Анаполис: саудовские условия и ожидания

27 ноября 2007 г. пресс-служба министерства иностранных дел Саудовской Аравии распространила тексты двух интервью (американскому журналу «Тайм» и лондонской саудовской газете «Аш-Шарк Аль-Аусат») главы национального внешнеполитического ведомства принца Сауда Аль-Фейсала, посвященные открывшейся в Анаполисе ближневосточной мирной конференции, ее возможным итогам и тем ожиданиям, которые с ней связывает королевство.

Итак, первый вопрос корреспондента журнала: «Оптимистичны ли вы в отношении конференции в Анаполисе?». Ответ С. Аль-Фейсала был короток: «Один из элементов оптимизма – ощущение того, что Соединенные Штаты стремятся двигаться к миру. Мир без полного и непосредственного вмешательства Соединенных Штатов невозможен. Мы лишь хотим того, чтобы было подтверждено, что этот мир будет всеобъемлющ и связан с решением основных проблем, среди которых границы, Иерусалим и беженцы». В интервью «Аш-Шарк Аль-Аусат» эта же мысль была выражена немного иначе: «Мы не оптимистичны и не пессимистичны, ведь речь идет о действительно серьезном устремлении к миру на Ближнем Востоке. Арабское решение участвовать в конференции в Анаполисе определялось несколькими моментами, важнейшим из которых выступает всеобъемлющий подход к проблеме ближневосточного конфликта на всех его треках и концентрация усилий на основных проблемах. Этот подход определяется его важной базой — принципами и решениями международной законности, дорожной картой и арабской мирной инициативой. Все это мы и стремимся осуществить, приняв участие в конференции».

Тем не менее, задал вопрос корреспондент «Тайм»: «Были ли вы сдержанны в отношении участия в конференции». Глава саудовского внешнеполитического ведомства был искренен: «Мы опасались провала. Мы, если речь идет о нас, опасались развития событий в том случае, если конференция потерпит крах. Касаясь же Соединенных Штатов, то нас заботило стремление увидеть американскую искренность и сохранить ее». Тогда «почему вы опасались?»: «Мы целенаправленно действовали в направлении выработки стратегии мира. Мы убедили наш народ в верности этой стратегии. Если бы произошел крах, то от этой стратегии люди отвернулись бы. Крах означал бы больший поворот к экстремизму, а у террористов появились бы дополнительные возможности использовать это обстоятельство».

Вопрос корреспондента «Аш-Шарк Аль-Аусат» звучал немного иначе: «Почему Саудовская Аравия поначалу, до того, как было заявлено об ее участии в конференции в Анаполисе, колебалась? Что может дать за один день конференция при столь огромном международном участии?». Принц С. Аль-Фейсал вновь был искренен: «Да, действительно, королевство не принимало решения об участии в конференции вплоть до того момента, когда в Каире состоялось заседание Комиссии по арабской мирной инициативе (Лиги арабских государств – Г.К.). Мы приняли решение только тогда, когда почувствовали, что существует общеарабский консенсус в отношении участия в конференции, а сам этот консенсус стал итогом всестороннего изучения американского приглашения, итогом серьезности подхода конференции к основным проблемам конфликта, ее стремления к тому, чтобы решения были всеобъемлющими и включили все треки. Это относится и к поддержке конференцией палестинской, сирийской и ливанской позиции. Важно отметить и то, что конференция продлится только один день, ее цель – не переговоры, а инициирование переговоров на четких и ясных основах между всеми сторонами, участвующими в конфликте».

Корреспонденты обоих изданий касались и вопроса о «доверии администрации президента Буша и ее стремлению к миру» (корреспондент «Тайм») или о том, были ли получены «гарантии американской администрации в отношении того, что после конференции» обсуждение основополагающих проблем конфликта «будет продолжено» (корреспондент «Аш-Шарк Аль-Аусат»). Ответы С. Аль-Фейсала сводились к следующим положениям: «Мы верим администрации президента Буша и надеемся, что дальнейшее развитие событий подтвердит нашу правоту. Ни одна из сторон конфликта не может самостоятельно достичь соглашения (с другой стороной – Г.К.), что и было доказано переговорным процессом предшествующих шестидесяти лет. Последовательное вмешательство (американской администрации – Г.К.) и ее настойчивое желание могут изменить течение событий, если Соединенные Штаты направят весь свой вес на реализацию их предложений». В этой же связи саудовский министр иностранных дел отмечал: «Вопросы окончательного решения на палестино-израильских переговорах представляют собой ось работы конференции. Сирийско-израильский трек и ливано-израильский трек являются частью всеобъемлющего решения. Это – основа принятого арабского консенсуса в отношении участия в конференции. Что же до этапа после конференции, то мы почувствовали, что Соединенные Штаты и международный квартет предлагают обнадеживающие гарантии того, что переговоры с помощью определенных механизмов будут продолжены, имея в виду взаимные обязательства всех заинтересованных сторон».

