Чем ответит Россия на алжиро-турецкий союз в Ливии

После завершения президентских выборов Алжир возвращается к активным действиям на ливийском направлении, внимание к которому его власти несколько ослабили ввиду собственной нестабильной внутренней ситуации. Напомним, что практически весь 2019 г. прошел для этой страны под лозунгом проведения президентских выборов. Это и  стало одной из причин (пусть и неосновных) неудач алжирских сателлитов в Ливии.

Однако с избранием Абдельмаджида Теббуна новым главой государства Алжир возобновляет открытую поддержку ливийскому правительству национального согласия (ПНС) Фаиа Сараджа, которое в АНДР считают своим «детищем».

Не случайно, что 18 декабря алжирский президент фактически заявил о возобновлении усилий его страны по «стабилизации» Ливии. И всё это увенчало его заявление, сделанное 26 декабря.

Показательно, что в своем послании ливийскому народу новоизбранный президент Алжира Абдельмаджид Теббун призвал ливийцев отказаться от разногласий и объединиться против внешнего вмешательства и прочих вызовов. (Одним из них в АНДР считают фельдмаршала Халифу Хафтара, которого высокопоставленные алжирские армейские офицеры называют «ЦРУшником», намекая на его былые связи с американскими разведслужбами).

По его словам, в АНДР считают приоритетным восстановление Ливией и ее народом своей стабильности, единства и безопасности.

Одновременно он заявил, что Алжир считает стабильность Ливии приоритетом и что его страна не согласится быть исключенной из усилий по поиску решений ливийского кризиса.

И здесь явный намек на то, что западные страны и Россия не зовут алжирских представителей на обсуждение ливийского вопроса

И это не просто пожелания. Алжирские власти предпринимают экстренные усилия по спасению своих позиций в Ливии. Они усиливают интервенцию в Ливии, не желая взятия Триполи войсками Хафтара и соответственно усиления позиций Египта и ОАЭ у своих восточных границ.

Заметим, что в последние недели транспортные самолеты молдавской компании Aerotrans Cargo (у нее 4 Боинга 747-400) осуществляют регулярные рейсы одновременно из Турции в ливийскую Мисурату, также и в Мисурату из Алжира. Например, такие рейсы были зафиксированы 20 декабря.

О том, что это не разовые акции, свидетельствуют новые рейсы зафрахтованных алжирской стороной самолетов. Речь идет о «челночных» рейсах между Анкарой, Мисуратой, Триполи и Алжиром.

Например, самолет Boeing 747 прибыл из Стамбула в Мисурату и позже улетел в Алжир 25 декабря, затем в Триполи, откуда прибыл в Стамбул и повторил тот же маршрут.

Это происходит на фоне нового обострения в Ливии в связи с ультиматумом, выдвинутым 21 декабря оппонентом Сараджа фельдмаршалом Халифой Хафтаром относительно отвода из Триполи сил Мисураты и его новой попыткой захвата ливийской столицы.

Это заставило представителей ПНС и его внешних союзников резко активизировать усилия по его спасению.

Так, в течение последней недели представители Турции и Алжира обсуждали этот вопрос тайно и явно. В последнем случае речь идет о проходивших между ними в Тунисе открытых консультациях.

Инициатива проведения конференции по данным алжирских источников исходила от руководства Туниса. По данным алжирских источников, инициатива участвовать в ливийских делах на стороне АНДР и Турции продиктовано стремлением тунисских властей поправить тяжелое материальное положение и пролоббировано местными «Братьями-мусульманами» из партии «Ан-Нахда», имеющими серьезное политическое влияние в этой стране.

По итогам переговоров министр иностранных дел Ливии Фатхи Башага 26 декабря сообщил о создании турецко-алжирского альянса для поддержки ливийского правительства и борьбы против иностранных наемников.

Ливийский чиновник не сообщил никаких подробностей об этом союзе. Однако он подчеркнул, что этот альянс «будет служить ливийскому народу, его безопасности, стабильности» и что «сотрудничество с Турцией, Тунисом и Алжиром, будет плодотворным».

Также он объяснил его создание тем, что Триполи угрожает падение, которое негативно скажется и на соседних странах. Кроме того, министр иностранных дел ранее критиковал «дезорганизованную международную позицию по ливийскому вопросу».

