Американские эксперты о ситуации в Ливии после мирной конференции в Берлине

Правительство национального согласия (ПНС) Ливии, которое возглавляет Фаиз Саррадж, обвинило Ливийскую национальную армию (ЛНА) в ракетном обстреле аэропорта Митига в Триполи и нарушении режима прекращения огня. Об этом в среду 22 января сообщил новостной портал «Эфригейтньюс», приводя высказывания официального представителя проправительственных сил полковника Мухаммеда Кануно. По его словам, отряды ЛНА под командованием фельдмаршала Халифы Хафтара «атаковали международный аэропорт Митига шестью ракетами». Подобные действия ЛНА, добавил Кануно, «представляют серьезную угрозу воздушному движению и нарушают соглашение о прекращении огня между сторонами». О последствиях ракетного обстрела аэропорта в Триполи не сообщается. По поступившей информации, после атаки Митига приостановил свою работу на неопределенное время. В Ливии параллельно существуют два органа исполнительной власти: международно признанное ПНС Сарраджа и временный кабинет Абдаллы Абдуррахмана ат-Тани, действующий на востоке страны совместно с парламентом и поддерживаемый ЛНА. 19 января в Берлине прошла конференция по ливийскому урегулированию на уровне глав государств и правительств, в том числе РФ. В итоговом документе участники встречи призвали к прекращению огня, обязались воздержаться от вмешательства в дела Ливии, предложили создать единое правительство и запустить реформы для восстановления государственности, разрушенной интервенцией НАТО почти 10 лет назад. Как полагают американские эксперты, последний эпизод с ракетными обстрелами Митиги является лишь крайним проявлением того факта, что  недавняя Берлинская мирная конференция принесла мало ощутимых результатов и не принесла существенного прогресса в урегулировании ливийского конфликта. Это означает, что страна остается на месяцы, если не на годы вдали от реального политического решения своей гражданской войны.  Этот момент подтверждает и объявленный Х.Хафтаром бойкот добычи и экспорта ливийской нефти. Как полагают американские эксперты, в краткосрочной перспективе лидер ЛНА Халифа Хафтар вряд ли сможет сохранить бойкот  экспорт ливийской нефти в автономном режиме более чем на несколько недель, но перебои в добыче и экспорте  могут стать более частыми или более продолжительными. В долгосрочной перспективе, чем ближе Ливия будет к достижению более устойчивого перемирия, тем больше шансов, что такие субъекты конфликта, как Хафтар, смогут использовать свою власть над нефтяным сектором для получения концессий и преимуществ в рамках переговорного процесса.

Всего за несколько часов до того, как мировые державы запустили совместное коммюнике по решению ливийского конфликта, согласованное на конференции в Берлине, одна из главных сторон войны, Ливийская национальная армия (ЛНА), сделала важное заявление: она закрывает пять нефтяных экспортных терминалов страны на востоке Ливии. Вскоре после этого ЛНА перекрыла ключевой трубопровод, соединяющий два основных нефтяных месторождения  в западной Ливии с портами. Если закрытие границ продолжится, они могут торпедировать добычу нефти в Ливии с приблизительно 1,15 млн баррелей в день до менее чем 75 000 баррелей в сутки.  В конечном счете, ЛНА и ее лидер, фельдмаршал Халифа Хафтар, вероятно, окажутся под достаточным международным давлением для того, чтобы вернуть производство в стране в оперативное русло. Однако, что еще более важно для Ливии, весьма скромный прогресс, достигнутый на Берлинской мирной конференции, показывает, что страна по-прежнему находится очень далеко от какого-либо значимого политического решения в рамках выхода из гражданской войны. И по иронии судьбы, если страна действительно приблизится к мирному урегулированию, ее экспорт энергоносителей, вероятно, станет еще более неустойчивым, поскольку ЛНА пытается разыграть свою самую мощную карту — контроль над нефтяными потоками страны — в любых переговорах с базирующимся в Триполи Правительством национального согласия (ПНС).