Интервьюируя С. Аль-Фейсала, корреспондент «Аш-Шарк Аль-Аусат» задавал вопрос о том, что «американская администрация через год уйдет», так сможет ли нынешняя администрация «осуществить прогресс в деле мирного процесса на Ближнем Востоке?». Для С. Аль-Фейсала было важно, в этой связи, подчеркнуть следующее обстоятельство: «Мы смотрим на конференцию как на ключевой этап в истории ближневосточного конфликта, имея в виду его истоки и основные проблемы. То, в чем будет заключено соглашение, станет обязательным для всех сторон, вне зависимости от смены лиц. Самым важным, наверное, является определение временного потолка переговоров с тем, чтобы они не стали бесконечными. Это нам обещало американское правительство в его качестве спонсора конференции, сказав, что соответствующий временной срок не будет превышать год».

Тем не менее, задал вопрос корреспондент «Тайм», «добились ли израильский премьер-министр Эхуд Ольмерт и глава Палестинской администрации Махмуд Аббас каких-то результатов в ходе двусторонних переговоров?». С. Аль-Фейсал не скрывал: «Огромное разочарование. Все мы надеялись на то, что к моменту открытия конференции Ольмерт и Аббас достигнут хотя бы некоторого взаимопонимания в отношении вопросов, решение которых связано с насущными потребностями. Например, замораживание строительства поселений, стена и все, что позволит палестинцам жить легче. Можете ли вы представить себе, что разумно, когда идут переговоры о ликвидации оккупации, а израильтяне в то же время забирают себе еще больше земли, как и создают больше поселений? В этом случае ясно, что посредник должен сделать шаг и сказать: “Нет. Так не может быть”». То есть, задал следующий вопрос корреспондент «Тайм», «вы считаете, что Ольмерт не искренен?». Саудовский министр иностранных дел говорил: «Израиль должен выбирать. В течение шестидесяти лет они жили, опираясь на политику силы. Но и сегодня они столь же далеки, как и в прошлом, от мира и безопасности. Настало время, когда они должны попробовать вести другую политику, политику жизни рядом с палестинцами, со всеми соседями. Мы не хотим Версаля (Версальского договора – Г.К.) для арабского мира и не нуждаемся в мире, который будет в будущем провоцировать новые войны».

Тема «израильской неуступчивости» была, конечно же, одной из основных для корреспондента «Аш-Шарк Аль-Аусат». Он спросил С. Аль-Фейсала о том, как он «смотрит на жесткую израильскую позицию, которую вновь выразил бывший израильский министр иностранных дел Сильван Шалом, заявивший, что конференция в Анаполисе собирается слишком рано, что разногласия между сторонами остаются большими, что никто из израильтян не примет возвращения к границам 1967 г., никто не согласится с возвращением беженцев, и никто не откажется от Иерусалима». Как, подчеркивал корреспондент той же газеты, это может быть «согласовано с тем, что израильский премьер-министр Эхуд Ольмерт положительно отозвался об арабской мирной инициативе?». Для С. Аль-Фейсала «эта жесткая позиция не нова». Куда как существеннее, подчеркивал он, что «мы впервые почувствовали, что в Израиле, мире и в Соединенных Штатах существует огромное общественное мнение, требующее от правительств движения к миру, тогда, как, в прошлом, общественное мнение было препятствием для любой попытки правительств добиться мира». Нынешняя ситуация, считал он, «налагает на правительства огромную ответственность – они должны ответить на устремления своих народов, тем более, что арабы выразили свое принятие мира в качестве стратегического выбора. Об этом свидетельствует арабская мирная инициатива, которая не ограничивается только непосредственными участниками конфликта, а обязательная для всех арабских стран, как и исламских стран, поскольку она поддержана государствами-членами Организации Исламская Конференция».

Но все же, настаивал корреспондент «Аш-Шарк Аль-Аусат», «кое-кто говорит, что конференция не более чем удобная вывеска, с помощью которой отношения с Израилем будут нормализованы?». Ответ С. Аль-Фейсала гласил: «Конференция – не пропагандистская трибуна и не театральные подмостки. Она и не должна ими быть. Мы не позволим сделать ее инструментом нормализации. Арабское участие в ее работе преследует цель подтолкнуть прямые переговоры между основными сторонами конфликта на основе четких и ясных принципов. Нормализация же – это естественный итог реализации справедливого и всеобъемлющего мира, как об этом говорит арабская инициатива, и никак иначе. Мы будем верны провозглашенным инициативой обязательствам, если Израиль будет верен обязательствам и договоренностям, связанным с восстановлением законных арабских прав».

