Об изменениях в военно-политической обстановке на Ближнем Востоке и в Северной Африке (24 февраля – 1 марта 2020 года)

Наиболее важные события в регионе на минувшей неделе были связаны с Сирией и Афганистаном. Высокая степень напряженности сохраняется в идлибской зоне на северо-западе Сирии. В столице Катара Дохе 29 февраля представители США и радикального афганского движения «Талибан» (запрещено в РФ) подписали мирное соглашение.

На прошедшей неделе боевики экстремистских группировок при поддержке армии Турции на юго-востоке провинции Идлиб вытеснили сирийские правительственные войск из поселка Нейраб. Бои развернулись вблизи города Саракиб. Боевики 27 февраля перекрыли участок стратегического шоссе Дамаск – Алеппо. В этот же день, по данным МО РФ, силы террористической группировки «Хайят Тахрир аш-Шам» (запрещена в РФ) при поддержке турецкой армии предприняли попытку проведения крупномасштабной наступательной операции по широкому фронту на позиции сирийских правительственных войск в Идлибе. В результате ударов ВВС САР в ночь на 28 февраля по наступавшим силам было убито 33 турецких военнослужащих, а 36 – ранено. Как заявили представители МО РФ, турецкие военные, попавшие под огонь сирийских войск, находились среди наступавших боевиков. «Согласно переданным турецкой стороной российскому Центру примирения координатам, никаких подразделений турецких ВС в районе населенного пункта Бехун не было и не должно было находиться», а авиация ВКС РФ не наносила удары в районе Бехун, где погибли турецкие военнослужащие.

Руководство Турции жестко отреагировало на потери своих военных. В Анкаре сообщили, что интенсивным ударам авиации и артиллерии подверглись более 200 целей ВС САР, убиты сотни сирийских военнослужащих, уничтожено много боевой техники. Международное сообщество должно создать бесполетную зону в Идлибе, заявили в администрации президента Турции Р. Т. Эрдогана. Сам Р. Т. Эрдоган выступил с резкими угрозами в адрес режима президента Сирии Б. Асада и сообщил о решении ввести в действие Турции режим военного положения. Сообщается, что в провинции Хатай, в непосредственной близости от границы с Сирией развернуты ЗРК «Хок». Глава Министерства национальной обороны Турции Х. Акар сообщил, что в Идлибе с 27 февраля проводится операция под названием «Весенний щит». При этом Акар подчеркнул, что целью операции «не является противостояние с Россией».

28 февраля президенты России и Турции В. Путин и Р. Т. Эрдоган в телефонном разговоре «обсудили выполнение договоренностей по зоне деэскалации в Идлибе». Позднее Р. Т. Эрдоган заявил, что попросил Путина не вмешиваться в противостояние турецких войск и сирийской правительственной армии. В Москве выразили «крайнюю обеспокоенность в связи с эскалацией обстановки вокруг Идлиба». В этой связи было заявлено, что турецкие военные в провинции Идлиб за пределами наблюдательных постов находиться не должны, а «в ходе наступательных операций сирийской армии против террористических бандформирований в Идлибе российская сторона сделала все необходимое для обеспечения безопасности турецких военнослужащих на наблюдательных постах».

Российские и турецкие официальные лица провели 26-28 февраля в Анкаре три встречи. Обсуждалась обстановка в провинции Идлиб. Конкретных договоренностей достигнуто не было Турецкая сторона на переговорах «подчеркнула необходимость немедленного установления постоянного режима прекращения огня, снижения напряженности и отвода сил режима [президента САР Б. Асада] к границам сочинского меморандума».

28 февраля глава МИД РФ С. Лавров выразил соболезнование в связи с гибелью турецких военных в Идлибе, заявив, что Россия готова работать над обеспечением безопасности турецких военных в Сирии. В то же время «Москва не может помешать сирийской армии отвечать террористам в Идлибе». Он подтвердил полную приверженность договоренностям президентов РФ и Турции по Идлибу и призвал Анкару начать их выполнять.

