О некоторых оценках палестинцев и в Израиле переговоров между Россией и ХАМАСом

В день выборов в Израиле 2 марта 2020 года высокопоставленная делегация правящего в секторе Газа «Исламского движения сопротивления» (ХАМАСа)  провела переговоры в Москве с министром иностранных дел России Сергеем Лавровым. По понятным причинам внимание к этому событию в израильских СМИ было минимальным, впрочем, как и ко встрече в Дохе 18 февраля 2020 года, в ходе которой члены руководства движения провели переговоры со специальным представителем президента РФ по Ближнему Востоку и странам Африки, замминистра иностранных дел РФ Михаилом Богдановым и послом России в Катаре Нурмахмадом Холовым. Делегация ХАМАСа в Катаре состояла из руководителя международного офиса движения Мусы Абу-Марзука, члена политического бюро Сами Хатера и бывшего главы политбюро Халеда Машаля.

Согласно официальному заявлению МИД РФ, «в ходе беседы состоялся углубленный обмен мнениями по проблематике восстановления палестинского национального единства и перспективам урегулирования палестино-израильского конфликта на известной международно-правовой базе, включая соответствующие резолюции Совета Безопасности и Генеральной Ассамблеи ООН и Арабскую мирную инициативу»[i].

В сделанном после встречи заявлении ХАМАСа говорится о том, что члены делегации заверили российскую сторону в отказе сектора Газа принять мирный план Вашингтона (обнародованную президентом США Дональдом Трампом 28 января 2020 года «сделку века»), который наносит ущерб палестинскому народу, нарушает его законное право на возвращение и создание независимого суверенного палестинского государства.

Басем Наим, бывший министр здравоохранения в правительстве Газы и член отдела международных отношений ХАМАСа, заявил «Аль-Монитор», что исламское движение «стремится к установлению отношений с Россией. Эта встреча стала частью наших усилий, направленных на противостояние сделке. Мы провели переговоры в Дохе, потому что Богданов посещал Катар». «В ХАМАСе считают, что влияние России в регионе может помочь палестинцам оказать давление на Израиль. Тесные связи ХАМАСа со странами, имеющими прочные отношения с Россией, такими как Иран, Турция и Катар, гарантируют… понимание Москвой, что ХАМАС нельзя обойти».

Салех аль-Арури, заместитель главы политического бюро ХАМАСа, тогда заявил о запланированной на 2 марта встрече в Москве лидера движения Исмаила Хании для переговоров о последствиях «сделки века» Д.Трампа и ее влиянии на будущее палестино-израильского конфликта. Затем появились сообщения о том, что И.Хания намерен также обсудить вопрос о межпалестинском примирении и организации с этой целью встречи в Москве различных палестинских группировок.

Издание «Аль-Монитор» приводит высказывание Имада Абу Авада, аналитика по действиям Израиля турецкого центра под названием «Видение политического развития». По его словам, «Израиль не хочет, чтобы ХАМАС продвигался на региональную и международную арену, так как боится, что международное сообщество откроется для Исламского движения. Однако Израиль надеется, что отношения ХАМАСа с Россией подтолкнут Москву к оказанию давления на движение, чтобы его руководство проявило большую гибкость по отношению к Израилю. Это внесло бы вклад в усилия по обеспечению спокойствия в Газе и послужило бы в интересах безопасности Израиля в Газе».

По мнению Аднана Абу Амера, политолога из Газы и политического обозревателя «Аль-Монитор», ХАМАС стремится интенсифицировать свои контакты с Москвой, установленные в 2006 году после победы движения на выборах в Палестинский законодательный совет, стремясь укрепить свои позиции в противостоянии с Израилем и активизировать дипломатические действия Москвы, чтобы помешать «сделке века» Д.Трампа с помощью российского права вето в СБ ООН.

Россия играет роль в разрешении палестинской проблемы, в том числе в процессе примирения между ХАМАСом и ФАТХом («Движение национального освобождения Палестины», правящим на Западном берегу р. Иордан), мирных переговорах с Израилем, усилиях по перемирию для снятия израильской блокады с сектора Газа и обмену пленниками между ХАМАСом и Израилем. «Исламское движение, похоже, понимает отношения России с Израилем и рассматривает это как возможность передавать сообщения израильскому правительству», – сказал «Аль-Монитор» Хусам аль-Дужни, профессор политологии в Университете Уммы в секторе Газа.

Между тем, Палестинская национальная администрация (ПНА)  настороженно относится к отношениям ХАМАСа с Россией, «поскольку ПНА является единственным законным представителем палестинцев» на международной арене.

