможность первой предоставлять ПНС оружие, боеприпасы, а также предусматривает обмен сторонами разведывательными данными. Тема ситуации в Ливии, о чем мы не раз уже писали уж на страницах ИБВ, и по мнению автора, также станет предметом для переговоров между лидерами Турции и России на их встрече 8 января 2020 года.
  2. Хафтара поддерживают Россия, Египет, Саудовская Аравия и ОАЭ, а Сараджа – ООН, Европа, Катар и Турция. Так были Нагехан Алчи проведены разделительные линии в конфликте в Ливии. Как указала Н.Алчи, в ближайшее время (ориентировочно в январе месяце 2020 года – В.К.), под председательством канцлера ФРГ А.Меркель, должны состояться переговоры по Ливии с участием Турции, Алжира, Туниса и Катара (согласимся, что это – довольно интересная конфигурация для диалога – В.К.). Как подчеркивается автором, Турция придерживается везде одной и той же политики – территориальной целостности Ливии, также как и Сирии и Ирака.
  3. Турция укрепляет свое присутствие в регионе Восточного Средиземноморья. Разумеется, речь идет о присутствии в сфере мировой энергетики. Об этом пишется в редакционной статье газеты Daily Sabah, опубликованной 19.12.2019. Как указывается в материале, газовые месторождения Восточного Средиземноморья смогут обеспечить значительную долю растущих потребностей в энергоносителях Европейского союза. При этом потребности в газе в ЕС продолжат расти, в первую очередь, за счет трендов на закрытие атомных и угольных электростанций (понятно, что в развитых экономик нет заметного промышленного роста и роста численности населения, которые бы предопределили динамичный рост потребности в газе – В.К.). В качестве спорных участков газовых месторождений вокруг Кипра турецкая сторона говорит о блоках №4, 5, 6 и 7, которые отданы Республикой Кипр, невзирая на протесты Турции и ТРСК, для разработки со стороны итальянской компании Eni и французской компании Total, невзирая на то, что они находятся на турецком шельфе.
  4. «Хафтар – самопровозглашенный актор, который не имеет законной власти и нарушает права человека». Такое заявление сделал специальный представитель Турецкой Республики по Ливии Эмруллах Ишлер на конференции мозгового центра Orsam (Центр ближневосточных стратегических исследований) в Анкаре. Им было указано, что Меморандум, подписанный Анкарой и законным ливийским правительством, дает право Анкаре пресекать «маневры» других государств. Другим аспектом являются договоренности, что Турция окажет ПНС содействие в подготовке сил быстрого реагирования, как для армии, так и для полиции. Следующим шагом может стать отправка Турцией своих военнослужащих в Ливию, в том случае, разумеется, если на то будет официальное приглашение от Ливии. Об этом заявил турецкий президент Р.Т.Эрдоган.
  5. ОАЭ и Саудовская Аравия после того, как провалилась «арабская весна», ущемляют законные права арабского населения. Об этом также заявил Э.Ишлер и, тем самым, он, лишний раз, подтвердил курс Турции на то, чтобы самой, не будучи арабской страной, отстаивать права и свободы арабского населения. Сама же Турция поддерживает в Ливии: «демократию, свободу и права человека». При этом водораздел ливийского конфликта проведен им несколько иначе. В том смысле, что Э.Ишлер указал на то, что силы Хафтара поддерживается со стороны «некоторых Западных стран». Вопреки той точке зрения, что Правительство национального согласия пользуется признанием и поддержкой ведущих мировых игроков.
  6. Турецкая пресса отметила то, что на ежегодной пресс-конференции президента РФ В.Путина российский лидер указал на то, что им планируются переговоры с турецкой стороной, в том числе, по Ливии. Такое заявление было сделано буквально после телефонного разговора между В.Путиным и Р.Т.Эрдоганом, в котором была затронута, как можно было понять, и региональная проблематика. При этом, в отдельных публикациях в Турции сквозит даже раздражение тем, что в Ливии Россия поддерживает Хафтара. В этой связи, звучат упоминания и про ЧВК «Вагнер» (заметим, что, до сих пор, это название не было известно широкой турецкой общественности; только-только оно начинает приобретать известность, после подобного рода публикаций – В.К.) и про то, что Россия поддерживает «самопровозглашенного генерала». В СМИ звучали даже эпитеты «какого черта вы делаете в Ливии товарищ Путин?» (цитата – дословная – В.К.).
  7. К вопросу о содержании Меморандума, подписанного между Турцией и Правительством национального согласия в Ливии. – Текст документа широкой общественности в Турции пока доступен не стал. Однако, уже появились обзоры Меморандума со стороны отдельных турецких обозревателей, которые имели возможность ознакомиться с документом. Отталкиваясь от их комментариев, что можно сказать о Меморандуме? — Прежде всего, он предусматривает создание «Сил быстрого развертывания», на которые возложены обязанности правоохранительных органов и военных, для содействия миру и стабильности в Ливии. Турция, со своей стороны, обещает эти силы обучать, предоставлять им консультационные услуги, осуществлять обмен опытом и планирование, а также предоставлять оборудование. В то же время, эта сделка позволяет Турции и Ливии открыть совместный офис по обороне и безопасности. По приглашению принимающей страны (разумеется, Ливии — В.К.), две страны соглашаются предложить обучение и консультации по вопросам использования систем вооружения и военной техники, а также проводить совместное планирование, обмен опытом и образовательные мероприятия для сухопутных, воздушных и военно-морских сил. Другими словами, Меморандум о взаимопонимании открывает путь для всестороннего сотрудничества. Однако, пожалуй, одна из важнейших статей Меморандума касается возможности проведения совместных военных операций в дополнение к совместным учениям. Соответственно, как указывается турецкими СМИ, Турция и Ливия, договорились о совместной борьбе с терроризмом, нелегальной иммиграцией, наркоторговлей, работорговлей, стихийными бедствиями. Обе стороны договорились о совместном обеспечении безопасности сухопутных, морских, а также воздушных границ.
  8. В турецких СМИ появилась информация о готовности Израиля к диалогу с Турцией по вопросу о совместном строительстве средиземноморского газопровода. В частности, об этом 16 декабря появилась редакционная статья в газете Daily Sabah. При этом, турецкое издание ссылалось на информацию Израильской корпорации телерадиовещания (Kann) и публикацию её журналиста Амихая Штейна. Вот, что он по этому поводу написал в своем Твиттере: «Израильские чиновники говорят, что они открыты для переговоров по турецкому предложению построить газопровод от израильских месторождений через Турцию в Европу, если турки настроены серьезно, но подчеркивают, что он не заменит газопровод между Грецией, Кипром и Италия, а будет реализовываться в дополнение». Однако, как подчеркивается автором, строительство газопровода по упомянутому маршруту потребует согласования со стороны Турции, о чем Министерство иностранных дел Турции уведомило израильскую сторону.