29 февраля президенты России и Ирана В. Путин и Х. Роухани в ходе телефонного разговора выразили «общее мнение о необходимости полной реализации достигнутых в Астанинском формате договоренностей, касающихся, прежде всего, борьбы с террористами — при уважении суверенитета и территориальной целостности Сирии». В то же время Роухани в телефонном разговоре с Эрдоганом высказал мнение, что «турецкая, иранская и сирийская стороны на совместной встрече смогут уладить разногласия». В частности, это касается вопросов территориального единства Сирии, уничтожения террористов, обеспечения безопасности мирных жителей и урегулирования кризиса в Идлибе.

США выразили обеспокоенность в связи со столкновениями между турецкими и сирийскими военнослужащими и заявили, что поддерживают Анкару в сложившейся ситуации. НАТО выразила Турции глубокие соболезнования в связи с гибелью солдат в Идлибе и призвала к деэскалации и прекращению огня. Сообщается, что по итогам заседания Североатлантического совета на уровне послов, созванного по запросу Турции, заявление НАТО, в котором Турции выражалась поддержка в связи с ситуацией в Идлибе, оказалось заблокировано Грецией. Президент США Д. Трамп в телефонном разговоре с Р. Т. Эрдоганом выразил «поддержку усилий Анкары по деэскалации ситуации на северо-востоке Сирии». Вашингтон и Анкара в числе прочих вопросов обсуждают запрос Турции о временном размещении на ее границе с Сирией американских ЗРК «Пэтриот», заявил 1 марта президент Д. Трамп.

Сообщается, что 5 или 6 марта в Москве должна пройти встреча президентов В. Путина и Р. Т. Эрдогана, которая, как полагают эксперты, «будет определяющим моментом для развития ситуации в Идлибе (и не только в нем)». А пока «Анкара пытается нарастить переговорные козыри к этой встрече», предпринимая различные дипломатические и военные шаги, шантажируя Евросоюз стимулированием миграционного процесса и предпринимая провокации в отношении российского канала «Спутник» в Турции.

Тем временем сирийская армия на минувшей неделе добилась успехов на юге провинции Идлиб, освободив от боевиков большое число населенных пунктов. Однако в ходе контрнаступления в период с 28 февраля по 1 марта при поддержке турецкой артиллерии экстремистам удалось восстановить контроль над значительной частью утраченной ранее территории. 1 марта сирийская армия объявила о закрытии воздушного пространства над северо-западной частью страны, в том числе над провинцией Идлиб. Сирийские силы ПВО уничтожили 1 марта в небе над Идлибом 6 ударных беспилотников ВС Турции, а турецкие истребители F-16 сбили 2 Су-24 сирийских ВВС.

24 февраля силы ПВО Сирии отразили ракетную атаку на Дамаск со стороны Голанских высот. Пресс-служба ВС Израиля сообщила о нанесении ударов по объектам палестинской экстремистской группировки «Исламский джихад» в секторе Газа и к югу от Дамаска в ответ на ракетные обстрелы израильской территории из палестинского анклава.

После инцидента с гибелью 33 турецких военнослужащих в сирийской провинции Идлиб Турция приняла решение не останавливать сирийских беженцев, которые стремятся попасть в Европу по морю или суше. Сотрудникам турецкой полиции, береговой охраны и пограничных пунктов пропуска дано указание не препятствовать проходу мигрантов в случае возникновения потока беженцев из Сирии. В настоящее время десятки тысяч сирийцев находятся у границ Турции с Грецией и Болгарией и пытаются прорваться в эти страны. Греция максимально усилила охрану границ с Турцией в намерении предотвратить наплыв нелегальных мигрантов и беженцев. Греческие власти с 29 февраля по 1 марта предотвратили проникновение на территорию страны примерно 10 тыс. беженцев из Турции.

27 февраля Евросоюз расширил санкции в отношении Турции за осуществляемые ею буровые работы в исключительной экономической зоне Республики Кипр.

В связи с событиями в Идлибе власти Турции усилили охрану российских загранучреждений на территории страны.