На первый взгляд Берлинская конференция казалась успешной. Участники встречи, в том числе представители Алжира, Китая, Египта, Франции, Германии, Италии, России, Турции, Республики Конго, Объединенных Арабских Эмиратов, Соединенного Королевства и Соединенных Штатов, подписали план из 55 пунктов, направленный на уменьшение внешнего влияния в конфликте и содействие мирному процессу под руководством Организации Объединенных Наций. План включает в себя обещания каждой страны соблюдать эмбарго ООН на поставки оружия и призывает Совет Безопасности ООН ввести санкции в отношении сторон, нарушающих соглашение о прекращении огня и эмбарго на поставки оружия. Участники также договорились уважать Ливийскую национальную нефтяную корпорацию (НОК-Запад) как единственную легитимную национальную нефтяную компанию страны. Но это все вопросы, которые соперники Ливии и внешние державы обсуждали, предлагали и согласовывали ранее. Нет недостатка в формальной иностранной поддержке противоборствующих группировок Ливии, о чем свидетельствует недавнее направление  Турцией своих наемников, спецназа,  сирийских наемников и вооружения  в Ливию  в рамках поддержки  ПНС. Также нет реального способа обеспечить соблюдение эмбарго на поставки оружия, поскольку Россия может наложить вето на любые санкции против себя, в то время как тесные политические контакты, которыми Объединенные Арабские Эмираты (Абу-Даби — один из главных спонсоров Хафтара) имеют  с Соединенными Штатами, скорее всего, избавят их от последствий любых санкций. Подметим, что при этом американцы скромно умалчивают о своих ракетах и броневиках, которые они через французов передали в конце прошлого года ЛНА. Более того, Хафтар и премьер-министр  ПНС  Файез Саррадж так и не подписали соглашение; фактически, они даже не встречались в Берлине. Канцлер Германии Ангела Меркель, например, посетовала, что Хафтар и Саррадж не разговаривают друг с другом из-за «величины различий» между ними. А ранее Хафтар даже отказался подписать соглашение о прекращении огня в Москве после того, как Саррадж подписал его. В настоящее время ни у ПНС, ни у ЛНА нет стимула к подписанию мирного соглашения. Если бы Хафтар и его иностранные сторонники согласились на какое-либо постоянное прекращение огня или мирный процесс до того, как он получит контроль над ключевыми частями Триполи, это было бы равносильно признанию того, что его девятимесячное наступление на город было неудачным. Более того, это узаконило бы ПНС и тех, кого ЛНА изображает террористами, на переговорах. С Хафтаром и сторонниками, такими как Абу-Даби, стремящимися избежать таких результатов, они будут пассивно соглашаться на мирные переговоры, но при этом они будут блокировать их практическое значение до тех пор, пока ПНС не согласится на максималистские требования ЛНА, которые включали бы назначение Хафтара национальным военным начальником и институционализацию ЛНА.  Что касается ПНС, то он находится в гораздо более сильной позиции, чем это было два месяца назад. Военное соглашение с Турцией предоставило ему дополнительную поддержку, включая более совершенные ракеты класса «земля-воздух», которые улучшат ее способность защищать воздушное пространство Триполи от беспилотных летательных аппаратов, предоставленных ОАЭ ЛНА. При поддержке Турции ПНС также начало развертывание до 2000 сирийских повстанцев для участия в боевых действиях. Все это позволит ПНС пока удерживать линию в Триполи и Мисурате против ЛНА, но в долгосрочной перспективе Анкаре может потребоваться еще больший объем свое участия в  поддержке ПНС, поскольку Каир и Абу-Даби вряд ли уменьшат свою поддержку Хафтару. Хотя Берлинская конференция предусматривала создание комитетов по последующей деятельности, включая военный комитет в составе 10 человек с равным количеством представителей   ЛНА и ПНС для разработки проекта достижения и условий более устойчивого перемирия,  такой сценарий является маловероятным. Более вероятным, напротив, является просто неформальный modus vivendi между ЛНА и ПНС. Это могло бы сдерживать значительный конфликт, но любое прекращение военных действий-формальное или нет — является очень   хрупким.