Иными словами, именно этим он объяснил «сепаратные» действия Алжира и Турции, которые поэтому не являются каким-то нарушением. Башага подчеркнул, что поддерживаемое ООН правительство Ливии «является единственным международно признанным, и оно, борясь за демократию, сталкивается с усилением внешнего вмешательства, экстремизмом и терроризмом».

Между тем, эти данные подтвердил сам Ф.Сарадж. объявивший 26 декабря о «выполнении Соглашения о военном и морском сотрудничестве», недавно заключенном им с Анкарой.

Также немало шума наделало цитируемое алжирскими источниками заявление турецкого президента Р.Т.Эрдогана решении отправить своих военнослужащих в Ливию для поддержки «законного правительства».

Что касается ожидаемого расширения участия АНДР в ливийских делах, алжирские источники не указывают, будет ли оказана подобного рода помощь Сараджу и со стороны АНДР.

Еще одна интрига состоит в том, кто еще и каким образом может поддержать официальный Триполи. Заметим, что 20 декабря Сарадж, основываясь на ранее заключенных «соглашениях о безопасности», просил помощи у пяти стран, включая Алжир и Турцию.

Он призвал их «активизировать соглашения о сотрудничестве в области безопасности, чтобы сорвать нападение на Триполи и сотрудничать с правительством в борьбе с террористическими организациями, незаконной иммиграцией и торговлей людьми».

Однако пока Италия, США и Великобритания, к которым он также обратился с соответствующим запросом, не примкнули к алжиро-турецкой коалиции.

Однако в мире далеко не везде можно увидеть позитивный отклик на тунисскую конференцию. Заметим, что данное «сепаратное» мероприятие состоялось в тот самый момент, когда Германия также проводила в Берлине международную конференцию по Ливии с целью сблизить позиции иностранных государств и организаций, наиболее вовлеченных в ливийский кризис, куда Алжир и Турцию, по данным алжирских источников, не пригласили.

Иными словами, Алжир и Турция действуют в пику прочим игрокам в Ливии. И не только европейским (той же Франции), и арабским (ОАЭ, Саудовская Аравия, Египет) но и России.

Что касается дальнейших действий Алжира  в Ливии, то, вероятно, в ближайшее время они будут несколько ограничены из-за смерти начальника штаба алжирской армии Ахмеда Гаида Салаха, игравшего далеко не последнюю роль в выработке мер поддержки Сараджа.

Вместе с тем, не следует забывать, что по линии спецслужб поддержка ПНС со стороны АНДР не прекращалась даже в самые проблемные моменты для алжирской стороны на протяжении последних четырех лет. Соответственно, можно предположить, что как минимум по этим каналам Алжир после завершения президентских выборов продолжит подпитку кабинета Сараджа.

Однако подобные действия Алжира и Турции уже вызвали острую реакцию их оппонентов. В первую очередь речь идет о противодействии расширению турецкого влияния.

Так, например, это вызвало дипломатический кризис Турции с Египтом, одним из сторонников Халифа Хафтара: «Мы никому не позволим контролировать Ливию… Это вопрос национальной безопасности Египта», — заявил 24 декабря президент АРЕ Абдель-Фаттах ас-Сисси.

В свою очередь, глава греческой дипломатии Никос Дендиас 22 декабря совершил неожиданный для многих визит в Бенгази, где он встретился с самим Хафтаром, а затем вылетел в Каир, где имел продолжительную конфиденциальную беседу со своим египетским коллегой Самехом Шукри, обсудив соглашение между Ф.Сараджем и президентом Турции Р.Т.Эрдоганом.

Дело в том, что соглашение между Триполи и Анкарой позволяет Турции расширить свои морские границы в районе Восточного Средиземноморья, где в последние годы были обнаружены крупные месторождения углеводородов на шельфе в районе Кипра. Еще 10 декабря Греция призвала ООН осудить соглашения сторон, которое она назвала «подрывающим» мир и стабильность в регионе.

Иными словами, активные турецкие действия рискуют встретить жёсткую ответную реакцию со стороны соседей. Соответственно, Алжир как союзник Турции в данном вопросе также рискует вызвать на себя их «огонь».

Вопрос состоит в том, как будут действовать в этих условиях другие союзники Хафтара в лице России и Франции. Можно предположить, что это не остановит их от дальнейших действий на данном направлении. Однако не учитывать рост вовлеченности Алжира и Турции в ливийские дела нельзя и вопрос состоит в том, каким образом нейтрализовать негативное влияние алжиро-турецкого союза на российские интересы.

55.84MB | MySQL:105 | 0,475sec