1 марта МИД России призвал турецкие власти прояснить ситуацию с задержанием в Анкаре журналистов турецкого бюро новостного агентства «Спутник» и обеспечить безопасность сотрудникам российских СМИ. К вечеру журналисты «Спутника были освобождены».

29 февраля в столице Катара Дохе представители США и радикального афганского движения «Талибан» подписали мирное соглашение. Оно стало итогом переговоров, которые стороны вели в Дохе с октября 2018 г. Документ предусматривает вывод из Афганистана в течение в течение 14 месяцев войск США и их союзников при условии выполнения талибами договоренностей в рамках соглашения. При этом в первые 3,5 месяца страну покинут 8,6 тыс. из 12-13 тыс. американских военных, находящихся в настоящее время в Афганистане. 10 марта должны начаться переговоры между движением «Талибан» и другими афганскими сторонами по политическому урегулированию в стране. «США будут воздерживаться от применения силы, угрожающей территориальной целостности страны или независимости государства, а также вмешательства во внутренние дела Афганистана». Вашингтон намерен к августу снять санкции с членов движения «Талибан», а также содействовать исключению талибов из санкционного списка ООН к маю 2020 г. США будут стремиться к экономическому сотрудничеству ради восстановления [страны] с новым афганским исламским правительством, которое будет определено в результате межафганского диалога и переговоров». США запросят признания и одобрения этого соглашения у Совбеза ООН. «Талибан» обязуется принять меры, чтобы не допустить использования территории Афганистана для осуществления действий, которые наносят ущерб безопасности США и их союзников. К 10 марта будут освобождены до 5 тыс. заключенных из числа тех, кто выступал на стороне «Талибана». Талибы, со своей стороны, освободят около 1 тыс. человек, которых они сейчас удерживают.

Вашингтон «без колебаний» разорвет соглашение с талибами, если они не будут выполнять взятые на себя обязательства. Афганские власти сделали аналогичное заявление. Президент США Д. Трамп после подписания мирного соглашения с «Талибан» подтвердил приверженность «завершить самую продолжительную войну США», но заявил, что Соединенные Штаты готовы вернуть войска в Афганистан, если мирное соглашение с талибами не реализуется. Д. Трамп также заявил, что возвращение американских военнослужащих из Афганистана начнется незамедлительно. Президент Афганистана А. Гани поблагодарил власти США за заключение договора с талибами, но заявил 1 марта, что власти в Кабуле не имеют обязательств по освобождению пяти тысяч пленных членов движения «Талибан», подчеркнув, что США не имеют полномочий для осуществления подобных шагов.

В начале минувшей неделе вновь обострилась ситуация в зоне палестино-израильского конфликта. 24 февраля в ответ на обстрел израильской территории ЦАХАЛ атаковал цели «Исламского джихада» в секторе Газа. 45 из 50 ракет, выпущенных боевиками из сектора Газа было перехвачено израильской системой ПРО «Железный купол». Палестинские группировки и Израиль договорились 24 февраля вечером при посредничестве Египта и ООН о прекращении огня.

Ассамблея народных представителей (парламент) Туниса выразила 27 февраля доверие правительству страны во главе с Элиасом Фахфахом. В состав нового кабинета министров вошли 30 министров и два государственных секретаря. Большинство министров не принадлежат к политическим партиям и выступают в качестве независимых политиков. Вместе с тем, исламистская партия «Ан-Нахда», обладающая наибольшим числом депутатских мандатов (54 из 217), закрепила за собой шесть министерских портфелей.

25 февраля в Каире на 92-м году жизни умер бывший президент Египта (1981-2011) Х. Мубарак. В ходе массовых антиправительственных выступлений 3 февраля 2011 г. Мубарак подал в отставку. Трехдневный траур в связи со смертью Мубарака был объявлен 25 февраля в АРЕ.

Ливийская национальная армия фельдмаршала Х. Хафтара объявила 1 марта захвате Эль-Азизии — стратегически важного плацдарма в пригороде столицы страны Триполи.