В этой связи представляется неслучайным заявление посла США в Израиле Дэвида Фридмана 28 февраля с.г. о наличии тайных каналов связи для переговоров Вашингтона с ПНА относительно некоторых вопросов, которые считаются позитивными в мирном плане Д.Трампа, а именно: «решения о создании двух государств, палестинской столицы в Восточном Иерусалиме, соединении Западного берега с сектором Газа, инвестициях в инфраструктуру и увеличение размера территории, предлагаемой палестинцам».

После этого заявления, сделанного американским послом катарской телекомпании «Аль-Джазира», моментально последовала реакция руководства ПНА. Официальный представитель правительства Ибрагим Мельхем на следующий день заявил официальному палестинскому информационному агентству WAFA, что заявления Д.Фридмана просто не соответствуют действительности. И.Мельхем отметил, что мирная инициатива, предложенная президентом Махмудом Аббасом в ООН, включает в себя отказ от плана США и призывает к «международному механизму с участием «четверки» и Совета Безопасности ООН»[ii].

В то время как палестинские чиновники и эксперты отрицали наличие секретного канала связи между Вашингтоном и Рамаллой, многие признают существование сотрудничества в сфере безопасности и разведки. В конце концов, сам М.Аббас никогда не отрицал ведения таких переговоров с американскими спецслужбами.

ПНА могла бы рассматривать встречи ХАМАСа и России как часть более широких дипломатических шагов, направленных на усиление роли России в «палестинском деле». Объединенная палестинская делегация для встречи с российским руководством действительно была бы лучше, но продолжающийся раскол между ХАМАСом и ФАТХом пока только подрывает усилия палестинцев.

Палестинский чиновник, близкий к президенту Махмуду Аббасу, заявил «Аль-Монитор» на условиях анонимности, что «ПНА приветствует любые попытки противостоять  «сделке века». Россия на это способна. Мы начали интенсивные контакты с Москвой с момента заключения сделки». Однако он добавил, что «зарубежные контакты ХАМАСа должны осуществляться через официальное палестинское руководство, а не за его спиной. Русские имеют дело с официальными палестинскими властями, даже если они встречаются с делегациями ХАМАСа из вежливости».

На встрече в Дохе представители ХАМАСа говорили российским дипломатам, что план Д.Трампа затрагивает не только палестинцев, но и международный баланс сил, поскольку США пытаются стать единственной силой, принимающей решения в палестино-израильском конфликте. ХАМАС пытается побудить Москву уравновесить влияние США.

Ахмед Хусейн, исследователь по международным отношениям в катарском «Арабском центре исследований и изучения политики», сказал «Аль-Монитор»: «Неудивительно, что в Дохе проходят переговоры между ХАМАСом и россиянами. Катар хочет активизировать усилия международных заинтересованных сторон, включая Европу, Россию и Китай, в отношении «сделки века»». По мнению А.Хусейна, «с расширением влияния России в регионе мы можем вскоре увидеть российско-катарскую инициативу по прекращению палестинского раскола как прелюдию к объединению палестино-российских усилий против плана Д.Трампа[iii].

На встречу в Кремле 2 марта 2020 года делегация ХАМАСа прибыла в составе главы политбюро Исмаила Хании, его заместителя Салеха аль-Арури и члена политбюро Мусы Абу-Марзука. В Twitter Абу-Марзук разместил фотографию, на которой он и И.Хания вручают скромный подарок С.Лаврову – картину мечети Аль-Акса с парящим над ней голубем мира.

Израильский колумнист «Аль-Монитор» Шломи Эльдар сетует на то, что ни премьер-министр Б.Нетаньяху, ни лидер «Кахоль-лаван» Бени Ганц не осудили президента России Владимира Путина за принятие руководства организации, признанной террористической в Израиле, США, ЕС и других странах. «Мы можем только догадываться, как отреагировали бы высокопоставленные израильские деятели, если бы такой визит состоялся в европейское, азиатское или латиноамериканское государство. Но когда Путин открывает ХАМАСу ворота в Кремль, Нетаньяху предпочитает молчать».

Ш.Эльдар напоминает, что в 2006 году у Х.Машаля был шанс направить развитие Газы по другому сценарию. Но вместо того, чтобы вести себя как расчетливый дипломат, он продолжил твердить С.Лаврову свою мантру – «Мы никогда не признаем Израиль» – и даже отверг компромиссную формулу, предложенную Москвой ХАМАСу. В результате, Х.Машаль вернулся в Дамаск с пустыми руками и получил израильскую блокаду Газы, которая продолжается по сей день.