Американские эксперты предполагают, что, учитывая нынешнее политическое и военное противостояние Ливии, ее экспорт нефти может стать более неустойчивым в течение 2020 года. Хафтар  и ЛНА физически  контролируют практически всю добычу нефти на суше страны, а также пять наиболее важных экспортных терминалов страны, однако они никак не влияют на  потоки нефтяных доходов, которые идут  через Центральный банк Ливии. Несмотря на получение значительного контроля над нефтяным сектором Ливии в сентябре 2016 года, Хафтар лишь изредка эксплуатирует тему нефти на переговорах в любых форматах. Это связано с целым рядом причин. Во-первых, экономика Восточной Ливии сильно зависит от государственных зарплат, которые финансируются за счет нефтяных доходов. Во-вторых, НОК-Запад также поставляла в Восточную Ливию очищенное топливо, в чем были принципиально заинтересованны такие промышленные города, такие как Бенгази, у которых имеется очень серьезный дефицит собственных  нефтеперерабатывающих заводов. И в-третьих, есть опасения, что Центральный банк Ливии заберет кредиты и наличные деньги из Восточной Ливии, если ЛНА будет держать добычу нефти в режиме блокирования в течение длительного периода времени.  В этой связи очевидно, что главная взаимосвязь между политическим тупиком Ливии и ее нефтяным досье: чем ближе ЛНА и ПНС к заключению устойчивого перемирия, тем больше вероятность того, что Хафтар будет использовать свой контроль над нефтяными полями  как переговорный козырь. Тем не менее Хафтар и его союзники могли бы использовать свой контроль над нефтедобычей страны в качестве рычага давления на Центральный банк Ливии, чтобы повысить его прозрачность и определить, куда он тратит нефтяные доходы Ливии. Хафтар и ЛНА заблокировали добычу нефти в июне прошлого года примерно на месяц, потребовав международного аудита Центрального банка в обмен на разрешение возобновить экспорт нефти. При этом именно жесткое давление  США вынудило ЛНА отказаться от своих намерений, но при этом главная причина конфликта между сторонами ливийского конфликта осталась законсервированной.  В настоящее время Хафтар имеет гораздо больше политической поддержки  в Восточной Ливии, чтобы продолжать блокировать  экспорт нефти, несмотря на экономические последствия — в частности, из-за решения ПНС привлечь сирийских наемников для борьбы с  ЛНА и восточными племенными ополченцами. (В рамках этого соглашения ПНС, как сообщается, выплачивает каждому наемнику ежемесячное жалованье в размере 2000 долл., а также предоставляет дополнительную компенсацию в случае смерти или ранения). Что касается многих сторонников ЛНА, то эти выплаты доказывают, что экспорт нефти теперь напрямую финансирует иностранных наемников и ливийских ополченцев, с которыми они воюют. На местном уровне ЛНА также пользуется поддержкой для этого своего шага, поскольку ряд племенных лидеров призвали к прекращению экспорта нефти на прошлой неделе, что позволило ЛНА оправдать это решение как отражение воли ливийского народа.

Политическая племенная поддержка действий ЛНА может привести к прекращению экспорта нефти на этот раз на несколько недель, а не только на несколько дней, даже если результатом станет углубление экономического кризиса на востоке Ливии. В конечном счете, экономика и позиция Вашингтона вынудит ЛНА  снова включить насосы — в отличие от периода с 2013 по 2016 год, когда командир охраны нефтяных объектов Ибрагим Джадран мог сократить добычу нефти на длительные периоды в этом районе.  Хафтар, однако, пытается управлять всем регионом Киренаики, и у него есть только одна принципиальная  причина, чтобы не ждать слишком долго, прежде чем возобновить производство: это жесткая угроза санкционного давления со стороны  Вашингтона.

55.83MB | MySQL:105 | 0,564sec