О китайском аспекте очередного нефтяного противостояния РФ и КСА

Анализ публикаций СМИ КНР, посвященных очередному ценовому противостоянию между РФ и КСА, позволяет выделить, как положительные, так и отрицательные аспекты для Китайской Народной Республики.

Значительное падение стоимости «черного золота» после событий 9 марта 2020 г. привело к тому, что две ведущие нефтеперерабатывающие компании из КНР – Sinopec и PetroChina попытались еще 12 марта 2020 г. подписать с компанией Saudi Aramco контракты на дополнительный объем сырой нефти. Представители китайских компаний вполне серьезно рассчитывали достичь новых договоренностей, которые должны были вступить в силу с 1 апреля 2020 г.

Кроме того, китайские покупатели предприняли попытку «прогнуть» саудовских партнеров  и получить цену  25 долл. США за баррель. Подобная оперативность китайских покупателей связана с уменьшением объема поставок нефти из бывших республик СССР, в которых наблюдается нестабильная ситуация из-за пандемии коронавируса.

По оценкам некоторых зарубежных аналитиков, официальный Пекин поставил перед руководителями Sinopec  и PetroChina задачу государственной важности по срочному наполнению хранилищ стратегического резерва КНР по сниженной цене. Вероятно, руководство КНР рассчитывало наполнить национальные нефтебазы на 150-170 млн.баррелей.

На территории КНР сформировано 7 (по другим данным 9) районов размещения наземных и подземных хранилищ «черного золота».  Поставки в интересах системы государственного резерва имеют высший приоритет и не облагаются ввозными пошлинами и налогами. Необходимо учитывать, что в КНР действует только одна государственная компания, которой разрешено приобретать нефть и перерабатывать ее в интересах органов государственной власти и НОАК.

Как известно, аравийские поставщики «черного золота» ответили отказом на подписание любых новых контрактов по цене ниже 40 долл.США за баррель и отметили, что если Поднебесная не согласна на указанную стоимость, то «дешевая» нефть будет поступать в страны Европейского союза. Следует отметить, что китайские нефтепромышленники подозревают саудовских нефтяников в сговоре с официальной Москвой.

Некоторые аналитики  из Поднебесной указывают, что не стоит ожидать мгновенного резкого увеличения объемов экспорта нефти из КСА, поскольку до марта 2020 г. компания Saudi Aranco стабильно отгружала не более 7 млн. баррелей иностранным покупателям. В течение двух-трех месяцев саудовские нефтяники смогут увеличить объем экспортных поставок не более чем на 260 тыс. баррелей в сутки.

Упомянутое выше контрпредложение саудовской стороны является проявлением их глобального противостояния с китайскими нефтяниками в сфере транспортировки углеводородного сырья. Достоверно известно, что саудовская сторона в рамках подготовки очередного «ценового пике» заблаговременно зафрахтовала 25 танкеров класса VLCC (водоизмещение от 200 до 300 тыс.тонн) и планировала увеличить количество арендуемых судов, однако столкнулась с отказами китайских судовладельцев, которые в настоящее время располагают 81 танкером класса VLCC.

Данная ситуация была создана китайскими нефтедобывающими и нефтеперерабатывающими компаниями искусственно, поскольку они заблаговременно получили информацию о планируемом выходе РФ из соглашения ОПЕК+ и перспективном снижении стоимости. В настоящее время в направлении  на нефтеналивной терминал RAS TANURA двигаются только два китайских танкера класса VLCC и еще 10 аналогичных судов находятся в состоянии полной готовности к выходу в море.

Всего же китайские нефтяники могут сосредоточить до 54 танкеров класса VLCC, которые позволят перевезти по линии «Ближний Восток – Дальний Восток» более 100 млн. баррелей сырой нефти. По информации китайских источников, танкеры VLCC рассредоточены по следующим портам: Циндао, Тяньцзинь, Хучжоу, Нинбо, Чжоушань. Часть судов находится в зарубежных портах, расположенных на линии «Ближний Восток – Дальний Восток». В дополнение к этим судам может быть переориентировано еще около 50 танкеров меньшего водоизмещения, что позволит перевозить более дешевые продукты нефтепереработки.

Одновременно наблюдается рост стоимости посуточной аренды танкеров VLCC. Так в феврале 2020 г. средняя ежесуточная стоимость аренды танкера класса VLCC составляла 26 419 долл.США, а к 18 марта 2020 г. данный показатель вырос до 279 000 долл.США.

Известно, что компании Sinopec и PetroChina ведут переговоры с компаниями-судовладельцами о снижении стоимости аренды и объясняют это сложностью переговорного процесса с саудовскими поставщиками. В результате таких действий, на мировом рынке перевозки нефти впервые зафиксирована нехватка транспортных судов – около 60 танкеров класса VLCC. Примечательно, что на территории КНР сосредоточены предприятия, способные строить нефтеналивные танкеры водоизмещением до 800 тыс.тонн.

Китайские аналитики выделяют следующие положительные моменты в современной ситуации.

Благодаря снижению цены на нефть, в КНР однозначно будет  снижена стоимость горюче-смазочных материалов, поскольку Поднебесная приобретает 60% от необходимого объема нефти именно за рубежом.  Снижение розничной цены на бензин, дизельное топливо и авиационный керосин послужит стимулятором для всего сектора перевозок внутри страны, так и за ее пределами.

Этот аспект чрезвычайно актуален для китайских транспортных компаний, понесших значительные убытки по причине распространения коронавирусной инфекции и остановки большого объема перевозок грузов и пассажиров.

При условии заключения новых контрактов по новым и более низким цена официальный Пекин получит возможность сэкономить до 110 млрд долл, США – это составляет 0,78% от ВВП. В данном аспекте отметим, что получение выгоды за счет других это вполне нормальный подход китайских бизнесменов любого уровня, которые в сложной ситуации пытаются «выжать все соки из партнера».

В современной ситуации китайские нефтяники пытаются воспользоваться отчаянными мерами саудовской стороны, поскольку не обладают достоверной информацией о замыслах наследного принца Мухаммеда бен Сальмана, который, практически лично контролирует ситуацию с поставками нефти.

Также представляется возможным выделит негативные факторы, связанные с падением мировых цен на углеводородное топливо.

Во-первых, отсутствие стабильности на нефтяном рынке повышает риски для нефтедобывающих и нефтеперерабатывающих компаний из КНР, поскольку топливно-энергетическая система страны ориентирована именно на поставки импортной нефти. Китайские НПЗ чрезвычайно ограничены в вопросе формирования запасов сырья, а кроме того они находятся в состоянии жесткой конкуренции с предприятиями, расположенными в Республике Корея и Японии.

Во-вторых, резкие скачки на рынке углеводородов приводят к снижению объемов прибыли и срывают инвестиционные планы и программы китайских нефтеперерабатывающих компаний, которые стали постепенно возводить опасные нефтехимические производства в странах Ближнего Востока и перешли на импорт готовой продукции.

В-третьих, снижение доходности нефтяных компаний приводит к дестабилизации фондового рынка КНР. В целом, страдают все ресурсные предприятия, акции которых размещены на биржах в Шанхае и Гонконге.

В дополнение к вышесказанному отметим, что по расчетам китайских экономистов при оптимистичном развитии событий (а именно в случае стабилизации цены на нефть в диапазоне от 35 до 38 долл.США за баррель) у КНР есть возможность восполнить часть финансовых потерь от эпидемии коронавируса.

52.73MB | MySQL:104 | 0,383sec