Корреспондента же журнала «Тайм» интересовали возможности личных контактов между С. Аль-Фейсалом и Э. Ольмертом, как и точка зрения саудовского министра в отношении израильского премьер-министра. С. Аль-Фейсал вновь был откровенен: «Я с ним не знаком. Он положительно отреагировал на арабскую мирную инициативу, что позволило Саудовской Аравии вступить в мирный процесс. Но примет ли он все принципы нашего мирного плана? Вывод войск в обмен на полный мир? С этим испытанием он столкнулся на конференции». Но на конференции С. Аль-Фейсал ни в коей мере не собирался вступать в личный контакт с Э. Ольмертом: «Это не театр. Мы поехали ради переговоров о мире. Мы поехали не для того, чтобы фотографировать кого-то пожимающего руку другого человека. Мы не можем внушать людям фальшивые ожидания. До сих пор нам протягивали не руку, а кулак. Когда кулак превратится в руку мира, то эта рука найдет того, кто ее пожмет».

И, все же, «если Ольмерт подойдет к вам, вы ответите на его рукопожатие?». С. Аль-Фейсал ответил: «Я буду там не ради театральности, не ради ничего не означающих рукопожатий. Если человек пожимает руку другого человека, то это значит, что он с ним о чем-то договорился. С ним мы еще ни о чем не договорились. Было бы лучше, если бы он искренне ответил на те предложения, которые мы положили на стол (конференции – Г.К.)». Однако «рукопожатие – это сигнал израильтянам, означающий, что есть партнер по стремлению к миру?». По мнению С. Аль-Фейсала: «Мы здесь, чтобы поддержать Махмуда Аббаса, сирийцев и ливанцев, чтобы они вернули их земли. Мы искренни, говоря, что путь к миру пролегает через то, что обещано арабским мирным планом. Нормализация – после мира».

Наконец, корреспондент «Тайм» перешел к вопросу о том, «какой будет роль Саудовской Аравии после Анаполиса?». Ответ был краток: «Саудовская Аравия не пытается играть какую-либо особую роль для себя самой. Мы, конечно, не будем вести переговоры за палестинцев, сирийцев или ливанцев. Но мы всегда и любым способом окажем им помощь, если ее попросит одна из этих сторон». Посетит ли С. Аль-Фейсал Иерусалим? «Нет, — отметил он, не до наступления мира. Мы приедем только в освобожденный Иерусалим». Как Саудовская Аравия представляет себе время, необходимое для достижения мира? Ответ был вновь краток: «Это четко определенное время – до окончания срока полномочий администрации Буша». А как с принятием арабами законности существования Израиля? «Разумеется», — ответил С. Аль-Фейсал. Но при условии – «Израиль хочет или мира, или территорий. И то, и другое вместе он не может получить». Но возможен ли пересмотр границ, — «это, разумеется, проблема переговорщиков». А что Израиль может получить взамен? «Мир, — как заявлял С. Аль-Фейсал, — это не только прекращение враждебных действий. Мир – это нормализация, это открытые границы, это то, чем руководствуются люди, живущие вместе в одном квартале». «Вы можете представить себе наличие израильского посольства в Эр-Рияде или саудовского посольства в Израиле», — задавал вопрос корреспондент «Тайм». Ответ С. Аль-Фейсала гласил: «Я надеюсь на то, что они, во-первых, выведут войска, а уж после вывода войск настанет очередь нормализации».

Для корреспондента «Тайм» был важен и вопрос о внутрипалестинской ситуации, когда, по его словам, невозможно добиться мира, «так как существует группировка (ХАМАС – Г.К.), не принимающая законности Израиля». Ответ С. Аль-Фейсала был прост: «Мы ведь начинаем переговоры, когда часть израильтян говорит, что они не допускают присутствия палестинцев на их земле, что они хотят только “еврейского отечества”. Примеры таких подходов существуют с обеих сторон. Мы надеемся на разумных людей, на людей доброй воли, на тех, кто поддерживает мир. В конечном итоге, они-то и выиграют».

Но если конференция в Анаполисе не станет успешной, не будет ли «через несколько лет предпринята новая идентичная попытка?». По мнению С. Аль-Фейсала, эта конференция – «принципиально важный поворотный пункт. В будущем противостояние станет еще опаснее. … Это должно беспокоить, прежде всего, израильтян. В ходе их авантюры в Ливане в их мощи появились слабости. А превращение противостояния в более опасное – предмет беспокойства для всего региона».

43.85MB | MySQL:87 | 0,745sec