 

Приложение

Алжир: проблемы обеспечения национальной безопасности

На нынешнем этапе в Алжире основные вызовы национальной безопасности исходят от накопившихся в течение длительного периода времени многочисленных нерешенных проблем внутри страны. При этом развитие политической ситуации в АНДР в последнее время выдвинуло на первый план перед руководством республики проблемы восстановления стабильности, упрочения пошатнувшихся позиций правящего режима в условиях продолжающегося общественно-политического кризиса, растущих трудностей и кризисных явлений в финансово-экономической и социальной сферах.

Продолжающиеся в Алжире, главным образом в крупных городах, с февраля 2019 г. массовые антиправительственные выступления, участие в которых принимают представители самых широких слоев населения, демонстрируют, что у ныне правящего режима «историческая легитимность закончилась, у власти больше нет народной, демократической, моральной легитимности». Углубилось «и без того ощутимое недоверие между алжирцами и правительством». Под давлением массовых акций оппозиции и в значительной степени военного руководства 2 апреля 2019 г. был вынужден уйти в отставку президент АНДР А. Бутефлика. После его ухода в алжирских властных элитах началась острая межклановая борьба, приведшая к нарушению консенсуса в рядах политического класса.

В интересах снижения остроты политического кризиса, стабилизации внутриполитической обстановки и начала формирования нового правительства без резкого изменения существующего баланса сил среди политических заинтересованных сторон в руководящих кругах Алжира приняли решение о скорейшем проведении в стране выборов нового президента. При этом новоизбранный глава государства должен содействовать принятию давно отложенных политических решений, которые накопились за последний год.

Важнейшую роль в транзите власти сыграли военные во главе с начальником штаба Национальной народной армии (ННА) генералом А. Г. Салахом (умер в декабре 2019 г. вскоре после президентских выборов). Армейская элита поставила под свой жесткий контроль переходный процесс, включая подготовку и проведение президентских выборов, а также поддержание порядка и обеспечение безопасности в стране в этот период. Тем самым военные, по сути, взяли на себя ответственность за все, что происходит в Алжире «в условиях атрофии государственных институтов». Таким образом, армия продемонстрировала, что она «не только восстановила утраченную за время правления Бутефлики внутреннюю сплоченность и самостоятельность, но и обрела вновь пошатнувшуюся политическую субъектность».

Не допустив применения насилия и отказавшись от идеи установления прямого военного правления, ННА «продемонстрировала собственную политическую зрелость и состоятельность как политического института государства». В отличие от Египта и Судана, «люди в погонах» демонстративно дистанцировались от участия в публичной политике и борьбе за высший государственный пост, выступив в качестве гаранта ненасильственного характера процесса смены власти и недопущении повторения событий 1991–1992 гг., приведших к разрушительной гражданской войне. «В то же время, после избрания и вступления в должность нового президента армия не отказалась от своих традиционных привилегий и от с трудом восстановленных целостности и политической субъектности. Роль армии осталось существенной».

Власть выдвинула пять кандидатов на пост президента АНДР — выходцев из своей среды. Оппозиция же не смогла сорвать ни ход подготовки к выборам, ни само голосование по всей стране, прошедшее 12 декабря 2019 г. В итоге новым президентом Алжира был избран Абдельмаджид Теббун, занимавший ранее пост премьер-министра. 20 января 2020 г. Теббун назначил новое правительство во главе с А. Джаррудом. Теббун вместе с новым кабинетом министров постарается в ближайшее время принять меры для снижения остроты общественно-политического кризиса. Вместе с тем, как отмечают эксперты, у президента «реальной программы по выходу из кризиса нет. Обещания бороться с коррупцией и изменить национальную Конституцию таковой не являются».

