Перспективы экономического развития Сирии в 2020 году

Заметно упрочнившееся в 2019 году военно-политическое положение президента Сирии Б.Асада создает устойчивую основу для поступательного экономического развития страны. Согласно прогнозам военных специалистов, к середине 2020 года Дамаску удастся окончательно закрепиться в Идлибе – единственной на сегодня неподконтрольной провинции — и вероятно захватить одноименную столицу этого региона. Это еще более укрепит консолидацию страны, в том числе экономическую, что будет содействовать активизации экономического роста. И действительно, согласно оценкам экспертов, в тех регионах Сирии, которые были ранее всего очищены от террористов, сегодня начался процесс реконструкции и динамичного экономического роста.

Данные выводы подкрепляются среднесрочными прогнозами авторитетных международных организаций. Например, по оценкам Всемирного банка, ВВП Сирии будет поступательно расти в ближайшие три года. Только в этом году он должен увеличиться с 4.5% (2019) до 5.4%, а в 2021-2022 годах может составить при благоприятном прогнозе 7.5-8.5%. Разумеется, столь впечатляющий рост на первой стадии процесса реконструкции вполне объясним – он связан с необходимостью компенсировать заметный ущерб, нанесенный сирийской экономике в ходе длительного конфликта. К 2023 году, как полагают во Всемирном банке, темпы экономического роста достигнут пика и вновь замедлятся, вернувшись в целом к показателям 2019 года.

В этом плане в Дамаске не строят иллюзий, отлично понимая, что Cирии может понадобиться еще много лет, чтобы полностью восстановиться после восьмилетней войны и выйти на доконфликтные показатели ВВП и экономического потенциала. В частности, при таком экономическом прогнозе экономика страны в 2024 году будет в реальном измерении на 35-40% меньше довоенных параметров 2010-2011 гг.

Такая же тенденция прогнозируется и по отдельным отраслям экономики. Например, по уровню нефтедобычи в 2020 году Сирия сможет действительно добиться впечатляющих показателей и удвоить общий годовой объем, доведя мощности ежедневного производства с текущих 25 тысяч баррелей до 50 тысяч баррелей. Тем не менее, даже в случае достижения такого показателя, он будет почти в 8 раз ниже уровня нефтедобычи в 2011 году (тогда ежедневно Сирия производила 385 тысяч баррелей нефти).

Также обращает на себя внимание тот факт, что рост различных секторов экономики прогнозируется экспертами как разноплановый. В частности, по оценке финансовых институтов, главным локомотивом роста сирийской экономики, который по сути и обеспечит такой прирост ВВП, станут два кластера – сфера услуг и инвестиции. При этом темпы роста сельского хозяйства и промышленности, как раз наоборот, будут заметно падать. В аграрном секторе рост может сократиться с нынешних 8.4% до 3-5% в следующие два-три года, что является весьма негативным сценарием для сирийской экономики – вклад аграрного сектора в национальный ВВП до войны составлял 26-34%, при том что и сегодня в нем занято 10-12% трудоспособного населения.

Что касается промышленного развития, то несмотря на пессимистичные прогнозы в среднесрочной перспективе (ожидается сокращение роста с нынешних 10% до 7-8% в следующие три года), долгосрочный прогноз более благоприятный. Нужно полагать, что наибольший импульс промышленному развитию придаст дальнейшее освобождение от террористов провинции Идлиб и части провинции Латакия. Именно здесь, на средиземноморском побережье Латакии сконцентрирован основной промышленный потенциал Сирии и главная активность торговых предприятий. В частности, индустриальная зона в пригороде портового города Тартус является одним из главных драйверов развития и по мере снижения угроз безопасности и восстановления транспортной инфраструктуры здесь следует ожидать наиболее быстрого экономического подъема. Намечаемое в 2020 году открытие восстанавливаемого сейчас большими темпами транспортного железнодорожного сообщения между Латакией и Дамаском будет существенно содействовать этому процессу. Сохраняющаяся военно-политическая стабильность будет способствовать притоку новых иностранных и внутренних инвестиций, и реальному росту ВВП. Хотя, разумеется, на инвестиционный климат в Сирии оказывает существенное воздействие и общая неблагоприятная ситуация в ближневосточном регионе, которая ведет к повышенным рискам для глобальных инвесторов. Недавние события вокруг Ирана, а также сохраняющаяся политическая нестабильность в Ливане и Ираке – все это отпугивает внешних инвесторов и доноров и мешает разработке каких-либо долгосрочных стратегий устойчивого развития для всего региона. По итогам 2019 года было зафиксировано сокращение общего объема прямых иностранных инвестиций на Ближний Восток, что плохо сказывается в том числе и на сирийской экономике.

Еще один тревожный фактор для перспектив сирийской экономики в 2020 году – нестабильность национальной валюты, которая продолжает девальвировать. В середине января с.г. курс сирийского фунта на открытом рынке впервые преодолел психологическую отметку в 1000 фунтов за 1 доллар США. Сразу вслед за этим центральный банк Сирии объявил о закрытии ряда местных частных обменных агентств, которые были обвинены в спекулятивных операциях с валютой, что привело к скачку курса местной валюты. При этом государственный курс фунта с 2017 года искусственно удерживается местным Центральным банком на отметке 434 фунта за доллар. В любом случае, понятно, что в текущем году давление на сирийский фунт будет усиливаться, в том числе как следствие вполне ожидаемых новых политических катаклизмов в регионе. С учетом общей слабости сирийской экономики, такая волатильность курса может иметь очень высокую цену в экономическом развитии страны.

В целом, нужно констатировать, что несмотря на общие позитивные прогнозы поступательного роста сирийской экономики в 2020 году и в более длительной перспективе, ситуация в различных ее секторах будет развиваться неравномерно и не сбалансировано. Очевидно, что о полном восстановлении утерянного в ходе конфликта экономического потенциала говорить пока рано, а инвестиционная привлекательность Сирии во многом будет зависеть от дальнейших политических сценариев в регионе, особенно вокруг Ирана – ближайшего регионального союзника и финансового партнера Дамаска. В этом плане, дальнейшее укрепление сирийской политической системы и ее устойчивости не может стопроцентно гарантировать экономические успехи, без должного учета и минимизации рисков и вызовов регионального характера.

52.17MB | MySQL:103 | 0,465sec