 Итак, как мы видим, Меморандум о взаимопонимании между Турцией и ливийским ПНС решил свою главную задачу – создать мощный информационный повод и попробовать его конвертировать в фактор давления на газовый консорциум. Информационный повод получился. Насчет фактора давления – все немного сложнее.

Однако, сам по себе этот документ ничего не стоит если Турция не обозначит свою способность и готовность реализовывать на практике все то, о чем она сейчас громко заявляет.

У документа есть по крайней мере два аспекта.

Правительство Сараджа выступает гарантором защиты турецких интересов, выраженных в Меморандуме (и прочих экономических интересов, включая крупные строительные подряды в стране- В.К.). Следовательно, Турции требуется активно вмешиваться в конфликт для изменения статус-кво, который складывается не слишком радужно для Сараджа. Мы часто сравниваем действия Турции в Ливии с сирийской кампанией России. Однако, есть принципиальный вопрос: Россия в Сирии действует в связке с Ираном. При этом Россия обеспечивает воздушную поддержку, а иранцы действуют на земле (разумеется, ситуация – сложнее, но в целом – так — — В.К.). В каком формате Турция будет действовать в Ливии? Сможет ли она осуществлять переброску своих войск через Средиземное море? Готова ли она к полномасштабному конфликту при отсутствии сухопутной границы? Пока это неясно.

И второй вопрос: турецкое руководство говорит о том, что строительство газопровода Газовому консорциуму нельзя начинать без согласия с её стороны. А если они, все же, начнут работу. То есть, что она готова атаковать или блокировать работу кораблей — трубоукладчиков? А если те будут под охраной ВМФ со стороны стран – участниц процесса? Она ввяжется с ними в вооруженное противостояние?

Даже сама постановка этих вопросов заставляет сомневаться в том, что Турция может идти по ним до конца, не заручившись поддержкой других влиятельных игроков. Кто ими может быть? Понятно дело, что Турция хочет втянуть в эти процессы Россию. Однако, Россия свою ставку в регионе уже сделала на Египет и позицию свою пока менять не собирается. А что такого может предложить Турция России, чтобы убедить её изменить свой подход? — Вот в чем вопрос и вот о чем, со всей очевидностью, будет думать турецкая сторона до встречи двух президентов в Турции в январе будущего года.

44.77MB | MySQL:115 | 1,118sec