Тем временем массовые мирные протестные выступления продолжаются в столице и многих других городах Алжира, не смотря на призывы А. Теббуна к оппозиции и другим силам «начать диалог во имя будущего страны». Их участники продолжают требовать установления демократического государства, освобождения политических заключенных из числа участников протестного движения, соблюдения властями политических свобод, улучшения качества жизни, борьбы с коррупцией и непотизмом, а также смены политической элиты. В то же время ряд наблюдателей отмечает, что в последнее время манифестации стали немного малочисленнее, чем прежде, что, по их мнению, может быть связано с позицией части общества, готовой вступить в диалог с новым президентом. В рамках коалиционного «Пакта за демократическую альтернативу» пытаются соорганизоваться политические партии и общественные организации, поддерживающие идеи протестного движения «Хирак».

К числу серьезных вызовов национальной безопасности Алжира следует отнести продолжающееся ухудшение социально-экономической ситуации и деятельность экстремистских и террористических исламистских группировок (особенно на юге страны), которые смогли сохранить часть своих сил и продолжают совершать различного рода насильственные акции. Отметим, что в Алжире имеются достаточно многочисленные слои населения, которые «при определенном стечении обстоятельств» могут опять оказаться восприимчивыми к радикальной исламистской идеологии. Негативно сказывается на обстановке в стране нерешенность берберской проблемы. Берберы (кабилы) и родственные им племена настойчиво продолжают борьбу за предоставление районам с компактным берберским населением автономии, отстаивают право на возможность без ограничений и дискриминации пользоваться своим языком и развивать национальную культуру. Ситуация усугубляющегося экономического кризиса накладывается на продолжающийся демографический взрыв в стране (ежегодный прирост населения в АНДР составляет более одного миллиона человек). Это требует обеспечения все более увеличивающегося населения работой, жильем, школами и больницами, что в нынешних условиях может стать для его властей критичным.

К внешним проблемам национальной безопасности Алжира относится угроза с юга, со стороны Сахеля, где в последние годы заметно активизировалась деятельность террористических исламистских группировок, в том числе трансграничных. Алжирские спецслужбы справедливо считают, что процесс превращения джихадистами Сахеля в свою опорную базу представляет реальную опасность для страны — АНДР «в будущем может столкнуться с реалией создания огромной «серой зоны», неподконтрольной никаким признанным мировым сообществом властям, в которой будут хозяйничать джихадисты и которая рискует стать одним из их главных оплотов на планете в целом. В одиночку Алжир не желает брать на себя ответственность за огромный регион и указывает, что он готов сделать это лишь при полноценном участии всех остальных заинтересованных стран, призывая действовать «оперативно, чтобы не допустить катастрофы». В настоящее время АНДР координирует антитеррористические усилия (в основном это обмен информацией) с Тунисом, Мавританией, Нигером, Чадом и рядом стран Западной Африки. Алжир продолжает поддерживать линию на политическое урегулирование в Мали, выступая посредником между конфликтующими сторонами.

Алжирское руководство не приемлет иностранное военное вмешательство в Ливии и поддерживает политическое урегулирование кризиса в соседней стране, выступает «за налаживание диалога между всеми участниками конфликта, за исключением джихадистов». АНДР активно посредничает между конфликтующими сторонами в Ливии.

Подходы к решению проблемы Западной Сахары, наличие территориально-пограничных споров, соперничество за лидерство в регионе традиционно осложняют отношения между Алжиром и Марокко, стимулируют гонку вооружений между двумя государствами. Положение дел осложняет тупиковая ситуация в урегулировании западносахарской проблемы: для Алжира и Марокко «в обозримом будущем невозможно отказаться от собственного видения будущего Западной Сахары». Вместе с тем, история алжирско-марокканских отношений показывает, что руководители обоих государств не стремятся резко обострять ситуацию, а тем более доводить ее до взрывоопасного состояния.

Таким образом, в настоящее время основополагающей проблемой национальной безопасности для Алжира является недопущение ухудшения ситуации и восстановление стабильности в стране. Это требует от правящего режима проведения назревших реформ в политической и социально-экономической областях, принятия дополнительных мер по обеспечению внутренней и внешней безопасности республики.

42.48MB | MySQL:92 | 0,958sec