Следующая встреча Х.Машаля с С.Лавровым состоялась в августе 2015 года в Катаре, примерно через год после военной операции Израиля в Газе в 2014 году (операция «Нерушимая скала»). Тогда лидер ХАМАСа обратился за помощью Сектору в свете серьезного разрушения инфраструктуры и тысяч убитых и раненых в результате бомбардировок ЦАХАЛа. Но кроме выражения С.Лавровым сожаления по поводу тяжелого положения в секторе Газа, ХАМАС ничего не получил. Руководство движения 2 марта с.г. снова попыталось заручиться поддержкой Москвы, на этот раз, в свете соглашения с Израилем или, по крайней мере, получить связанные с этим гарантии.

По мнению Ш.Эльдара, со времени встречи Х.Машаля с С.Лавровым в Кремле 14 лет назад многое изменилось не только в ХАМАСе, но и в отношениях между Россией и Израилем. После многих лет неповиновения руководство ХАМАСа усвоило, что их политика «нет» (прежде всего, признанию Израиля) не продвинула движение ни на шаг. Несмотря на то, что договоренность с  израильским руководством не является официальным согласием с существованием еврейского государства, все равно это негласное признание. Соглашение между Израилем и ХАМАСом, достигнутое в прошлом году и называемое «договоренностью», предусматривает прекращение вооруженных операций со стороны ХАМАСа в обмен на ослабление экономических санкций. Другими словами: фактическое признание Израиля без официального об этом заявлении. Критики ХАМАСа в Газе утверждают, что движение свернуло с пути джихада и вооруженной борьбы, и в этом есть доля правды.

По словам Ш.Эльдара, И.Хания понимает, что одно слово В.Путина в адрес Б.Нетаньяху имеет гораздо больший вес, чем все переговоры, проводимые главами разведки Египта с самыми высокопоставленными представителями служб безопасности Израиля – директором ШАБАКа Надавом Аргаманом и главой Совета национальной безопасности Меиром Бен-Шабатом. Посредничество России, с точки зрения ХАМАСа, может облегчить процесс заключения соглашения с Израилем при условии, что Москва возьмет на себя роль вовлеченного посредника, и что обе стороны будут сотрудничать в этом процессе.

Одновременно, отношения, которые ХАМАС хочет выстроить с Москвой, не должны заменить посредничество Египта. Никто из лидеров движения не обманывает себя, полагая, что Каир пожелает отказаться от своей роли посредника. ХАМАС также понимает, что египтяне контролируют «кислородную трубу» в Газу, которой является контрольно-пропускной пункт в Рафахе. Но И.Хания и другие члены руководства движения считают, что Москва должна присоединиться к составу посредников и взять на себя незначительную «роль за кадром». Эта роль будет заключаться в давлении на Б.Нетаньяху, который действительно дважды подумает, прежде чем сказать «нет» В.Путину.

До настоящего времени Б.Нетаньяху и руководители служб безопасности Израиля сотрудничали с руководством египетской разведки в условиях полного взаимопонимания. Израиль и Египет рассматривают ХАМАС как проблемную организацию, которая должна постоянно находиться под наблюдением и подозрением. Одним из примеров являются ограничения, наложенные на И.Ханию египетскими властями после его визита в Иран. По мнению Ш.Эльдара, Израиль будет только приветствовать присоединение к процессу заключения соглашения с ХАМАСом такого тяжеловеса, как Москва, даже если она будет вовлечена в этот процесс «неполный рабочий день». Присутствие Москвы может даже изменить правила игры, установленные после разгрома «Братьев-мусульман» в Египте в 2013 году. В любом случае, «у участия России есть преимущество, которое никто не может отрицать: и Израиль, и ХАМАС знают, что если Москва вмешается и поддержит соглашение-договоренность, никто не посмеет его нарушить или уклониться от выполнения»[iv].

[i] О встрече спецпредставителя Президента Российской Федерации по Ближнему Востоку и странам Африки, заместителя Министра иностранных дел России М.Л.Богданова с руководителями палестинского движения ХАМАС // МИД РФ. 18.02.2020 — https://www.mid.ru/web/guest/foreign_policy/news/-/asset_publisher/cKNonkJE02Bw/content/id/4048124

[ii] Palestinians insist that there is no back channel with Washington // Al-Monitor. 06.03.2020 — https://www.al-monitor.com/pulse/originals/2020/03/american-israel-claim-backchannel-talks-palestinians.html

[iii] Hamas-Russia meeting in Doha riles PA // Al-Monitor. 01.03.2020 — https://www.al-monitor.com/pulse/originals/2020/02/hamas-meets-russia-doha-palestinian-us-peace-plan.html

[iv] Russia as mediator could change Israel, Hamas game rules // Al-Monitor. 04.03.2020 — https://www.al-monitor.com/pulse/originals/2020/03/israel-russia-hamas-ismail-haniyeh-gaza-strip-arrangement.html

50.06MB | MySQL:110 | 0,759sec